Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №20 (28911) от 28 мая 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
31 мая 2020,
воскресенье

Киношная Зоя Космодемьянская

Общество

Подвиг Зои Космодемьянской бесспорен, хрестоматичен и свят. С именем этой семнадцатилетней, зверски казненной девочки шли врукопашную, поднимали в огненное небо самолеты и ложились на вражеские амбразуры. В 1944 году на экраны вышел фильм, рассказывающий о подвиге московской комсомолки. Картина «Зоя» стала лидером мирового проката за тот, военный год, собрав у экранов миллионы зрителей.

Киношная Зоя Космодемьянская / Подвиг Зои Космодемьянской бесспорен, хрестоматичен и свят. С именем этой семнадцатилетней, зверски казненной девочки шли врукопашную, поднимали в огненное небо самолеты и ложились на вражеские амбразуры. В 1944 году на экраны вышел фильм, рассказывающий о подвиге московской комсомолки. Картина «Зоя» стала лидером мирового проката за тот, военный год, собрав у экранов миллионы зрителей.

Роль бесстрашной партизанки блестяще сыграла Галина Водяницкая, став лауреатом Госпремии СССР. Ее кинозвезда блеснула на киногоризонте и незаметно сошла в тень. Сегодня, в свои почти восемьдесят семь лет, Галина Владимировна в потрясающей физической форме. Живет в самом центре Москвы, в престижной «сталинке», выглядит максимум на семьдесят очень ухоженных лет. За время нашего разговора она часто повторяла одну и ту же фразу: — Как вы меня нашли? Это первое интервью за последние тридцать лет...

— Галина Владимировна, после фильма «Зоя» вы проснулись знаменитой?

— В сентябре 1944 года эта картина вышла большим тиражом во многих странах мира. Помню, в 1945 году, после победы, по всей Болгарии, где я была, висели афиши с «Зоей». Меня везде узнавали.

— Бремя славы тяжело?

— Я не была этим озабочена, ведь наше поколение романтичное и патриотичное. Я воспринимала работу как свой долг. Фильм снимался в суровых условиях в военной Москве — в павильонах было минус пять градусов. Так что я уже была артисткой, закаленной во всех отношениях.

— Как вы попали на эту роль?

— Я была студенткой ВГИКа, который в войну эвакуировался в Алма-Ату. После выхода знаменитой повести Лидова «Таня», рассказывающей о подвиге Зои Космодемьянской, сразу родилась идея снять о ней фильм. Я, переболев брюшным тифом, была худющая и коротко стриженная. Ассистент режиссера, увидев меня, сфотографировал, потом пригласили на кинопробы. Проб было очень много, решающим стало слово Любови Тимофеевны Космодемьянской, матери Зои, — она выбрала меня.

— Картина получилась жесткая, я бы даже сказал — жестокая.

— В этой картине жестоких людей не было. Жестокий фильм был сделан добрыми руками. Ростислав Плятт играл там главного немца, который меня мучил. В жизни же это добрейший и интеллигентнейший человек. В картине он бил меня, жег мне лицо. Эта сцена давалась Плятту очень тяжело. Режиссер кричал ему: «Ну ударь ты ее, ударь наконец...» У Плятта долго ничего не получалось — воспитание не позволяло... Сцену повешения Зои первоначально снимали в Семипалатинске. Потом в съемки вмешался ЦК ВЛКСМ, и нашу съемочную группу перевели работать в Москву под бдительное идеологическое око.

— Какой осталась в вашей памяти мать Зои Космодемьянской?

— С Любовью Тимофеевной мы сблизились на съемках, я бывала у нее дома. Очень мужественный человек, я до сих пор поражаюсь ее силе воли. Она мне показывала много Зоиных фотографий, живой и казненной. Любовь Тимофеевна уже это все перестрадала, и для нее смерть дочери была судьбой, с которой ничего не поделаешь. Говорят, что мать Зои слишком много выступала в публичных местах. В данном случае слишком много не бывает. Она выступала ровно столько, сколько ее просили, и очень хорошо говорила. Ее постоянно приглашали на отсмотр материала снимаемой картины. Она не требовала стопроцентного сходства и не придиралась к каким-то деталям. Любовь Тимофеевна понимала: фильм посвящен не только Зое, а всем девочкам и мальчикам, погибшим в войну.

— Музыку к фильму писал Шостакович?

— Да, Дмитрий Дмитриевич был другом режиссера Лео Арнштана, их дружба была еще с Ленинграда. Шостакович — потрясающий мастер: вначале он все отсматривал, засекая сцены по секундомеру, и приносил музыкальные куски, написанные точь-в-точь под сцены. Композитор не ошибался ни на секунду.

— Как жила Любовь Космодемьянская, мать двух Героев Советского Союза?

— Очень скромно, у нее не было даже отдельной квартиры, лишь комната в коммуналке, правда в центре Москвы.

— В деревне Петрищево, где казнили Зою, снимали какие-то сцены?

— Нет. Тогда вся деревня была в шоке от происшедшего, и там работать было очень трудно. Нашли похожую деревню, простые люди приходили сниматься в массовке. Когда я перед казнью обращалась к ним с последним словом, то видела у них в глазах слезы. Для простых жителей это было настоящим потрясением.

— Вы тогда еще молодая артистка, где брали эту правду, чтобы так сыграть?

