Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №110 (28879) от 19 ноября 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
19 ноября 2019,
вторник

Африканские будни амурской милиции

Капитан милиции рассказал АП о миротворческой службе в Северном Судане

Общество

Он единственный дальневосточник из системы МВД, кто прошел все тесты и поступил в международный центр подготовки миротворцев ООН. Успешно отслужив больше года в Судане, Дмитрий Шурбин вернулся в Благовещенск. Откровения амурского милиционера о его африканской командировке читайте в эксклюзивном интервью АП.

Африканские будни амурской милиции / Он единственный дальневосточник из системы МВД, кто прошел все тесты и поступил в международный центр подготовки миротворцев ООН. Успешно отслужив больше года в Судане, Дмитрий Шурбин вернулся в Благовещенск. Откровения амурского милиционера о его африканской командировке читайте в эксклюзивном интервью АП.

В амурском УВД, где он служил сначала в информационном центре, а потом усилил ряды криминальной милиции, Дмитрием гордятся — многогранный талант! С раннего детства он научился брать, казалось бы, непреодолимые барьеры. Увлекся компьютером и в 6 лет написал свою первую компьютерную программу. А поскольку вся специальная литература была на иностранном языке, пришлось первоклашке осваивать английский. Студентом энергетического факультета АмГУ самостоятельно стал изучать еще и другие языки. Уже работая в органах внутренних дел, на спор с другом Дима научился прыгать с парашютом, а потом занялся пилотированием. Все эти знания и навыки пригодились ему в жизни.

Ду ю спик инглиш?

Когда в амурское УВД пришла разнарядка для набора на курсы миротворцев ООН, Дмитрий Шурбин оказался единственным в нашей области милиционером, кто отвечал всем необходимым требованиям. А они были следующие: надо прослужить в системе МВД не менее 5 лет, иметь права категории В со стажем тоже не менее 5 лет, хорошо водить полноприводный автомобиль, стрелять из пистолета и при этом свободно владеть английским языком.

— Прежде чем пришло приглашение, мне позвонили из Москвы и предложили рассказать о себе на английском. На этом этапе во всех регионах сразу отсеялось много народу, — рассказал свою африканскую предысторию криминалист. — Правда, некоторые схитрили: за них по телефону на вопросы отвечали знакомые учителя или переводчики. Но потом обман все равно раскрылся. В центре подготовки были только россияне и африканцы. Меня планировали направить в Либерию, но потом почему-то переиграли, и я попал в Судан. 18 апреля мы прилетели в Хартум — столицу Северного Судана. Открыли двери самолета и окунулись в ночную «прохладу»: +38 градусов! Сначала нас отправили отсыпаться в китайскую гостиницу. Оказывается, в Судане, как и у нас, много китайцев. Они строят дома, дороги, качают нефть — занимаются всем, что приносит доход… На следующий день мы получили документы, ооновскую форму и наставления бывалых. Меня первое время много раз выручала девушка-американка — опытная сотрудница ООН, за что я ей безмерно благодарен.

Скот — основная валюта

Судан условно разделен на две части: на севере живут мусульмане, на юге — христиане. Но главная причина присутствия в этой стране миротворцев — не разные религиозные взгляды, а нефть. Она находится в основном на юге страны и на пограничных территориях между севером и югом. Дмитрий Шурбин работал в Хартуме в миротворческом центре по обучению местных полицейских. Учили африканцев и тому, как ловить преступников (основам криминалистики, методам противодействия беспорядку), и тому, как от них защищаться.

— Беда этой страны в том, что суданцы не любят работать, особенно южане. Воспитанием детей, ремонтом кровли — всеми домашними делами занимается только женщина. Она может километров за 5—6 идти за водой и нести на себе огромную тяжесть, а муж будет сидеть под манговым деревом с автоматом. У мужчин на юге работать не принято. Там никто не занимается даже добычей и переработкой нефти — они просто сдают поля с нефтяными месторождениями в аренду и получают за это деньги. Если на севере еще есть какие-то предприятия, то на юге вообще ничего не производят. Племенное деление — еще одна причина частых конфликтов. Допустим, человек в пьяной разборке убил кого-то из другого племени, то это уже проблема не двух семей, а двух племен. Могут прийти ночью и вырезать все племя из-за коров. Скот там — основная валюта. 200—300 убитых мирных жителей в сутки — по суданским меркам, это не много. Мне нередко приходилось выезжать в командировки на юг. По одному там никогда не ходили.

