Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №30 (28920) от 30 июля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
3 августа 2020,
понедельник

"Только не делайте из меня героя!"

О профессии парашютиста-пожарного Евгений точно не мечтал. Даже и не знал о ее существовании. О чем мечтал в детстве? Да разве все перечислишь! А свою первую профессию получил, можно сказать, случайно: выпускнику средней школы нужно было "перебиться" какое-то время до армии. Вместе с товарищем подался в Свободненскую ремонтно-эксплуатационную базу речного флота. А там их направили... Куда бы вы думали? На курсы судовых поваров! Евгений смеется, вспоминая ту давнюю историю: - Корабля в глаза не видели! Но учиться было очень интересно. Потом он окончил еще курсы военных водителей, и наконец подошло время идти служить. Вернувшись после демобилизации в родной город (Свободный для него действительно такой - Евгений здесь родился), он решил, что профессия водителя его прокормит. Шел 1983 год, и объявления с призывом "Требуются!" висели на каждом углу.

Евгений выбрал трест столовых и ресторанов. В отделе кадров полистали его трудовую книжку и увидели флотскую запись: "А, так вы еще и повар, голубчик, нам такие крепкие да сильные как раз в кафе нужны - мясо разделывать!" Кто помнит то времечко, когда все было дефицитом, а уж мясо и подавно, тот поймет, что работа подвернулась парню за-ме-ча-а-тельная. Работником он оказался стоящим: так умело и ловко махал топором и ножом, что в те дни, когда его нужно было заменить, с тем же объемом на разделке мяса едва справлялись три женщины! Евгений, планируя остаться в этой сфере, поступил на заочное отделение техникума советской торговли. В общем, казалось, это и есть его колея. Но как-то встретились и разговорились по душам со старинным товарищем Андреем Киевским, который работал в лесной охране парашютистом - тогда об этой профессии мало кто знал. И так азартно рассказывал он про свою работу, про романтику, дальние командировки, рыбалку и красоты, что Евгений позавидовал товарищу. А тот подливал масла в огонь: приходи, возьмут с руками и ногами! Евгений подал в трест столовых и ресторанов заявление об уходе. Там пытались остудить его пыл: куда идешь, какая, к черту, романтика - только комары и грязь! Но парня уже было не остановить. Шаг в бездну В парашютно-пожарную команду его взяли охотно. Но дело в том, что тогда, в 80-е, курсы парашютистов проводились не регулярно, а по мере необходимости. Особой нужды в подготовке специалистов, видимо, не было, и целый год Евгений маялся на хозяйственно-строительных работах. Тянулись месяц за месяцем, а на вопрос, когда же объявят курсы парашютистов, не было ответа. Между делом он, конечно, познакомился и с парашютом, и на лесном пожаре побывал. Но все это было не то, не по-настоящему, что ли. И вот весной 1988 года в Благовещенск из разных городов и районных центров Приамурья направили на учебу 26 парней, среди них было восемь свободненцев, в том числе и Евгений Куксенко. Три месяца напряженной учебы, тренировок были только в радость: пришла уверенность, что именно эта профессия - его дело. Настал день, когда предстояло совершить первый в жизни прыжок с самолета. "Старики" знают: только там, перед открытой дверью, можно понять, на что ты годен. И далеко не все сохраняют самообладание перед бездной. Тренировочные прыжки проходили, как всегда, в Свободненском авиаотряде. И уже по установившейся традиции первыми должны были прыгать хозяева - свободненцы. Вспоминая о той точке отсчета своих последующих пятисот с лишним прыжков, Евгений Михайлович заново переживает разочарование: - Подошел к двери, и... дальше не помню ничего. Одна мысль в голове: кольцо! Дернул за него - вот и все впечатления. Слышу голос с земли: "Все нормально, рули, Женя". Говорят, кто петь хотел, кто кричать. А у меня ничего этого не было. Но осталось чувство, что именно этого мне хотелось - шагнуть в проем двери, лететь, парить под куполом. Немаловажная деталь: после первого прыжка нас построили в шеренгу, и каждому вручили значок. Пустячное вроде бы, копеечное дело, а до сих пор помню, как перед всеми мне жали руку, поздравляли. Тот значок до сих пор висит дома на видном месте. Сейчас, к сожалению, такой традиции нет. Плюсов к профессии прибавляла сама организация учебы и быта. На время тренировочных прыжков нас поселили в доме отдыха "Бузули", это было