Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №4 (28471) от 17 января 2017 года
Издается с 24 февраля 1918 года
18 января 2017,
среда

Владислав Лецик: «Амурские писатели на книгах не зарабатывают»

Литературный редактор о современной литературе, публикациях в интернете и молодых талантах

Люди

«Прежде чем идти к редактору, нужно обязательно сходить к Пушкину, Гоголю, — советует молодым писателям и поэтам амурский редактор более чем с 30-летним стажем Владислав Лецик. — Для того чтобы не было стыдно за свою писанину». Через руки, а теперь уже и монитор Владислава Григорьевича прошли десятки прозаиков и стихотворцев из Приамурья. А недавно он и сам стал первым лауреатом премии знаменитого земляка-писателя Леонида Завальнюка, как автор сборника повестей, рассказов и стихов «Ревизор Восточного полушария».

Владислав Лецик: «Амурские писатели на книгах не зарабатывают» / «Прежде чем идти к редактору, нужно обязательно сходить к Пушкину, Гоголю, — советует молодым писателям и поэтам амурский редактор более чем с 30-летним стажем Владислав Лецик. — Для того чтобы не было стыдно за свою писанину». Через руки, а теперь уже и монитор Владислава Григорьевича прошли десятки прозаиков и стихотворцев из Приамурья. А недавно он и сам стал первым лауреатом премии знаменитого земляка-писателя Леонида Завальнюка, как автор сборника повестей, рассказов и стихов «Ревизор Восточного полушария».

— Владислав Григорьевич, литература всегда была рупором народа, эпохи. О чем сегодня трубит литературный рупор?

— Нынешний рупор такой многоголосый… У меня, как у редактора, есть постоянные отношения с авторами, которые родились в 20-х годах прошлого века, и с такими, кто свой 20-летний рубеж недавно перешагнул. Поэтому голоса очень разные. Старое поколение больше вспоминает минувшие дни. Есть уникальные воспоминания нашего земляка Евгения Белоусова, 1923 года рождения. Он в годы войны был, представьте себе, французским партизаном. Со второго курса горного техникума ушел на фронт, попал в плен, побывал в трех немецких лагерях, а из четвертого бежал — на территории Франции, год провел там в партизанском отряде. Летом 1945 года на крыше вагона спокойно проехал всю Европу, добрался до Советского Союза, где опять попал в лагерь, уже наш. Два года на Беломорканале оттрубил. Сейчас живет в Новосибирске.

Хочется рассказать о Сергее Стародубе. Родился он в Будунде, ныне Усть-Ивановке, окончил Благовещенский педагогический техникум, был направлен в Магдагачи учителем рисования, и там в 1938 году его сцапали за разговоры: похвалил Есенина, чуть-чуть покритиковал Сталина. И на девять лет отправили в Магадан — золото мыть. Освободился Сергей в конце 40-х годов, жил на Урале, преподавал рисование в камнерезной мастерской и там познакомился со знаменитым сказочником Павлом Бажовым. Стал писать. Его первую повесть «Об отце» напечатал сам Твардовский в «Новом мире». Проза Стародуба вся на документальной основе. Решил он написать автобиографический роман «Фотография», в котором с документальной точностью воспроизвести всю свою лагерную историю. Поскольку его парализовало, он правой  рукой писать не мог — научился левой.  Отнялась и она — писал, держа карандаш в зубах, но отказали мышцы спины. Последние главы додиктовывал жене и детям. Читаешь — шерсть дыбом на загривке становится от его воспоминаний. Такие вот голоса у старшего поколения.

Из молодых прозаиков упомяну два имени — Ярослав Туров и Семен Руденко. Интересно оба работают. Издали оба уже не по одной книжке, в том числе и по роману. Молодые пишут о современной жизни: школе, подростковых проблемах, преступности, личных отношениях... По-разному, правда. Семен склонен к триллеру, Ярослав — более лиричен. Среди молодых поэтов назвал бы Регину Поливан, Лену Войтенко. Неплохие стихотворные подборки молодых печатает альманах БГПУ «Амур».

— Владислав Григорьевич, а есть универсальные признаки качественной литературы?

— Талант — самый универсальный. У меня первым чуть не сорвалось слово «культура». Это очень важная вещь, но универсальной ее назвать не могу. Попадаются авторы, именно те, кто пишет о своей жизни, у которых особой книжной, литературной культуры и нет. Они пишут, как говорят. А талант к слову чувствуется сразу. Талант и культура — определяющие признаки хорошей литературы.

— Быть писателем, поэтом в советское время и сейчас. Когда было проще?

— Тут как посмотреть. Покажу на примере журналистики. Когда я работал в редакции газеты в Экимчане, позвонил мне как-то Виктор Козин из «Амурской правды». Спрашивает: что у вас интересненького есть? Я рассказал, что один мужик кочергой соболя убил в курятнике. И слышу в ответ: нам нужно что-нибудь событийное, например такая-то драга перевыполнила план по обработке горной массы на столько-то процентов. А соболь в курятнике — это, мол, безыдейно. А о многом просто нельзя было писать. Скажем, пошлют тебя на какой-нибудь завод — вскрыть недостатки. Придешь — а там кошмар! Снабжения никакого, финансирование на нуле, ну все объективные причины для плохой работы. Но нет, надо выискивать, где коллектив сам недоработал, «не использовал имеющиеся резервы».  В общем, проявить «партийный подход».

