Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №109 (28878) от 14 ноября 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
14 ноября 2019,
четверг

«Амурская осень» привезла знаки препинания и птиц

Десять конкурсных фильмов из 12 уже увидели зрители в рамках кинофорума «Амурская осень». Это новые отечественные комедии, драмы и даже фильм-опера с привкусом спектакля. Пока официальное жюри интригующе молчит, а зрительские голоса подсчитываются, «АП» рассказывает о фильмах, которые нам показались наиболее интересными.

«Амурская осень» привезла знаки препинания и птиц / Десять конкурсных фильмов из 12 уже увидели зрители в рамках кинофорума «Амурская осень». Это новые отечественные комедии, драмы и даже фильм-опера с привкусом спектакля. Пока официальное жюри интригующе молчит, а зрительские голоса подсчитываются, «АП» рассказывает о фильмах, которые нам показались наиболее интересными.

«Точка»: опять о Сонечке Мармеладовой Тема жриц любви в современном отечественном кинематографе заявила о себе в 1989 году фильмом «Интердевочка». За минувшие 25 лет режиссеры не раз пытались сказать по этому поводу что-нибудь новое, однако вывод оставался всегда один - жизнь российской проститутки нелегка, она омрачается моральными терзаниями. Слоган к свежей ленте «Точка» звучит многообещающе: «Они хуже, чем вы о них думаете». Этим заявлением автор Юрий Мороз намекает, что на экране не будет никаких Сонечек Мармеладовых и светлых душ в продажном теле. Точка - это место работы трех проституток. Каждый вечер они надевают предельное мини и декольте, обслуживают клиентов, отдают сутенеру проценты. Кто-то занимается этим три года, кто-то - полтора месяца. Иногда по долгу службы они бесплатно контактируют с милицией - отрабатывают «субботники». Девушки вынуждены общаться с извращенцами, которые без садизма не получают удовольствия или получают его от вида обнаженных женщин, купающихся восемь часов подряд в бассейне. Они попадают под пули «братков» на корпоративных вечеринках. На московскую панель путаны вышли не от хорошей жизни. Про каждую из трех героинь рассказывается история «становления». Мойдодырка сбежала в Москву от провинциальной бесперспективности и матери-алкоголички. У Киры-зебры убили в Чечне любимого человека. Ани домогался отчим. Истина о том, что социальная нестабильность бьет рикошетом по жизни девушек и выгоняет их на «точки», прописная. Однако Юрию Мороз удается обозначить этот неоригинальный факт ненавязчиво и правдоподобно. В одном из интервью он признался, что перед актрисами была поставлена трудная задача - вдохнуть жизнь в замученные прессой истории о несчастных ночных бабочках. «В таких случаях на съемочной площадке нужно выкладываться не на 100 процентов, а на все 200. Требовать это можно только от близких людей. Поэтому после длительного кастинга и уговоров на роль главных героинь я взял своих жену и дочь», - рассказывает режиссер. Героини в кадре раздеваются без стеснения, матерятся без «запикивания» и говорят о наркотиках без прикрас - детали максимально приближены к жизни. Однако сквозь порой грубый натурализм просвечивает пресловутый моральный стержень, воспетый Достоевским. Без Сонечки Мармеладовой все-таки обойтись не удалось. Кира считает, что у женщины должен быть хоть один ребенок от любимого человека, она помогает почти незнакомой девушке, когда ту калечит милиция, она отказывается от нормальной жизни в браке только потому, что не любит мужчину, предложившего ей руку, сердце и домашний очаг. Она не соглашается открывать с подругами новую «точку», быть ее владелицей и зарабатывать чужим развратом. Чистота в цинизме не выживает. В контраст Кире поставлена Мойдодырка. Она из девочки с очками и скромностью Кати Пушкаревой превращается в неблагодарную стервозную особу. Проблема выживания портит лучших. В результате оказывается, что работницы «точек» такие же люди с душами трепетными или черствеющими, как у обычных домохозяек и бизнес-леди. Сколько слоган не читай, думать о них хуже не получается. После титров понимаешь, что Юрий Мороз поставил очередную точку над очередной «i» в тексте о жрицах любви. «Многоточие»: вместо будущего знаки препинания Современные режиссеры все чаще обращаются в своем творчестве к прошлому - исторические и эпические ленты заполонили экран. Выделить перлы из многочисленного ширпотреба сложно, но можно. Ориентируясь на фамилию автора фильма. В отечественном кино Андрей Эшпай заработал репутацию знакового режиссера. Его «Дети Арбата», «Униженные и оскорбленные», «Когда играли Баха», «Шут» не остались не замеченными не только эстетами, но и массовым зрителем. На презентации свежей картины «Многоточие» зал кинокомплекса «Благовещенск» был абсолютно полон. Жанр картины определен как драма, сценарий написан по двум произведениям