тогда впервые. Жили весело, дружно. На разборе прыжков каких только юморных ситуаций не всплывало! Принцип Васильича После двенадцати тренировочных прыжков с самолета и экзаменов уже профессиональным парашютистам-пожарным предстояло совершить первый производственный прыжок, показать себя на огневом рубеже. - А пожаров нет, сезон закрылся на "зеленку", то есть деревья оделись в листву, - продолжает рассказ Е. Куксенко. - Через неделю нам объявляют: горит тайга вокруг Комсомольска-на-Амуре, надо лететь. Из молодых берут семерых. А нас, новичков, было восемь. Кто останется? Лететь-то все хотят. Решили по-честному: тянуть спичку. Короткая, как на грех, выпала мне. Так обидно было! Но судьба знает, кому какие тропы послать. Евгению Куксенко предстояло первый производственный опыт приобрести под руководством инструктора звена Александра Еременко (ныне он начальник Свободненского авиаотделения). И эта наука легла в основу дальнейшей деятельности Евгения Куксенко по охране леса. - Вскоре нашей помощи запросило Новокиевское отделение, - вспоминает Евгений Михайлович. - Полетели "старики" и один я из молодых. Там и почерпнул у Васильича науку, как нужно на пожаре работать. Очаг был вроде бы и небольшой - можно огонь вениками захлестать. Но Васильич приказал делать все, как положено - чтобы со стопроцентной гарантией. Летний пожар следует окапывать, вот мы почти три дня и рыли землю. Потом, когда приехали десантники, они назвали это образцово-показательным уроком борьбы с лесным пожаром. За 17 лет мне приходилось работать в разных группах, на разных авиабазах России. Смотришь, сравниваешь отношение к делу, иногда оно только раздражает. А для меня незыблемым остался принцип работы по методу Александра Васильевича. Только ты, парашют и тайга Лес - наше богатство. Но ни ценить, ни беречь его мы так и не научились. В разработку нефти или газа вкладывались миллиарды, а финансирование службы охраны лесов от пожаров все сокращалось и сокращалось. - К 1996 году дошло до того, что у нас в авиаотделении оставалось шесть-семь человек, - вспоминает Евгений Михайлович. - Взлетаешь вместе с летчиком-наблюдателем на патрулирование, а пожаров вокруг - как грибов после дождя. Много сейчас разговоров о борьбе с лесными пожарами - районная и сельские администрации об этом говорят, служба МЧС, людей в лес гонят, воинские подразделения. А нам всей помощи-то нужно - трактор да человек, который знает, как лучше проехать к очагу возгорания. Легче бороться с огнем, когда он в зародыше: только появился дымок - выбрасывай парашютистов, и они без усилий справятся с очагом. То есть два зайца будут убиты: люди получат хорошую зарплату, и лес будет стоять целый. Так нет ведь, самолет поднимается в воздух на патрулирование один-два раза в день, территория наблюдения огромна, а число тех, кому нужно, чтобы лес горел, не убавляется. - По тому, как разгорается пожар, - рассуждает Е. Куксенко, - уже знаешь - не зря будешь корячиться. А иногда мотаешься весь день, а огонь взял и ушел в другую сторону. Сядешь тогда на кочку и думаешь: а не дурак ли я, что ввязался во все это? Но когда дело оборачивается так, как хотел, радует все. Зарплата в кармане, лес уцелел - что еще нужно для счастья? Вообще, граница - там и здесь - очень отчетливая. Когда с парашютом за спиной подходишь к двери самолета, все житейские проблемы остаются позади. Только ты, парашют и тайга, больше ничего не существует. Прыгать с парашютом на лес - совсем не то, что на подготовленную площадку. Сверху кажется, что под тобой мягкая трава, а приземляешься на каменный валун или замшелый ствол дерева - ноги ломаются, как спички. К парашюту еще надо приноровиться. Теоретические занятия, отработка практических навыков на тренажере, учения, физическая подготовка, инструктажи по технике безопасности - все это заполняет будни парашютистов и десантников в зимнее время. Кажется, предусмотрено все. И если строго следовать инструкциям и указаниям, то ничто не должно угрожать жизни пожарного. Но как, не идя на риск, справиться со стихией? В апреле 1993 года пошел на риск и Виктор Черепахин. Тогда страшный пожар разбушевался у села Новостепановка Свободненского района, на его тушение были брошены все силы авиаотделения. Бороться с огнем мешал ветер. Виктор получил сильнейшие ожоги. Месяц врачи областного противоожогового центра боролись за его жизнь, но чуда не случилось... Бегом, пожарный, бегом! До прошлого года в Свободненском авиаотделении Амурской базы авиационной охраны лесов и обслуживания лесного хозяйства работали только парашютисты, а теперь еще и десантники-пожарные. Их доставляют к месту пожара автомобильным транспортом или вертолетом. Сегодня 22 парашютиста и шестеро десантников составляют парашютно-десантную службу, которую и возглавляет инструктор Евгений Куксенко. 