Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №25 (28916) от 2 июля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
13 июля 2020,
понедельник

Огонь не открывать

Вооруженный конфликт на Амуре 29 июня 1937 года мог стать началом войны

На невысоком цилиндрическом пьедестале — скульптура краснофлотца. С двух сторон орудийные башни с бронекатеров, а на них — корабельные якоря. У подножия памятника мемориальная доска с надписью: «Здесь покоятся краснофлотцы БК-72, погибшие в бою с японо-маньчжурскими провокаторами». В тихой роще среди высоких сосен в селе Малая Сазанка они нашли свой последний причал.

Огонь не открывать / На невысоком цилиндрическом пьедестале — скульптура краснофлотца. С двух сторон орудийные башни с бронекатеров, а на них — корабельные якоря. У подножия памятника мемориальная доска с надписью: «Здесь покоятся краснофлотцы БК-72, погибшие в бою с японо-маньчжурскими провокаторами». В тихой роще среди высоких сосен в селе Малая Сазанка они нашли свой последний причал.

Шесть фамилий, шесть разных судеб и одна на всех смерть. Ценой своих молодых жизней они не дали разгореться вооруженному конфликту, который мог перерасти в войну. В июне 1937 года здесь, на нашей амурской земле, по мнению историков, могла начаться Великая Отечественная война. И потери в ней для нашего народа могли быть намного трагичнее.

Амурский Даманский

Тогда, в далеком 1937-м, в прессу могла просочиться лишь скупая информация. Политическая ситуация обязывала молчать! Лишь спустя 40 лет одна из районных газет рассказала о пограничном инциденте во всех красках, но с одной исторической неточностью — огня тогда с нашей стороны никто не открывал. Советские моряки приняли удар на себя, сами гибли, но строго выполнили приказ командования: «На провокации не поддаваться!».

Был солнечный июньский день. Бронекатера Амурской военной флотилии несли дозор близ маньчжурского берега. Головным в строю шел БК-72 под командованием лейтенанта Ивана Беляева. За ним следовала канонерская лодка пограничной охраны № 308.

Командир стоял у рубки с биноклем, отыскивая носовые створы. За поворотом показался остров Сычевский — маньчжуры его называли Сеннуха, а спустя годы наши местные жители окрестят его амурским Даманским. За схожую провокационную ситуацию и трагизм произошедших здесь событий.

Командир БК-72 обратил внимание на поленницу дров у южной части острова. Раньше ее там не было. Когда бронекатер подошел ближе, поленница мгновенно развалилась, за ней стояли артбатарея из трех орудий и пулемет. На берегу пролаяла команда самурая, раздался оружейный залп. Они били в упор по головному катеру. Краснофлотцы бросились к своим боевым постам. Слетели чехлы с орудий и пулеметов. Но ответить огнем наши моряки не могли. Они получили строгий приказ огонь не открывать.

Схватившись за грудь, раненый командир упал за борт. Катер получил несколько пробоин, потерял ход и начал тонуть. Командование на себя принял старшина мотористов Виктор Жабоедов. Он отдал команду личному составу покинуть катер и плыть к своему берегу. Палуба погружалась в пучину Амура, моряки ныряли в воду. Раненый Афанасий Тихий, стоявший у штурвала, не оставил боевого поста и вместе с катером ушел на дно. Японский пулемет продолжал вести огонь и по плывущим морякам.

Не отвечая на огонь провокаторов, бронекатер № 74 и канонерская лодка, вся изрешеченная пулями, смогли выйти из-под обстрела. БК-72 затонул на трехметровой глубине. Над поверхностью торчали только мачта и рубка, на которой находилась башня со спаренными пулеметами. Расположенная поблизости от места инцидента советская артиллерийская батарея в бой не вступила. Когда 6 июля 1937-го к затонувшему бронекатеру подплыло семь лодок с японо-маньчжурами, советская артиллерия тоже не открыла огонь…

Залпом по Константиновке

Советские пограничники и моряки Амурской военной флотилии (до 30 декабря 1937-го Морские силы РККА, а затем — ВМФ), еще задолго до начала второй мировой войны принимали на себя удары японцев, превративших территорию Северо-Восточного Китая в плацдарм для нападения на СССР. Корабли японо-маньчжурской Сунгарийской флотилии наводили орудия на наши военные катера и торговые суда, нередко на Амуре происходили случаи нарушения госграницы.