— А инциденты были?

— Случалось всякое. Но это оставим за кадром, — улыбается Дмитрий. — Главное, остался жив.

По словам миротворца, оружия в этой африканской стране очень много, и самого разного. От автоматов Калашникова всех модификаций китайского производства до танков и самолетов. Капитан милиции Шурбин развернул карту Африки:

— Вот смотрите, это Сомали, а это Судан — совсем рядом. Мы получили информацию, что груз, захваченный осенью 2008-го сомалийскими пиратами на украинском судне «Фаина», на борту которого находились 33 танка Т-72, 6 установок залпового огня, гранатометы, боеприпасы, стоит на вооружении в Южном Судане, куда поставки вооружений запрещены.

Официально украинское оружие предназначалось Кении, но, вероятно, чтобы обойти международные нормы, спланировали пиратский захват: забрали груз, передали сепаратистам, деньги поделили... Я это слышал из разных источников — от русских, украинцев и от самих суданцев.

Все родом из СССР

Амурский ооновец снимал квартиру вместе с одним военным наблюдателем в так называемом русском доме. Там жили россияне, молдаване, украинцы, киргизы — настоящий интернационал. Вернувшись из отпуска, Шурбин привез из Благовещенска в Хартум большой советский флаг. Идея была воспринята на ура. С тех пор на алом полотнище, олицетворяющем дружбу народов, все ооновцы из стран бывшего СССР, уезжая домой, оставляют на память свои фамилии.

К слову, в Судане, как и в Афганистане, к русским отношение особое, а вот американцев не любят.

— У меня там был друг украинец Микола Широковский. Он носил натовскую полевую форму — ее используют в Украине, только со своими нашивками. Однажды возле нашего дома мы увидели молочника. Коля решил посмотреть, что у него в бочке. Погонщик зло замахал руками, закричал на своем, мол, «Американо, уходи!» Коля ему: «Да мы — не американо, мы — Украина, Русь». Африканец сразу заулыбался: «А, русий! Ну хорошо, смотри».

В Северном Судане, по словам очевидца, даже весной в среднем +50. Климат жаркий и очень сухой. За 2009 год в Хартуме только раз шел дождь. Зато какой — машины течением уносило! Для местных жителей осадки — настоящее бедствие.

— Цемент в строительстве там редко используют. У них между кирпичами — обычная глина, ее размывало водой, и дома рушились. Рядом со штаб-квартирой ООН находилось одно из подразделений агентства национальной безопасности, — привел Дмитрий пример. — Оно было обнесено добротной стеной толщиной в два кирпича — так она после ливня вся просела и развалилась, пришлось отстраивать заново.

Африканский рай

— Ребята-москвичи плачут, что дороги там плохие, а по мне так ничего особенного, как и у нас в сельской местности, — улыбается дальневосточник. — А вот до дорог, какие я видел в Уганде, Кении, Танзании, нам далеко... Работали мы там без выходных и праздников, но за месяц полагалось по 6 дней отгулов. Первый раз поехал в Турцию. Но знакомство со Стамбулом началось с посещения КПЗ аэропорта Ататюрк — из-за ошибки турецкого консульства. Я два раза, в том числе и через официальный канал ООН, узнавал, какие нужны документы, а когда прилетел в Турцию, оказалось, что кроме служебного паспорта требуется еще консульская виза. Просидел час в КПЗ и понял: надо что-то делать. Стал требовать российского консула. В конце концов меня отпустили, но депортировали обратно в Судан.

За время командировки амурчанин побывал в нескольких африканских странах, пересек экватор, увидел Килиманджаро — самую высокую гору Африки и другие достопримечательности «черного континента».

