Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №12 (28102) от 26 марта 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
30 марта 2020,
понедельник

Пожилые люди почти год ютятся в автомобильном боксе

Общество

Высокий бетонный забор. Минуя железные ворота с дверью-калиткой, заходим в автомобильный бокс, где в нос ударяет запах бензина. В нескольких метрах от входа смотровая яма, рядом грузовик. В полумраке не сразу увидишь неприметную дверь. Она ведет в комнату, предназначенную то ли для водителей, то ли для автослесарей. Словом, техническое помещение.

Пожилые люди почти год ютятся в автомобильном боксе / Высокий бетонный забор. Минуя железные ворота с дверью-калиткой, заходим в автомобильный бокс, где в нос ударяет запах бензина. В нескольких метрах от входа смотровая яма, рядом грузовик. В полумраке не сразу увидишь неприметную дверь. Она ведет в комнату, предназначенную то ли для водителей, то ли для автослесарей. Словом, техническое помещение.

Серые стены. Цементный пол, от которого тянет сыростью. Возле окна старенький кухонный стол, спальный угол отделен шкафом. Там дряхлый диван и два кресла, на тумбочке телевизор. Эта комнатенка стала для попавшей в беду семейной пары приютом на долгие месяцы. Пожилые супруги пережили здесь осень, перезимовали, встретили весну, а теперь уже и лето. Сколько времени им тут еще ютиться, ответить некому. Пришла беда - отворяй ворота Нина Кузьменко и Анатолий Тихоновский приехали из Мазановского района в Благовещенск несколько лет назад. Домик свой продали в надежде приобрести жилье в областном центре, но вырученных денег оказалось недостаточно. Чтобы купить какую-нибудь развалюху на окраине областного центра или в ближайших к городу селах, надо иметь тысяч четыреста. Решили подкопить, а тем временем поселились в общежитии ПУ N 23. Анатолий Владимирович устроился на работу в училище сантехником. Зарплаты в 700 рублей не хватало даже на самое необходимое. Супруги стали искать другую работу. И нашли. Вместе устроились сторожами. Несли круглосуточную вахту то на одной производственной базе, то на другой - благо те располагались по соседству. А в редкие выходные до седьмого пота трудились на огороде. - Мы взяли за городом 60 соток земли. Выращивали картофель, другие овощи. На себе таскали тяжеленные сумки на рынок, чтобы продать урожай. А сами сидели на дешевой китайской лапше. Все до копейки откладывали на дом, - поделилась горькой судьбой Нина Анатольевна. В режиме жесткой экономии супруги скопили 185 тысяч рублей. И тут случилась беда - серьезно заболел глава семьи. Еще работая сантехником, Анатолий Владимирович сильно простудился: устранял порыв канализации по колено в ледяной воде. Болезнь дала осложнение на почки. Супруга металась между больницей и ежедневными дежурствами, которые несла за двоих. Так продолжалось почти девять месяцев. Наконец, главу семьи выписали, определив вторую группу инвалидности. Только справились с одной бедой, как грянула другая. - В общежитии мы появлялись редко: дневали и ночевали на работе, - рассказывает Нина Анатольевна. -А поздно вечером 18 сентября прошлого года мне звонит сын - он живет в этом же общежитии: «Мама, вашу дверь взломали, вынесли все вещи, а в комнату въехали другие люди!» Потом мне сказали, что это было сделано по указанию директора училища Владимира Власенко. Как так?! Никаких предупреждений: ни письменных, ни устных не было. Даже комендант (она живет в том же общежитии) не сказала о предстоящем выселении, хотя наши рабочие телефоны у нее были. Нам никто не позвонил! В результате, по словам женщины, пропало много вещей, а те, что остались, в ужасном состоянии. Но самое страшное - пропали деньги. Те самые накопленные тяжелым трудом 185 тысяч. Нина Анатольевна прятала их в кармане своего плаща, который висел в шкафу. Время упущено - В акте-описи наших вещей написано: «...