День радио

Корреспондент «АП» несколько часов дежурил на популярной радиостанции

Что происходит на радио, когда микрофон выключен? Чем занимаются диджеи между выходами в эфир? Кто подбирает музыку таким образом, что она никогда не надоедает слушателям? Корреспондент «АП» варился в радиокухне и пытался пробиться в эфир самой любвеобильной радиостанции Love Radio.

Как разбудить мышцы

Кто рано встает, тот на весь город поет. Чтобы бодрым голосом будить слушателей с семи утра, диджеи встают в половине шестого. Клюющие носом ночные выпускающие сдают пост приблизительно без пяти минут семь. Обитатели студии носятся как ошпаренные: подбить песни в плей-листе, придумать первый выход. Как только программный директор Love Radio Юлия Радионова, нарисовав улыбку, говорит отбивку часа, в студии раздается первый звонок. Это жаворонки спрашивают, что за песня звучит в эфире. Вообще дозвонившиеся интересуются разными мелочами — от прогноза погоды до точного времени. Вскоре белый аппарат раскалится докрасна: до обеда запланировано несколько игр со слушателями.

Поприветствовав и немного взбодрив сонную аудиторию, понимаем, что и самим проснуться бы не мешало. Кофе и сигареты на радио расходятся как горячие пирожки, а порой и вовсе их заменяют — цейтнот. Диджей появляется в эфире не больше чем на 30 секунд, но за этим стоят минуты подготовки, мегабайты информации о спонсорах, расчет времени звучания песен и так далее.

Каждый выход заранее продумывается и расписывается на бумаге. Вопреки распространенному мифу о том, что радийщики говорят «от балды», поток сознания в эфире — признак непрофессионализма. В разговорах со слушателями или в программе по заявкам импровизации хватает с головой. Ранним утром диджей обращается к зрителям чаще, чем, например, в 11 часов: утром людей нужно растормошить, а к обеду им уже не до того.

— Чтобы «разбудить» мышцы лица, можно повертеть губами, поцокать языком, можно громко попеть или даже покричать, — говорит Юля, у которой за плечами больше пяти лет эфирного стажа. — Можно поговорить скороговорки. К сожалению, со временем многие, и я не исключение, перестают уделять разминке должное внимание… А чтобы не стесняться говорить в микрофон, на первых порах можно представлять, что ты общаешься с семьей, близкими тебе людьми. На самом деле, сколько бы опыта у тебя ни было, всегда присутствует легкий мандраж. Особенно когда начинаешь что-то новое.

Массаж в эфире

Мою инициативу сказать что-нибудь в микрофон слушателям пресекли сразу: новые работники стажируются неделями. А вот составить речь для выхода в эфир позволяют. С 8 до 9 утра параллельно с ведущей готовлю себе спичи. Привыкшему обдумывать каждую фразу, мне даже три предложения за пять минут даются нелегко. На слух они далеки от совершенства. Юля советует добавить уверенности и повелительных наклонений: «Ты не должен предполагать — ты это знаешь, ты в этом уверен!». Поговорив с выключенным микрофоном, интересуюсь, как, мол, я говорю? «Да никак!» — беззлобно смеется моя учительница.

за неправильное произношение спонсорской информации и названия песен предусмотрено наказание рублем. Не знаешь английского — консультируйся с музыкальным редактором. Периодически косячат все диджеи, вне зависимости от опыта. Так, все радиолюбовники хоть по разу, да спотыкались на фразе «в поселке Чигири». А одного диджея все долго осмеивали за то, что последнее слово в названии программы по заявкам Big Love Message произносил как «массаж».

Мало кто знает, что за красивыми песнями, умелыми перебивками, да и за всем техническим обеспечением радиостанции стоят звукооператоры. Если ведущие дневного эфира давно жмут все кнопки сами, то рулить утренним шоу одному не под силу: слишком много суеты. «Как ее зовут, скажи!», «Давай лучше с другой песни выйдем!» — то и дело раздается в сторону музыкального редактора и старшего звукооператора Сергея Харькова. «А ты какими словами закончишь?» — интересуется тот, чтобы не упустить момент. Он же принимает звонки и экономит мобильные средства слушателей. «Наташ, номер мобильника вашего скажите, мы минут через пять перезвоним, будьте готовы», — говорит Сергей.

