Противник шлет парламентеров

В Маньчжурии советские войска продвигались вперед по заданным направлениям. Войска Забайкальского фронта заняли города Мукден и Чанчунь, 1-го Дальневосточного — города Чжухэ, Эму, Дуньхуа, Гирин, 2-го Дальневосточного — Мулань, Тунхэ и Харбин. Прием капитулирующих частей и соединений Квантунской армии продолжается.

Хроника войны

20 августа 1945 года

На Бэйаньском направлении 74-я отдельная танковая бригада передовым отрядом к 19.00 вошла в Бэйань, 12-я стрелковая дивизия главными силами в 20.00 вошла в Лунчжень. 3-я стрелковая дивизия без 70-го стрелкового полка с частями усиления с 15.00 на марше.

70-й стрелковый полк остается в Сун-у. 1628-й истребительный противотанковый и 1140-й пушечный артиллерийские полки — в резерве командующего в трех километрах восточнее города Сун-у. Организованное сопротивление противника отсутствует, но в ходе марша отдельные группы японских диверсантов производят нападения на наши подразделения.

101-й укрепленный район к исходу дня в районе Благовещенска и сопредельного китайского города сформировал пулеметную бригаду и снял оборону рубежа западнее и юго-западнее Сахаляна (Хэйхэ). В Сахаляне и Айгуни сформированы военные комендатуры.

На Мэргеньском направлении оперативная группа продолжает уничтожение противника в Ганцзинском и Саньчжаньском узлах сопротивления. В связи с отказом командира 135-й отдельной смешанной пехотной бригады сдаваться наши войска активно используют артиллерию для уничтожения огневых точек противника.

По приказу командующего войсками 2-й Краснознаменной армии штурмовики 96-й штурмовой авиационной дивизии, не совершавшие 18 и 19 августа 1945 года боевых вылетов в связи с приказом о прекращении боевых действий, группами по 4—6 самолетов уничтожали окруженный Ганцзинский гарнизон. По вызову авианаводчиков пилоты совершили 20 августа 37 боевых самолетовылетов. К исходу дня противник не выдержал и выслал парламентеров.

Почетно и опасно

После объявления капитуляции командование советских войск на Дальнем Востоке в целях избежания ненужных потерь неоднократно посылало к японским командирам парламентеров с предложениями о сдаче в плен. Десятки офицеров выполняли эти опасные, но почетные миссии.

Главным парламентером для вручения ультиматума командующему Квантунской армией генералу Отодзо Ямаде был назначен полковник Иван Тимофеевич Артеменко. Сын русского офицера, который сражался с японцами еще в Порт-Артуре во время русско-японской и, будучи контуженным, попал в плен. Иван Тимофеевич оказался на советско-японской войне благодаря личному указанию Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина: «Дети сделают то, чего не смогли сделать отцы. Как поется в песне о русских героях, спящих на сопках Маньчжурии: «Ваши потомки за Вас отомстят, справят победную тризну».

С миссией парламентера к командиру 135-й отдельной смешанной бригады генерал-майору Джукиджо Хамаде (он так мечтал взять Благовещенск!) был направлен амурчанин — лейтенант Анатолий Гальцев. Анатолий Андреевич родился в 1925 году в Благовещенске. В 17 лет его призвали в Красную армию. Окончил военное училище в Хабаровске. Воевал в 614-м стрелковом полку 396-й стрелковой дивизии. Полк был сформирован в Сковородине. После окончания войны Анатолий Гальцев жил и работал в Свободном, в 2000 году стал почетным жителем этого города.