Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №143 (28762) от 13 декабря 2018 года
Издается с 24 февраля 1918 года
14 декабря 2018,
пятница

Нефтяные реки Ушумуна

В Арбитражном суде Амурской области рассматривается иск управления Росприроднадзора по Амурской области к ОАО «Российские железные дороги». С железнодорожников требуют 74 миллиона 797 тысяч рублей за вред, причиненный окружающей среде шпалопропиточным цехом ПМС-185, базирующимся в поселке Ушумун Магдагачинского района.

Нефтяные реки Ушумуна / В Арбитражном суде Амурской области рассматривается иск управления Росприроднадзора по Амурской области к ОАО «Российские железные дороги». С железнодорожников требуют 74 миллиона 797 тысяч рублей за вред, причиненный окружающей среде шпалопропиточным цехом ПМС-185, базирующимся в поселке Ушумун Магдагачинского района.

Это один из самых крупных исков в истории природоохранной деятельности Приамурья. Наш корреспондент попытался узнать, насколько масштабным оказалось загрязнение и почему железнодорожники несколько лет не обращали внимания на нефтяные реки возле своего предприятия.

Креозот над поселком

В 1963 году на станции Ушумун Забайкальской железной дороги была открыта путевая машинная станция N 185, с этого времени здесь начал работу шпалопропиточный завод. Продукция предприятия была востребована амурскими железнодорожниками, тем более что шпалы изготавливались из местной древесины Сивакского леспромхоза. Это значительно упрощало схему доставки и удешевляло стоимость продукции.

В 2000 году Ушумунский шпалопропиточный завод перестал существовать как самостоятельное предприятие и стал цехом в составе ПМС-185. С 90-х и до начала 2000-х годов на Транссибе активно шли ремонтные работы: заменялась старая рельсошпальная решетка на новую, поэтому завод работал на полную мощность.

— Сколько существовало предприятие по пропитке шпал, столько времени и были проблемы с загрязнением территории Ушумуна нефтепродуктами, — говорит Надежда Бабанина, ведущий специалист по природопользованию администрации Магдагачинского района. —Весь вопрос — в очистных сооружениях, которые были построены в 1996 году, но, по сути, свою функцию не выполняли. Во время пропитки шпал образуются не только нефтяные отходы, но и опилки, которые все время забивали фильтры.

Получается, что два дня очистные сооружения работали, день их надо было очищать от опилок. В конце концов, руководство предприятия решило, что можно сбрасывать отходы без очистки прямо в лес. Так, в Ушумуне потекли нефтяные реки, с которыми мы боремся уже несколько лет, но до сих пор безрезультатно.

За годы работы шпалопропиточного завода в Ушумуне образовалось целое нефтяное озеро площадью почти 3,4 гектара и протяженностью 2 километра. Нефтепродукты ушли в землю на несколько метров, вплотную приблизились к Сивакскому водохранилищу и залили уникальный сосновый лесопитомник. Экологи рассказывают, что летом 2006 года здесь был большой пожар, в результате которого выгорело 2 гектара соснового бора.

Причиной возгорания стало большое скопление нефти.

В самом Ушумуне уже установился запах креозота — вещества, которым пропитывают шпалы, а нефтяные пятна уже подобрались к домам местных жителей — настолько масштабным стало загрязнение территории. Помимо экологической угрозы, отходы несут и другую опасность: высока вероятность возникновения пожаров, которые могут перекинуться на близлежащие дома.

Шпала раздора

Многочисленные обращения администрации поселка к железнодорожникам никакого результата не давали. Руководство ПМС-185 объясняло, что есть два варианта: закрыть шпалопропиточный цех и лишить работы 200 жителей поселка либо оставить все как есть. В таком контексте местная власть соглашалась, что лучше сохранить градообразующее предприятие, на котором держится весь Ушумун. Ситуация изменилась с приходом в Магдагачинский район нового главы. Сергей Попов взял под личный контроль проблему загрязнения территории Ушумуна и добился организации проверки на ПМС-185.

— Просто так попасть на территорию железнодорожного предприятия не может даже глава района, поэтому, прежде чем увидеть собственными глазами источник загрязнения, нам пришлось выписывать разрешение в Москве, которое мы ждали 2 месяца, — рассказывают в администрации Магдагачинского района. — Когда разрешение было получено, перед нами предстала удручающая картина. Прямо с цеха тянулась широкая нефтяная река, покрытая толстой пленкой. Невооруженным глазом было видно, что нанесен огромный вред природе.

Специалисты обнаружили, что здесь не работала флотационная установка и все стоки с цеха шли прямо в почву. Специалисты управления Росприроднадзора по амурской области, проводившие проверку совместно с другими надзорными структурами, зафиксировали превышение ПДК в 200 раз.