Паранормальное явление

В течение дня с его невидимой помощью прошло несколько игр: «Пара — нормальное явление» (произнесите вслух, каково?) на тему знания привычек и характера второй половины, викторина «Простые Альфа-вопросы» на знание истории телеканала, у которого скоро день рождения, а также смс-игра «Любовь — это…», в которой нужно было дать свое определение этому чувству.

Управляться с пультом и двигать песни по плей-листу достаточно просто, но любой промах услышит весь город. Как только я убедился, что овладеть техникой несложно, сразу же покинул кресло звукооператора: большая ответственность давит. В общем-то, даже после пяти часов на радио, потом начинаешь слушать его по-другому. Изредка замечаешь недостатки, которые раньше таковыми и не считал. А также отмечаешь профессионализм диджея в той или иной ситуации или, напротив, посмеиваешься. Ну а чтобы говорить лучше, периодически бубнишь себе под нос: «От топота копыт пыль по полю летит». Карьера на радио мне, конечно, не светит, но хоть вопросы ньюсмейкерам стану задавать внятно.

Мнения

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский внес в Госдуму законопроект, который ограничивает трансляцию песен, исполняемых на иностранном языке, в эфире российских музыкальных телеканалов и радиостанций. Согласно проекту, русскоязычные песни должны занимать не менее 60% эфира. Принятие этого документа, по мнению вице-спикера Госдумы, будет способствовать «законодательному укреплению государственного языка», а также позволит избавить эфир от «агрессивного натиска иностранных произведений». «АП» обратилась за комментарием к представителям местных радиостанций, на чьих волнах можно услышать песни на разных языках.

Дана Чемоданова, программный директор «Европа-плюс-Благовещенск»:

— Мы живем в мире, в котором, кроме России, присутствуют и другие страны. Не будем забывать и о том, что английский язык, в силу его распространенности, считается международным. Откуда к нам приходят новые технологии? Где больше развит шоу-бизнес? На западе. Если, скажем, Филипп Киркоров добьется такого же уровня качества и популярности, как Алишия Кис, мы будем только рады постоянно крутить его треки. Но так как авангардом музыкальной индустрии по праву считаются Великобритания и США, наш формат подразумевает 80% западной музыки. Вместо того чтобы запрещать конкурентов, нужно поднимать уровень наших исполнителей. Постоянные слушатели хорошо ориентируются в нашем формате и заказывают, как правило, зарубежные композиции.

Сергей Харьков, музыкальный редактор, старший звукооператор Love Radio:

— Русские песни составляют 30% нашего эфира. Музыкальная политика станции формируется исходя из вкусов целевой аудитории, а у нас это активная молодежь. Уравнивать в правах русские композиции с зарубежными нет смысла, поскольку наш шоу-бизнес очень сильно отстает в развитии от западного. Возможно, в классической музыке мы и первые, но тут нет. Забавно, но факт: слушатели, которые дозваниваются в программу по заявкам Big Love Message, заказывают в основном русские песни, но лишь потому, что не могут вспомнить ни исполнителя, ни названия зарубежного трека. Начинают напевать, мол, помните такую? А у нас песен порядка восьми тысяч, сами понимаете. Вот и выбирают что-то более понятное.

Михаил Кузьминых, технический директор, музыкальный редактор «Авторадио -Благовещенск»:

— Музыкальный формат определяет московский офис, а мы, как их филиал, его копируем. Наша целевая аудитория — взрослые образованные люди 30—50 лет, большинство из них — мужчины. Соответственно, в эфире звучат песни, которые эта публика хорошо знает и любит, а это, как показывают опросы, золотые хиты дискотеки восьмидесятых, легкий рок и немного современной поп-музыки. В незагруженное рекламой и программами время за час у нас звучит порядка 16 песен, из них четыре-шесть — иностранные, в рабочее время соотношение иностранных и русских треков немного выравнивается. Радиостанций исключительно русской направленности сегодня предостаточно. У слушателей есть выбор, и не надо их этого выбора лишать.