— Я тогда не чувствовала себя артисткой, я была той Зоей, очень сострадала своей героине, потому глубоко вжилась в образ. Сцена повешения была самая неприятная. Снимали все по-настоящему, выбивали табурет, и я повисала на тоненькой страховке. Было два дубля, и все смотрелось очень физиологично. Я была спортсменка, и у меня был спортивный кураж: выдержу или нет. Это очень важно, чтобы актер умел управлять своим телом.

— Вы ходили к ней на могилу, ездили ли на место ее казни в послевоенное время?

— Я даже в этом году была в Петрищеве, меня партизаны Подмосковья приглашали. Там, возле памятника Зое, мне вручили знак «Партизан Московской области». Приятно, что эти мужественные люди приняли меня в свою среду. Часто бываю на Новодевичьем кладбище, на Зоиной могиле. Я почти всю жизнь прожила с ее образом в сердце.

— Сегодня некоторые называют Зою Космодемьянскую сумасшедшей...

— Ах, она поджигала дома, вопят некоторые. У нее задание было такое, она обязана была это делать. Фашистов выкуривали всеми способами. Главное — ее мужество, как она себя вела на допросах. Много кто в семнадцать лет способен смотреть смерти не в глаза, а в самые зрачки?..

— По жизни вы продолжали общаться с Любовью Тимофеевной?

— После выхода картины некоторое время наши пути часто пересекались. Потом мне позвонила одна женщина и сказала, что Любовь Тимофеевна хочет меня удочерить. Я сказала, что моя мама живая, а в жизни двух мам не бывает. Полагаю, мать Зои обиделась: с тех пор мы больше не виделись.

— Ваша киношная жизнь оказалась очень короткой.

— После «Зои» у режиссеров срабатывал стереотип, и мне давали похожие роли — Жанну д’Арк предлагали играть. А моим кумиром стала Серафима Бирман, и мне хотелось играть так же, как она. Но... Своей киношной жизнью я довольна. Дай бог, каждой актрисе сыграть роль, подобную моей «Зое». Эта картина навсегда вошла в историю мирового кино, что бы там ни говорили.

— Скажите, на что вы потратили свою Сталинскую премию?

— Я получила двадцать пять тысяч и купила несколько отрезов на платье. Хорошая портниха пошила мне чудные туалеты. На этом закончилась моя Сталинская премия (смеется). Зато в Каннах блистала.

— Звание «Лауреат Сталинской премии» в жизни помогало?

— Реально ничего это звание не давало. Может, морально по молодости тешило самолюбие. Знаю одно, что вначале меня представляли к премии II степени. Сталин, посмотрев картину, сказал: «Почему вторую? Надо первую степень дать». Возражать ему не смели.

— Потом вы выпали из актерской жизни?

— Бывают в жизни моменты, когда приходится выбирать. Я выбрала семью и материнство и о своем выборе ни грамма не жалею. У меня выросла замечательная дочка. Большую часть жизни я занималась режиссурой дубляжа, озвучивала зарубежные фильмы. Моим голосом говорят Марлен Дитрих и Анна Маньяни.

— Ностальгии об актерском ремесле не было?

— Для меня важнее было быть женой и матерью. Быть женой Сергея Васильева и Лео Арнштана — это тоже неплохой выбор судьбы (улыбается). У меня трое потрясающих внуков, правнук уже есть. Компания очень неплохая. Все меня безумно любят. Это дороже любого звания и гонорара.

Одна известная актриса, узнав, что я иду на интервью с вами, удивленно воскликнула: «А она что, еще живая?» (Смеется.) Это потому, что я нигде не появляюсь — ни на каких тусовках, сборищах. В феврале была на фестивале «Дух огня» в Ханты-Мансийске. Спину держала прямо, улыбалась и шутила. Никто, правда, не догадывался, какой ценой мне это далось. Но я же артистка, играла... Это мне давало определенный адреналин, который в восемьдесят шесть лет нелишний. Кстати, я никогда не скрывала свой возраст. Я самодостаточна, чтобы бояться своих лет.

— Простите, вам скоро девяносто лет, а вы потрясающе выглядите. В чем секрет?

— В молодости очень много занималась спортом. Хорошо плавала. Мне охранник нашего дома как-то сказал: «А вы еще женщина!» Я сначала опешила, потом рассмеялась. Комплимент. Не знаю никаких секретов, диет не соблюдала, и сегодня могу рюмку коньяка выпить.

— О чем мечтаете?

— Умереть на лету.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

1 июня в Приамурье и Благовещенске похолодает и пройдет сильный дождьОбщество
В Приамурье стартует онлайн-забег: участникам предлагают за лето пробежать 330 кмОбщество
Следственный комитет проведет проверку по факту падения лифта в БлаговещенскеПроисшествия
В последний день весны в Приамурье будет пасмурноОбщество1
Гороскоп на 31 мая: Рыбы будут учиться шептать, а Близнецы ринутся спасать отношенияСоветы
Чехов в полный рост появится на фасаде благовещенской библиотекиОбщество

Читать все новости

Общество

МЧС предупреждает жителей Амурской области о надвигающемся циклоне МЧС предупреждает жителей Амурской области о надвигающемся циклоне
1 июня в Приамурье и Благовещенске похолодает и пройдет сильный дождь
В Приамурье стартует онлайн-забег: участникам предлагают за лето пробежать 330 км
В последний день весны в Приамурье будет пасмурно
Сначала деньги — потом проезд: в благовещенских автобусах меняется схема расчёта
Система Orphus