Помощник прокурора «заехал» в колонию

Виновнику в Зейском ДТП огласили приговор

Вчера в Зейском районном суде завершилось рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего помощника районного прокурора Павла Смирнова. Суд принял доводы обвинения и приговорил обвиняемого к 4 годам и 4 месяцам в колонии-поселении, а также к выплате компенсации пострадавшим.

18 марта прошлого года джип Isuzu Bighorn, которым управлял помощник зейского прокурора Павел Смирнов, врезался в УАЗ скорой помощи, везший пациентов в ЦРБ из поселка Юбилейный. Погиб один человек — 50-летняя фельдшер Лидия Соколюк, трое, включая самого Смирнова, получили травмы. Свидетели к месту аварии прибыли лишь через несколько минут. В машине скорой помощи они увидели девушку в шоковом состоянии с плачущим ребенком на руках. Молодая мама Екатерина Дорошенко повторяла одну фразу: «Он ехал прямо на нас!»

— Навстречу ехал белый автомобиль-такси, и джип, обгоняя его, выехал на встречную полосу, а когда между машинами оставалось метров 100, он резко взял влево, — пояснил водитель УАЗа Евгений Крыласов. — Я попытался уйти направо, но не смог преодолеть снежный бордюр.

Немаловажную роль могло сыграть отсутствие в «скорой» ремней безопасности: от столкновения непристегнутую Лидию Соколюк бросило вперед, и она ударилась головой о металлическую деталь УАЗа. Водитель получил множественные переломы ног. Пострадавших доставили в ЦРБ, где у Смирнова взяли первую пробу крови, которая не выявила алкоголь. Впрочем, некоторые свидетели высказали мнение, что такой результат экспертизы был получен потому, что «Смирнов находился в дружеских отношениях с главврачом».

Виновник ДТП заявлял, что устал на работе, так как до 20 часов готовил документы в облпрокуратуру. Смирнов выпил таблетку от головной боли, по дороге домой голова опять заболела, и потом он уже не помнит события после ДТП. В то же время ряд свидетелей утверждали, что обвиняемый «получил «звездочку» и проставлялся перед друзьями». По мнению защиты, свидетели говорили об этом лишь с чьих-то слов, причем свидетельские показания на разных допросах выглядели по-разному. 26 марта было возбуждено уголовное дело, а после выхода из больницы и очередного отпуска Смирнов был уволен из прокуратуры.

— 18 марта Крыласов выезжал из Юбилейного в Зею в 10 утра, вернулся назад в 18.20, а в 18.30 снова поехал в райцентр. Но в путевом листе нет подписи ответственного лица, — заявил Павел Смирнов в суде. — Несогласованность и противоречивость показаний могут являться способом ограждения работодателя от ответственности.

Подсудимый и его защита заявили, что большинство доказательств собрано с нарушениями и не может быть принято во внимание. Вину Смирнов не признал, но обвинение сочло ее полностью доказанной.

— С учетом того, что для Смирнова это первое преступление, он оказывал помощь потерпевшим, у него положительные характеристики с места работы, малолетний ребенок, прошу назначить наказание четыре года и шесть месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, — заявил на прениях гособвинитель Владислав Осса, напомнив про прокурорскую присягу.

— Принципы уголовного судопроизводства были нарушены, — ответила на это защитник Светлана Соломатина. — Напрашивается вывод, что органы следствия использовали не принцип презумпции невиновности, а, наоборот, вины Смирнова в совершении ДТП, и отсюда строились все действия.

В итоге судья Юрий Кадыров вынес обвинительный приговор — 4 года и 4 месяца в колонии-поселении с лишением прав управлять транспортным средством на два года. Также Смирнова обязали выплатить компенсацию за моральный и материальный вред пострадавшим — 450 тысяч рублей родственникам погибшей и по 200 тысяч водителю и матери маленькой девочки.

— Деньги меня не интересуют, важнее наказание, — сообщил сын погибшей Евгений и отметил, что приговор слишком мягкий.

— Все понимают, что, каким бы ни был приговор, он будет опротестован, — сообщил «АП» Павел Смирнов.

Пока решение райсуда не вступило в законную силу, у сторон есть право обжаловать его в Амурском областном суде.