Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №132 (28751) от 16 ноября 2018 года
Издается с 24 февраля 1918 года
20 ноября 2018,
вторник

В Приамурье есть алмазы

Страницы истории

В 1999 году в Амурский областной краеведческий музей поступило письмо из санкт-петербургской газеты для коллекционеров «Миниатюра». Сообщалось, что в ответ на опубликованную статью о Приамурье, где была приведена информация об А. Алексеевском - благовещенском городском голове 1917 года, петербуржцу пришло письмо из Бельгии.

В Приамурье есть алмазы / В 1999 году в Амурский областной краеведческий музей поступило письмо из санкт-петербургской газеты для коллекционеров «Миниатюра». Сообщалось, что в ответ на опубликованную статью о Приамурье, где была приведена информация об А. Алексеевском - благовещенском городском голове 1917 года, петербуржцу пришло письмо из Бельгии.

Его друг Жан Бланков написал, что Алексеевский - его прадядя, и дал краткую информацию о нем. Он также сообщил, что судьба других его родственников, остававшихся в Благовещенске до революции 1917 года, ему неизвестна, просил помочь установить связи с нашим краеведческим музеем. Благовещенский голова и заключенный Александр Николаевич Алексеевский в 1903 году после окончания Петербургской духовной академии был направлен на работу в Благовещенск, где преподавал в духовной семинарии. Здесь он вел активную политическую деятельность, являясь по убеждениям правым эсером. За критику существующих порядков был арестован и заключен в благовещенскую тюрьму, из которой бежал в 1907 г. В течение следующих десяти лет жил в Париже. В июне 1917-го Алексеевский вернулся в Благовещенск, где вновь окунулся в бурную политическую жизнь: стал городским головой, депутатом Учредительного собрания. После установления советской власти был вновь арестован. 18 сентября 1918 года с приходом японских интервентов возглавил временное Амурское правительство, затем, после сложения полномочий правительства (в ноябре 1918- го) стал во главе областной земской управы. В 1919-м из-за критических выступлений в адрес власти Колчака был выслан за пределы области. После очередного ареста, на сей раз в Иркутске, содержался в местной тюрьме. В связи с огромной популярностью А. Алексеевского среди амурского населения, особенно казачества, власти были вынуждены освободить его из заключения в декабре 1919 года. После ареста адмирала Колчака Алексеевский являлся членом чрезвычайной следственной комиссии по его делу. Ничего более о необычной судьбе этого человека историкам не было известно. Антисоветчик и патриот Переписка, завязавшаяся между сотрудниками Амурского областного музея и профессором Брюссельского университета академиком Жаном Бланковым, пролила свет на дальнейшую судьбу Александра Николаевича. Из писем стало известно, что с начала 20-х годов прошлого столетия наш земляк скромно жил в Париже с семьей, работал во французских административных органах. Жизнь его трагически оборвалась в 1957 г. Из письма Ж. Бланкова: «Алексеевский жил в Париже, а мы в Бельгии, я был для него мальчиком-молокососом - на 53 года моложе! Я его видел раз десять, не больше, но знаю, что он не любил говорить о своей жизни в России и на Востоке, это, очевидно, было больное место. Характер у него был действительно своеобразным... А. Н. был долго очень антисоветски настроен, но как убежденный патриот в 1942 г. пересмотрел все свои взгляды и следил со страстью за событиями в СССР, особенно за советско-китайскими отношениями. Из всех своих родственников он предпочитал именно меня, потому что только я стал специалистом по истории русской культуры». Благодаря Жану Бланкову наш музей стал обладателем подлинных и копийных фотографий Алексеевского. Часть фотографий была передана в дар лично Бланковым во время его приезда на международную конференцию, проведенную музеем в октябре 2002 г. Бельгиец сохранил девять писем Алексеевского, адресованных ему в