Победителей в двух номинациях премии Леонида Завальнюка  «Творческий поиск» и «Творческая зрелость» выбрало жюри. В первой победу одержала Анна Синякова. Девочка погибла, поэтому премию за нее получил папа. Во второй — не нашлось равных Владиславу Лецику.

Раньше были рамки соцреализма. Правда, люди учились их обходить. Были Шукшин, Трифонов, Распутин, которые очень о многом сказали.  А из несомненных тогдашних плюсов… Если уж твое произведение заметили, то это и книги, и гонорары. Я получил за публикацию повести «Пара лапчатых унтов» в журнале «Дальний Восток» 3600 рублей. Так я на эти деньги целый год на вольных хлебах жил. Уже в послеперестроечные времена Володя Илюшин написал такого же объема повесть, так ему гонорара хватило на пять бутылок водки.

Сейчас пишут, и некоторые хорошо пишут, но попробуй напечатай. Автору приходится думать о том, где деньги на издание достать. Я предлагаю талантливым авторам либо в нашем альманахе «Приамурье» напечататься, либо отправляю к спонсорам — собирать деньги. А когда соберешь и напечатаешь — встает другая проблема: куда эти книги деть? Обычно раздают.

— Если взять цепочку: писатель — редактор — издатель — читатель, какое из звеньев нарушено?

— В Москве, Питере центральные издательства — весьма доходный бизнес, потому что есть огромный рынок сбыта. У них дешевле бумага, электроэнергия. Себестоимость книги гораздо меньше. Если я издам 100 экземпляров книги, я разорюсь, а издам миллион — стану богатым человеком. Да и людей там больше. У нас в области в 15 раз меньше населения, чем в одной Москве. Местные книжные магазины не заинтересованы в амурской литературе из-за того, что нет нормального рынка сбыта. Есть спрос на десятки экземпляров, но на этом не заработаешь.

Не надо забывать, что появился интернет. Многие авторы публикуют свои произведения на сайтах, и, как ни странно, их кто-то читает, какие-то дискуссии завязываются. Я тоже пробовал туда заглянуть. Но потом перестал. Наверняка есть в сети и хорошие вещи, но попробуй найди эту жемчужину в навозной куче.

И тем не менее публикации в интернете — это какой-то выпуск пара. Многие читают. Я как потребитель хорошо отношусь к тому, что книгу можно скачать в интернете бесплатно. Может, со временем и свою книгу выложу.

— Есть среди писателей амурчане, которые уехали и прославились?

— Первый пример — Леонид Завальнюк, который как поэт сформировался именно здесь. Станислав Федотов был здесь секретарем писательской организации. Известен был как поэт, взялся за прозу, вроде получилось. Даже премию Пикуля получил его исторический роман.

Читайте Чехова и Маяковского

— Книги каких писателей и поэтов должны обязательно стоять на книжной полке?

— Я сколько живу, столько слышу разговоры, что школа отвращает от литературы. Может, кому со школой не повезло. Меня ничего не отвратило. Книги по классической школьной программе и должны стоять — от Ломоносова и «Слова о полку Игореве» и заканчивая Николаем Островским. Крылов, Гоголь, Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский, Чехов, Маяковский, Есенин — как без них?! Из современных… я попробовал читать Пелевина — бросил, принесли мне как-то книжку Татьяны Толстой «Кысь». Безусловно, талантливая писательница, с литературной генетикой у нее все в порядке. Но стал читать про жареных мышей, хвостик у главного героя. Это, наверное, умно, но это не для меня. С другой стороны, попался мне Захар Прилепин — довольно молодой, но уже очень известный прозаик, мне очень понравилось, что и как он пишет. Талантливый парень! Я уверен, что много талантливых современных авторов есть сегодня в России.



Пропуск в литературу Владислав Лецик получил от Василя Быкова

На премию в области литературы и искусства в Приамурье претендуют Владислав Лецик и Сергей Логвинов

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Гороскоп на 18 января: Раки рискуют спалить яичницу, а Тельцы превратить день в адСоветы
Сугробы возле остановки мешают благовещенским инвалидам пользоваться автобусамиОбщество
Благовещенские школьники запустили ракетыОбщество
Расходы за ОДН с нового года включили в квитанции управляющих компанийОбщество1
Девочка с аппаратом Елизарова на ноге пропала в ПриамурьеОбщество
Жительницу Прогресса обвиняют в убийстве мужа в Новый годПроисшествия

Читать все новости

http://fartov.org/
http://cge-amur.ru/service/?p=782

Люди

Лены на льду: фигурному катанию в Приамурье учат всего два тренера Лены на льду: фигурному катанию в Приамурье учат всего два тренера
Инженер хранит череп и шкуру напавшего на него в тайге Приамурья медведя
Амурские Деды Морозы учатся летать
Два амурских брата за 12 дней автостопом добрались из Ростова до Хэйхэ
Анна Панаскина из Благовещенска рисует на ткани горячим воском и морской солью
Система Orphus