— Больше всего мне понравилось в Уганде. Эта экваториальная страна — настоящий африканский рай. Там мягкий климат, зимой и летом стабильно 28—30 градусов. Прекрасная погода, отличная природа — здорово! Казалось бы, в Уганде очень дорогой бензин — больше доллара за литр, и при этом потребительские цены нормальные. Люди в основном занимаются земледелием. Работа есть.

— А сепаратисты?

— Сепаратистов нет. Хотя до нас доходила информация, будто на их территории тренируют боевиков для Южного Судана. В Уганде мы на международном автобусе через Кению отправились в Танзанию — решили посетить экзотический остров специй Занзибар, который находится в 40 км от Дар-эс-Салама. Помните, у Чуковского: на Занзибаре, в Калахари и Сахаре... Вот и мы с Миколой сдуру взяли билеты, не спросив, сколько ехать. Это было что-то... 32 часа в автобусе без кондиционера! Миновали более тысячи километров и две границы. Все это «удовольствие» обошлось нам по 60 долларов с каждого.

— Не зря хоть мучились, понравился Занзибар?

— Закройте глаза и представьте рекламу «баунти» — высокие кокосовые пальмы, белый мелкий песок и коралловые рифы. Пейзажи умопомрачительные, но больше посмотреть нечего. А вот Дар-эс-Салам поразил нас дикой смесью культур. Он полностью соответствует своему древнему названию «город мира». Каких только кровей там не намешено: индусы, арабы, африканцы разных мастей, европейцы... И все живут мирно...

Нужна диктатура

На вопрос: ты бы смог остаться в Африке и жить там с семьей, Дмитрий Шурбин ответил:

— В восточной Африке — Уганде, Кении или Танзании — да. Там много канадцев и европейцев имеют свой бизнес, вполне можно создать свое частное предприятие и жить хорошо. Климат отличный. И медицина там на уровне. Как-то я обедал в кафе, и ко мне подсел южный суданец. Если поначалу африканцы, как раньше для нас китайцы, все были на одно лицо, то сейчас я могу определить, из какой части Африки человек передо мной. Так вот этот самый суданец мне откровенно сказал: «Знаешь, чего нам, черным людям, не хватает для счастья? Три «белых вещи»: белых брюк, белой рубашки и хорошего белого господина. Обвинять его в расизме нет смысла. Африканцы нуждаются в умелом руководстве — таков уровень развития их цивилизации.

В Судане, как и в большинстве стран Африки, — техногенное средневековье. Они живут по средневековому укладу, только с учетом автомобилей, компьютеров, сотовых... Все эти атрибуты технического прогресса только тормозят их развитие. Поэтому Европа, мягко говоря, не в восторге от африканских иммигрантов. Мы часто «без формы» обсуждали на кухне положение дел в этой истекающей кровью стране, и все сошлись во мнении: если бы в Судане не было войск ООН, там сначала вспыхнула гражданская война, но за счет силы вскоре был бы установлен жесткий порядок. ООН выполняет роль ингибитора — замедляет эту реакцию, а в данный исторический период там необходима жесткая диктатура. Тогда настанет мир и порядок. Но мир в нефтяной африканской стране никому не нужен.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Две недели до часа Х: амурчане заплатили более 670 миллионов рублей имущественных налоговЭкономика
Собака помешала приземлиться самолету в Хабаровском краеЖивотные
Драги серьезно загрязнили реку Большую Эльгу в Селемджинском районеОбщество
В Циолковском завершается строительство первого в городе бассейнаКосмодром
Благовещенские школьники изучают инженерные науки на каникулахОбщество
Гороскоп на 19 ноября: Козероги избавятся от одиночества, а Стрельцы кардинально изменят гардеробСоветы

Читать все новости

Общество

Охрану амурских колледжей и университетов предложили передать Росгвардии Охрану амурских колледжей и университетов предложили передать Росгвардии
Драги серьезно загрязнили реку Большую Эльгу в Селемджинском районе
«Перекрыла рану шарфом»: амурский колледж наградит студентку, спасшую жизнь раненому в перестрелке
В Приамурье за сутки выпала почти месячная норма осадков
Благовещенские школьники изучают инженерные науки на каникулах
Система Orphus