шарились в карманах, но денег не нашли». А куда же они делись?! Почему не пригласили нас с мужем (мы работаем не так уж далеко и могли бы прийти) или сотрудников правоохранительных органов? В кастелянную, куда перетащили одежду и другие вещи, заходили разные люди! Получается, все, кто желал, похозяйничали и взяли что понравилось. На следующий день после выселения я обратилась в Благовещенскую прокуратуру с заявлением. Оттуда мне сообщили, что заявление направлено в УВД города, дело поручено для рассмотрения уполномоченному участковому милиции Андрею Кравченко. Мы встретились с ним, рассказали, где должны лежать деньги, какие купюры, во что завернуты. Но он даже не соизволил пойти и посмотреть. А мы без сотрудника милиции это делать не могли, сами понимаете почему... В разговор вступил глава семейства Анатолий Тихоновский: - Проверить все надо было по горячим следам. Однако участковый тянул. Только после неоднократных обращений (спустя полгода!) сотрудник милиции согласился пойти с нами и посмотреть. К этому времени там не то что денег - многих наших вещей не было... Незадолго до случившегося наш начальник отдал нам 120 тысяч рублей, которые мы занимали ему из тех денег, что копили на дом. Это подтвердил Олег Резанов, директор ООО «Амурспецстрой» - предприятия, где работает семейная пара. - Да, я знал, что у Нины Анатольевны и Анатолия Владимировича были деньги, сам иногда занимал у них в долг. О семейной паре на предприятии говорят уважительно: «порядочные добрые люди», «трудяги». Неудивительно, что к их беде отнеслись с пониманием - выделили для проживания производственное помещение. А директор «Амурспецстроя» привез с дачи старую мебель, дал супругам на время телевизор. Все-таки мир не без добрых людей. Точку ставить рано Почему же участковый невнимательно отнесся к просьбе пожилых людей? Это я попыталась выяснить у Андрея Кравченко. Он ответил: - По представленным мне документам руководства общежития все было сделано правильно. Договор на проживание в этой комнате к моменту инцидента истек, нового не было. Тем не менее семья продолжала арендовать помещение. Единственное, что вызывает вопросы, - выселять надо было в присутствии хозяев. Я собрал факты и передал все в прокуратуру. Больше об этом деле мне говорить не хочется, я и так из-за него получил немало неприятностей... - Чем закончилось разбирательство по поводу вашего выселения и пропажи вещей? - поинтересовались мы у Нины Анатольевны. - Следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Я месяцами ходила по разным инстанциям, писала жалобы... Наконец городская прокуратура занялась материалом. Директор ПУ N 23 Владимир Власенко объяснил «АП» историю с выселением пожилых людей так: - Комнаты в общежитии стали сдаваться в аренду еще моим предшественником. Причина достаточно банальна - не было денег на содержание здания. Теперь положение изменилось. Комнаты потребовались для расселения студентов. Между тем временные жильцы правдами и неправдами стараются стать постоянными. Выселить их теперь проблематично. Находятся веские причины, по которым суд становится на сторону арендаторов. С этой семейной парой мы ежегодно подписывали договор сдачи комнаты внаем. В феврале 2003 года они арендаторами уже не являлись. Задолго до истечения срока договора я предупредил, чтобы они искали себе другое жилье: договор продлен больше не будет, соответственно и регистрация. Однако в срок, оговоренный в документе, комната не была освобождена, более того, жильцы превратили ее в склад. Нина Кузьменко написала мне заявление, в котором указала, что с февраля 2003 года по сентябрь 2004-го не проживает в общежитии, и попросила уменьшить плату за аренду. А 16 сентября случилось форс-мажорное обстоятельство: в их комнате прорвало батареи. Об этом я узнал от соседки, проживающей