Владимир Матвеев: «Рабыню Изауру» храню на дисках»

Актер Амурского областного театра драмы Владимир Матвеев сыграл несколько десятков разноплановых персонажей, снимался в кино в образе политических деятелей, пробовал себя на режиссерском поприще. Однако сегодня он примеряет на себе новую роль — телегид. Он рассказывает читателям «АП» о своих телевизионных пристрастиях в нашей рубрике «Телезритель» и советует, что посмотреть на следующей неделе.

— Я не совсем согласен с расхожим мнением, что сегодняшнее телевидение портит зрителя. Спектр программ очень широкий. А если установлена кабельная сеть, то выбрать что-то по душе не проблема. Можно весь вечер смотреть интеллектуальные передачи, старые добрые фильмы, а можно —  развлекательные. Советую, чтоб каждый сам выбирал по вкусу. А потом уж мы узнаем, дурной у него вкус или нет.

— Владимир Гаврилович, какой выбор вы считаете хорошим?

— Когда человек обращается к серьезному материалу, к классике. Может, это и консерватизм, но я считаю, что на произведениях золотого века надо учиться, брать их за базу, а потом уже подавать те же мысли и темы по-современному, новыми способами. Это касается всего — литературы, кино, юмора. КВН — хорошее шоу, ребята молодцы, смешно, но немного номера затянуты. «9 рота» Бондарчука — очень впечатляющее, душевное начало, а финал превращен в американский боевик. В искусстве главное — быть проще. Сам в основном смотрю по телевизору художественные фильмы. Иногда попадаю на программы про коллег «Серебряный шар», любил «Чтобы помнили».

— В последнее время по классическим мотивам снимается внушительное количество фильмов: «Мастер и Маргарита», «Есенин», «Идиот».

— Да, я смотрел их частично. По Булгакову получился неплохой фильм — сцены, актеры, поработанные персонажи. А вот кино с Безруковым не понравилось — получается, что Есенин только и делал, что пил да дрался. А когда же он успевал писать стихи? Сейчас с нетерпением жду выхода в прокат свежей работы Сергея Бондарчука «Тихий Дон», она уже дублируется. Вот это действительно любопытный эксперимент — мэтр берется за постановку великого произведения русской литературы и приглашает на главные роли иностранных актеров.

— Из молодых отечественных актеров кого цените?

— Я не запоминаю артистов, играющих в сериалах, для меня они все одинаковые. Мыльные оперы — это клонированные сюжеты, актеры в них, даже если талантливые, кажутся тоже копированными, шаблонными. Ни один подобный фильм до конца не досмотрел. Знаю только, чем закончилась «Рабыня Изаура» — первый сериал, это было интересно, он у меня даже в коллекции дисков есть. Оцениваю кино с профессиональной точки зрения. Актер, берясь за роль, должен знать, к чему придет персонаж в конце. А сериалы начинают сниматься, когда сценарий еще не дописан, будущее развитие характеров не ясно. Я на сериале как на искусстве ставлю крест, и меня настораживает их популярность. Когда работал на съемочных площадках в Китае, заметил, что сейчас даже восточное телевидение заболело «мылом».

— А из зарубежных артистов кто вас привлекает?

— Купил диск с подборкой фильмов Вивьен Ли, вот смотрю вечерами «Унесенные ветром», «Мост Ватерлоо». Нравится Одри Хепберн, вообще ценю старшее поколение актеров. Люблю лирику, романтику на экране, чтобы в глазах персонажей читалось что-то. Поэтому, когда вижу по телевизору Шварценеггера, выключаю сразу. Это не актеры, это спортсмены. Сейчас в России нередко в фильмах появляются политики, музыканты. Пусть играют, я нормально к этому отношусь, но смотреть такую работу не хочу. Они не актеры, а я профессию знаю изнутри, и меня обмануть сложно.

— Ваши пристрастия совпадают со вкусом супруги, нет борьбы за то, какую программу смотреть?

— У нас в квартире два телевизора, поэтому всегда можно уйти в другую комнату (смеется). Я иногда смотрю передачи в компании пуделихи Линды. Она активно реагирует на происходящее на экране: звонит телефон или стук в дверь — начинает лаять, типа «хозяин, возьми трубку, иди открой». Я ей объясняю, что это не по-настоящему.