— По результатам проверки было возбуждено дело об административном правонарушении к РАО «РЖД», и мы вышли с исковым заявлением в арбитражный суд о возмещении ущерба окружающей среде, — говорит заместитель руководителя управления Росприроднадзора по Амурской области Людмила Яковенко.

Как пояснили в управлении Росприроднадзора, загрязненная территория, согласно генеральному плану, должна была идти под застройку жилья, и вопрос с закрытием шпалопропиточного цеха стоял еще несколько десятилетий назад.

Сотрудники отдела охраны природы Забайкальской железной дороги отказались комментировать ситуацию вокруг шпалопропиточного цеха в Ушумуне до окончания судебного процесса. В дирекции по ремонту пути, к которой относится ПМС-185 в Ушумуне, в комментариях были также очень осторожны, подчеркнув, что у дирекции есть все необходимые документы и разрешения на работу цеха. ОАО «РЖД» выдвинуло ответный иск о признании действий Росприроднадзора в отношении предприятия незаконными, предварительно заседание состоится 10 марта.

Миллионы для очистки земли

В администрации Магдагачинского района пристально следят за судебным процессом, ведь в случае удовлетворения иска Росприроднадзора более 75 миллионов рублей пойдут в местный бюджет. Правда, надежда на положительный исход слаба. «Российские железные дороги» — крупнейшее акционерное общество федерального масштаба, ведомственные юристы и экологи будут до последнего отстаивать свою точку зрения, ссылаясь на государственные интересы, многомиллионные налоговые поступления в местные бюджеты.

— Последние годы железнодорожники перечисляют мизерные компенсации за вред окружающей среде. Так, в 2007 году в бюджет района поступило 50 тысяч рублей, в 2008-м — 100 тысяч, но очевидно, что такая мощная организация оказывает гораздо более существенный урон природе, — говорит Надежда Бабанина. — Скорее всего, в истории со шпалопропиточным цехом все ограничится символическим штрафом. Но нам нужны не столько деньги, сколько проведение рекультивации загрязненной земли в Ушумуне. Ведь у железной дороги есть для этого все возможности: техника, люди. Сейчас может произойти так, что ПМС-185 закроет этот цех и бросит участок. Потом все претензии будут адресованы районной администрации, так как это земли района. Штрафы будут выписывать уже нам, но за счет местного бюджета очистить гектары земли от нефти мы никогда не сможем.

Сегодня шпалопропиточный цех практически не работает, потребность в деревянных шпалах уже отпала. Сейчас весь Транссиб переводят на бесстыковой путь на железобетонных шпалах. Рельсошпальную решетку с запахом креозота используют только на подъездных путях и малодеятельных линиях. Поэтому выброс нефтепродуктов в Ушумуне уже сведен к минимуму, но мазутные водоемы от этого меньше не стали. Без вмешательства человека и техники огромные пятна нефти не исчезнут никогда.

Магдагачинский район.

Государство в государстве

Администрация Магдагачинского района ведет экологическую борьбу не только с Ушумунским ПМС, но и с локомотивным депо Магдагачи, которое находится в центре райцентра. Депо сбрасывает производственные стоки от мазутной котельной, ремонта тепловозов в общую канализацию. Из-за этого система водоотведения постоянно выходит из строя, и мазутные реки всплывают во дворах магдагачинцев. Местная власть неоднократно обращалась к руководству предприятия с просьбой отремонтировать промышленную канализацию, но сдвигов так и не произошло. Коммунальщики были готовы отключить локомотивное депо от канализации, но рядом находятся детский сад и школа, поэтому сделать это технологически невозможно. В администрации района собрали целую папку писем-отписок от руководства депо, Свободненского отделения дороги, в которых даются обтекаемые ответы на просьбы местной власти. По словам чиновников, обращаться к железнодорожникам уже бессмысленно — это государство в государстве, которое живет по своим законам.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

«Газпром» построит в Приамурье пять физкультурно-оздоровительных комплексовЭкономика
Амурские следователи проверят информацию об использовании медиками скотча вместо пластыряОбщество
В сковородинской многоэтажке ночью обвалился балконПроисшествия1
Приамурье получит 645 миллионов федеральных рублей за экономические успехиЭкономика1
Областной суд отказал экс-главному приставу Приамурья Гришину в смягчении наказанияОбщество
Амурчанам спишут пеню в новогоднюю ночьОбщество

Читать все новости

https://www.ampravda.ru/contests/41-muhinka---mesto-sily
https://www.ampravda.ru/2018/11/23/85539.html
Система Orphus