студенческие годы, когда он стал заниматься историей России и русской культурой. Копии писем г-н Бланков передал в музей вместе с последней почтовой карточкой и автографами Алексеевского. Письма на французском языке раскрывают новую грань неординарной личности. Перед нами - человек энциклопедических знаний, глубокой эрудиции, исключительного трудолюбия, быстрого и живого ума. Особое место в переписке занимает тема книг: «Поздравляю тебя с приобретением русских книг. Ты приобрел весьма нужное, особенно это издание академии об ударении в русском языке. Я тоже продолжаю покупать книги. Так, в последнее время я не смог устоять перед искушением: купил книгу Марко Поло, Обручева «В неизвестные края» (северо-восток Сибири). Алексеевский следил за новинками книгоиздания, использовал любую возможность приобрести книгу на русском языке: «Я постараюсь увидеть книгу «Алмазы Сибири» (в следующем письме сообщит, что нашел книгу в «местных русских магазинах». - Авт.). Еще я недавно видел рекламу книги Михайлова «Сибирь: Физико-географический очерк»; «Что касается книг, возьми на заметку книгу Жюля Мош «СССР. Открытые глаза» - произведение, достойное внимания и приобретения»... Навечно с Россией Оторванный от Родины, он до последних дней следил за событиями, происходящими в СССР, доброжелательно и даже с симпатией относясь к успехам страны Советов, особенно после Второй мировой войны: «... Я был очень доволен великолепными достижениями русских ученых в области ядерных исследований. Конференция Курчатова в Harewille стала сюрпризом и шедевром. С первого отчета, прочитанного мной в газете «Монд», я почувствовал, что англичане прямо-таки задохнулись. ...Я видел кое-что во французских газетах, но лучшее было напечатано в русской газете «Русские новости» в Париже 25 мая. Этот отчет с конференции объясняет, каким образом русским ученым удалось обуздать огромнейшую температуру ядерных реакций». Узнав из газет о разработке алмазных копей в Восточной Сибири, Алексеевский пишет: «Старый собственник золотого рудника сказал мне, что в тайге на берегах притока Амура - Зеи есть вещи получше золота; там есть алмазы, но нет ни специалистов-изыскателей, ни достаточно богатых капиталистов, чтобы рискнуть провести изыскания и добычу. Когда я впервые услышал об этом открытии, я даже спрашивал себя, не могли ли мои смутные сведения быть достаточно интересными, чтобы сообщить о них Советам». Письма Ж. Бланкову написаны А. Алексеевским в возрасте 77 - 78 лет, когда его здоровье начинало угасать. Последним его посланием стала почтовая карточка, датированная 8 августа 1957 года, в которой он сообщает, что его уговорили поехать на отдых в пригород Парижа. Поездке Александра Николаевича не было суждено осуществиться: при переходе через улицу он был сбит мотоциклом.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

«Фантастические твари» обошли в благовещенском кинопрокате Фредди Меркьюри и снежного человекаКино
Медики Юкталей вновь подняли вопрос об уходе от РЖД к региональному минздравуОбщество
Благовещенские артисты и школьники собрали более 50 тысяч рублей для больных детейПоможем вместе
Гороскоп на 19 ноября: Раков от урагана эмоций спасет выдержка, а Львов заманит шумная компанияСоветы
Катки в Белогорске откроются с 1 декабряОбщество
Амурчанин устроил аварию на аэропортовской трассе во ВладивостокеПроисшествия

Читать все новости

http://fartov.org/
https://www.gosuslugi.ru/

Страницы истории

Почему благовещенская улица 50-летия Октября дважды меняла свое название Почему благовещенская улица 50-летия Октября дважды меняла свое название
В Китае реконструировали кладбище советских воинов
Столетний гвоздь, царский рубль и шкатулку старателя обнаружил благовещенец в старой постройке
По благовещенской Большой шли интервенты, на месте главной площади была лесопилка
Пожары из прошлого: зачем китайские тунгусы и русские поселенцы поджигали амурские леса
Система Orphus