этажом ниже. Чтобы устранить неполадки, пришлось вскрыть дверь. Все основания на выселение этих людей у меня были. Я принял решение, но не раз уже об этом пожалел... По словам директора училища, все вещи, описывая, тщательно трясли, выворачивали карманы. Никаких денег не обнаружили. - У меня возникает сомнение: а были ли они вообще? - говорит Владимир Власенко. - Судя по представленной справке о размере зарплаты (Кузьменко и Тихоновскому платили по три с половиной тысячи рублей), невольно задаешься этим вопросом. На вопрос, почему не пригласили на процедуру принудительного выселения самих жильцов, Владимир Николаевич ответил: - На тот момент, когда мы решили вскрыть комнату, я не знал, где и по какому телефону их искать. Но, как уверяет пострадавшая, об этом знала комендант общежития. Кто же скрывает правду о телефонах - Нина Кузьменко, комендант общежития или директор училища? - Когда подошло время, я обратилась к Владимиру Николаевичу с просьбой продлить срок аренды проживания в общежитии. Он сказал, что ничего против не имеет. Но при этом сделал мне недвусмысленный намек, - сообщила редакции о «пикантной» подробности Нина Кузьменко, - несколько раз повторил: «Будет мне хорошо, будет и вам хорошо». Я все поняла, как и многие другие арендаторы комнат. Но потом подумала: на «особую благодарность» лишних денег у нас с мужем нет - каждая копейка на счету. Теперь жалею, что не отблагодарила директора училища. За это и поплатилась. Остались мы с мужем, как в сказке про золотую рыбку - у разбитого корыта... Благовидный предлог, как выразилась Нина Анатольевна, для отказа им в аренде нашелся. И показала любопытный документ. На заявлении ее мужа А. Тихоновского с просьбой прописать его в общежитии стоит непонятная приписка коменданта: «В паспортном столе не прописали полупребывание в общежитии, поэтому не был прописан». Выяснить, что это еще за «полупребывание», нам не удалось. Через некоторое время после этого инцидента комендант уволилась, а где ее можно найти, нам в училище не сказали. Директор училища, выслушав эти «аргументы», только горько усмехнулся: - Все очень просто: эти люди не получили регистрацию в общежитии лишь потому, что у них закончился срок аренды. Что касается «особой благодарности», о которой говорит Нина Анатольевна... Вы подумайте, зачем мне было брать у них деньги? Чтобы ославиться? Мне это не нужно!.. Сейчас с этой непонятной историей разбирается старший лейтенант милиции Елена Чепкасова. В телефонном разговоре она сказала, что следствие еще не закончено и неизвестно, когда дело будет направлено в суд. К слову, это уже пятое расследование по делу выселения пожилых супругов. Десять месяцев (!) документы «кочуют» из милиции в прокуратуру, а затем обратно. Найдут ли на этот раз правоохранительные органы ответ на вопрос, где скрывается правда? Обвинять или оправдывать кого-либо мы не вправе. Это прерогатива суда. Подождем его решения.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Дети, студенты и волонтеры шьют маски для работающих амурчан и пенсионеровКоронавирус
На юге Амурской области введен особый противопожарный режимПроисшествия
Пассажирский коридор между Благовещенском и Хэйхэ временно закрытКоронавирус
Энергетики и приставы ушли в онлайн: как работают службы и ведомства на карантинеКоронавирус
Три первых лесных пожара произошли в Амурской областиПроисшествия
Горько: свадьбы в амурских загсах проходят без гостейОбщество

Читать все новости

Общество

Горько: свадьбы в амурских загсах проходят без гостей Горько: свадьбы в амурских загсах проходят без гостей
Амурчане должны перерегистрироваться на основной период ЕГЭ до 8 апреля
«Батя, живи!..»
Амурские власти ужесточили ограничительные меры в отношении работы торговых центров
Более 50 человек были привлечены на тушение палов в Приамурье
Система Orphus