Виктора Некрасова - «В высшей степени странная история» и «Кира Георгиевна». Главный персонаж - скульптор Кира, женщина не- молодая, но в советском обществе признанная. Ей заказывают лепить статуи горнистов в галстуках, девушек с колосьями и бюсты вождя мирового пролетариата. Весьма пожилой муж ее любит, парень, который ей позирует, почти боготворит, друзья-художники ведут диспуты об авангардном искусстве. Однажды в налаженную жизнь Киры врывается прошлое. После 20-летней разлуки появляется бывший супруг Вадим. Он был репрессирован и отправлен в лагерь. Тогда, чтобы не закабалять любимую женщину, он сказал ей, что она свободна. Однако отказаться от своих чувств Кира не смогла. Как и сам Вадим. Интересно наблюдать, как гармонично работают на площадке актеры старого и молодого поколения. Евгения Симонова («Афоня», «Обыкновенное чудо») играет саму Киру Георгиевну - такая вечная девушка, улыбчивая и простая, но с крепким стержнем, как в ее скульптурах. В очередной раз Чулпан Хаматова доказывает свою разноплановость: немецкая журналистка в тяжелых очках пытается весь фильм взять интервью у знаменитого российского скульптора. Евгений Циганов, как во всех своих фильмах («Питер ФМ», «Космос как предчувствие» и «Прогулка»), прячет руки в карманах и сжимает челюсти, но при этом ему всегда удается играть совершенно разных людей. В отличие от «Детей Арбата» в «Многоточии» тема тоталитаризма практически не затрагивается. Не считая метафоры - гигантской фигуры Ленина, над которой работает Кира. Уродливый металлический каркас занимает в двухэтажной мастерской большую часть места, разговоры героев регулярно возвращаются к нему, железный силуэт выглядит особенно грубо в контрасте с пасторальной дачей Киры. В фильме речь идет не об уравнивании членов общества друг с другом, а, напротив, об их индивидуальности. О личности, ее внутреннем мире и ее прошлом. Конкретный исторический период и бытовые моменты не исключают появления в сюжете фантасмагорий. В события сегодняшнего дня постоянно вплетаются гиперболизированные воспоминания героев, их депрессивные сны и подсвеченные солнцем мечты. При обилии этих «лирических отступлений» за зрителем остается право выбирать судьбу героев после того, как в зале включат свет. Вместо слова «конец» ставится многоточие. «Гадкие лебеди»: на мокром месте Вчера вечером благовещенцам показали эксклюзив - фильм «Гадкие лебеди» был презентован в конце августа на фестивале «Московская премьера». В Приамурье состоялся один из считанных показов нашумевшего кино. Кстати, сами создатели не знают, когда лента выйдет в прокат. И выйдет ли вообще. Странный город - он почти пуст. Странный климат - идет вечный дождь. Странные дети - они не пытаются спрятаться от непогоды, они не мерзнут в ледяной воде, они не ценят блага цивилизации, им не нужен опыт взрослых, чтобы жить. Кино, по братьям Стругацким, трудно назвать не странным. Константин Лопушанский рискнул взяться за тяжелое дело - снимать фильм по произведению фантастов. Сложность любой инсценировки в том, чтобы перенести в визуальный ряд тонкость сказанных героями слов, не повредить сценарий нереально. Со Стругацкими особые проблемы: писатели копают слишком глубоко, атмосфера книг очень специфичная. Поклонники фантастов заранее готовят гнилые помидоры. Также у фильмов по романам Бориса и Аркадия особая карма - они со скрипом делаются. «Трудно быть богом» снимается почти 10 лет, «Чародеи» получились совершенно не Стругацкими, талантливый Тарковский в «Сталкере» отразил свою собственную картину мира, не слишком сходную с книгами. В кадре медленно двигаются подростки в черных одеждах, взрослые не могут пробиться через их молчание. Однако это не стандартный конфликт поколений - для Стругацких слишком мелко. Борис и Аркадий в «Лебедях», как и в большинстве своих произведений, говорят, скорее, об ином, неизвестном, другом. Дети более восприимчивы к новому, чем взрослые, поэтому они представляют тот странный мир, в который невозможно заглянуть, не поменяв сознание. Только не стоит путать чужое знание с мистикой, хотя и очень хочется. Мрачность ужасов, напряженная атмосфера, нотки потустороннего - Лопушанский грамотно использует голливуд-законы.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Суд вынес приговор экс-руководителю амурского управления РосреестраОбщество
Около 25 тысяч елей и сосен заготовят амурские лесхозы к Новому годуОбщество
Из-за трагедии в Благовещенске отменены все развлекательные мероприятияОбщество
В Новый год без долгов: энергетики простят амурчанам пени за электроэнергию и теплоОбщество
Охотоведы Приамурья подкармливают кабанов минераламиЖивотные
Бастрыкин направил в Благовещенск федеральных криминалистов для расследования перестрелки в колледжеПроисшествия1

Читать все новости

Система Orphus