2003 год вообще выдался сложным. Пожары были со штормовыми ветрами, которые многократно увеличивали опасность. Серьезный очаг возник вблизи Новоивановки Свободненского района. Огонь быстро распространялся и вплотную подошел к селу. Оценив обстановку с самолета, пожарные отлично поняли, какая угроза нависла над новоивановцами. Тактика борьбы в данном случае была одна: попасть на лесную дорогу и, используя ее как естественную преграду, пустить встречный пал. Шесть человек под руководством Е. Куксенко прыгнули в зону огня. Ох и пришлось же им тогда побегать! Сначала - найти воду, набрать в ранцевые опрыскиватели, принести к месту тушения. Потом решили отсечь пожар. А ветер меняет направление, и огонь идет не от тебя, а на тебя! Успевай разворачиваться, и все бегом, бегом, бегом. Ведь рядом - жилье, и в любой миг может случиться непоправимое. Это может понять лишь тот, кто видел, как движется лавина огня. За хорошую организацию работы по тушению того пожара, личное мужество инструктор парашютно-десантной службы Евгений Куксенко по указу Президента России награжден "Медалью за спасение погибавших". - Только не делайте из меня героя! - воскликнул он, когда я напомнила об этом факте. - Никакой инструктор ничего не сделает, если пожарные не будут выкладываться полностью. У нас немало хороших ребят. А таким, как Александр Семенов и Юрий Поезжаев, вообще ничего не надо объяснять: проработали в авиаотделении по 17 лет, опыта у них, может, больше моего. - В нашем деле главное - чтобы человек не прятался за кустик, - продолжает Евгений Куксенко. - Знаете, встречал таких. То ему портянку надо перемотать, то перекурить, то, извините, в туалет приспичило. А другие тем временем РЛОшку одну за другой таскают. РЛО - ранцевый лесной опрыскиватель, иначе говоря - резиновый мешок, который вмещает 25 литров воды и очень удобен при тушении небольших пожаров. Хорошо, если воду искать не надо, но чаще всего приходится пожарным попотеть, таская за плечами тяжелый РЛО от водоема к очагу. "Полстраны посмотрел за бесплатно" Когда случаются серьезные пожары, на них собираются парашютисты из разных авиабаз России, 10 - 12 групп работают, не покидая огневой рубеж по десять дней. Вывезут их на один день на базу, чтобы помылись в бане, отоспались, и снова на то же место, опять на десять дней. - Я полстраны объехал, абсолютно за бесплатно Россию посмотрел, - полушутя говорит Евгений Михайлович Куксенко. - Командировки у нас по два раза в год примерно одни и те же - в Хабаровск, Якутию, Магадан, Читу, Иркутск, Красноярск. Самая дальняя была в Свердловск. Потушим - дают два-три дня отдохнуть, город посмотреть. Сколько друзей приобрел в таких командировках! Впрочем, недостатка в друзьях нет и дома. Радуют молодые коллеги, так называемый последний призыв - те, кто окончил курсы пять-шесть лет назад. Надежные парни! А еще есть с кем разделить давнее, еще с детства, увлечение - плавание. Евгений вырос на городском пляже, есть своя компания, с которой приятно собраться за шашлыком, непременно переплыть Зею туда и назад. Это самое счастливое время. На реку он спешит в любую свободную минуту. На машину не накопил, а вот спортивный велосипед осилил. Садится и в пять утра уже на Зее - купается, делает зарядку, потом на работу. На любимую работу. Это после разговора с Евгением Михайловичем стало очевидным.

https://fartov.com/

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Как получить микрозаём от 1 процента: амурскому бизнесу раскроют секреты льготного кредитованияЭкономика
ФСБ, МВД и Росгвардия пресекли подпольную модернизацию оружия в Амурской областиПроисшествия1
Ситуацию с загрязнением Селемджи нефтепродуктами проверяет следственный комитетПроисшествия
Детсады и школы Благовещенска готовятся к 1 сентябряОбщество
В Свободном задержали подозреваемого в ложном сообщении о терактеПроисшествия
Столичный развод: лже-специалисты по поверке водосчетчиков выдают благовещенцам липовые актыОбщество

Читать все новости

Система Orphus