— А весной 1935-го японская башенная лодка с группой солдат на борту стала у советского острова между Поярковом и Константиновкой. В ответ на приказание пограничного катера «Отважный» покинуть советские территориальные воды японцы дали залп по Константиновке и обстреляли наш катер, — рассказал еще об одном пограничном инциденте историк-краевед Владимир Чепелев. — Тогда «Отважный» и пограничники с берега открыли огонь, разгорелся бой. Разрывом японского снаряда на советском катере была выведена из строя артиллерия. Получил ранение и командир катера Николай Фильченков. Вскоре на помощь «Отважному» прибыли катера Поярковской пограничной заставы. Упорный бой закончился захватом японского корабля и его экипажа.

Но особенно многочисленными провокации стали в 1937 году. Число официальных протестов, последовавших со стороны Народного комиссариата по иностранным делам (НКИД) СССР, достигло 23!

— Однако политическая ситуация к этому времени изменилась: война нужна была Японии, но не нам, — продолжил Владимир Романович. — К этому времени Япония заключила с фашистскими государствами Германией и Италией антикоминтерновский пакт и начала открытую подготовку к нападению на Советский Союз. Провокации на наших границах были рассчитаны на то, чтобы проверить боеспособность советских вооруженных сил на Дальнем Востоке, любыми путями втянуть нас в военный конфликт и при благоприятных обстоятельствах развить крупные наступательные операции с целью захвата нашей территории. Мы оказались фактически в полной политической изоляции. Начнись тогда война, ее исход и потери для нашего народа могли быть намного трагичнее.

Вспомним их имена

Нападение японо-маньчжуров на советский бронекатер 29 июня унесло жизни шести краснофлотцев: Ивана Васильевича Беляева, Андрея Яковлевича Вовненко, Ивана Васильевича Костенко, Ивана Васильевича Краснова, Афанасия Павловича Тихого, Якова Федоровича Асаулко (умер в госпитале). В том, что мы сегодня доподлинно знаем их имена и фамилии, большая заслуга Владимира Чепелева и Екатерины Ашиток, заведующей музеем школы-интерната № 4 Свободного.

Погибшие моряки вначале были похоронены на маневренной базе в Астрахановке. Проститься с героями пришли свыше двух тысяч благовещенцев. Затем останки перезахоронили в братской могиле на берегу Зеи близ Малой Сазанки, где располагалась Зее-Бурейская бригада речных кораблей Амурской военной флотилии. В период разливов берег реки подмывало, и могилу перенесли в сосновую рощу рядом со школой.

Это место священно для жителей Малой Сазанки и близлежащей Новгородки. Каждый год 2 сентября, в день окончания второй мировой войны, сюда приходят люди, чтобы поклониться героизму наших моряков. Летом 1937-го любой выстрел на дальневосточной границе мог стать началом новой войны. Они отдали свою жизнь, но этого не допустили.

Возрастная категория материалов: 18+

https://fartov.com/

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

В Ромненском районе фермер на грант расширил молочную фермуЭкономика
Гороскоп на 12 июля: к Скорпионам нагрянут гости, а Львы сами отправятся к роднымСоветы
На мосту через Зею образовалась пробка из-за тройного ДТППроисшествия
На Восточный привезли первые части стартового стола ракеты «Ангара»Космодром
Разбившим фотопоинт в Белогорске вандалам ограничили свободуОбщество
В Благовещенске за лето отремонтируют почти 8 километров тротуаровОбщество

Читать все новости

Система Orphus