Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №84 (28848) от 15 августа 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
18 августа 2019,
воскресенье

Цыганская доза

Свободненский район облюбовал «свободный» народ, чтобы торговать героином

Общество

— С тех пор как цыгане здесь поселились, житья никакого не стало. Я теперь и уехать не могу — боюсь маму одну оставить. Ей 83 года, и после каждой их выходки она расстраивается, у нее давление сразу зашкаливает — пластом лежит. Вот недавно только из больницы забрала, — таким «спичем» встречает нас у калитки своего дома Лидия Михайлова.

Цыганская доза / — С тех пор как цыгане здесь поселились, житья никакого не стало. Я теперь и уехать не могу — боюсь  маму одну оставить. Ей 83 года, и после каждой их выходки она расстраивается, у нее давление сразу зашкаливает — пластом лежит. Вот недавно только из больницы забрала, — таким «спичем» встречает нас у калитки своего дома Лидия Михайлова.

На улице 60-летия Октября в Нижних Бузулях этот дом выгодно отличается от стареньких соседских «деревяшек» — заботливыми руками хозяев он выкрашен в яркие цвета и обнесен новым забором. На 30-градусном морозе разговор не клеится — от холода скулы сводит, просимся в дом. Хозяйка, узнав, что приехали журналисты, охотно соглашается рассказать про беды местных жителей. А уж она знает о них не понаслышке: не так давно в дом по соседству въехала цыганская семья.

— Мам, это из газеты, про цыган расспрашивают, — обращается она к вышедшей на шум старушке. И продолжает уже для нас: — А что наркотиками торгуют, так это точно. Хоть часы по ним ставь: в три часа ночи встаю, слышу — собака надрывается, к соседским воротам машины подъезжают. Бывает, по две-три иномарки. Смотришь, хозяева забегали, засуетились. А вы гляньте, все ж село шприцами усеяно.

— Чем они занимаются, мне не интересно. Сил нет, как надоели ироды: лошадей держат, привязали к моему забору. Лошадь дернула, забор и повалился, — чуть не плача, вторит дочке жительница Нижних Бузулей Вера Даниловна Симонова.

— Вот пришлось забор новый ставить. Мама пенсию собрала, мы с мужем накопили денег, добавили, дом подремонтировали, — подхватывает Лидия Васильевна. — Жаловались мы в администрацию, да что толку? Глава села сделать с ними ничего не может — мягкий характер у него больно. Сейчас знаю, что взрослых как будто арестовали, где-то в Благовещенске они. А дети остались, как им жить-то?

Неожиданная миграция

Спокойная жизнь селян закончилась в феврале этого года, когда в Нижние Бузули одна за другой переехали пять цыганских семей.

— У всех детишки мал мала меньше, взрослые не работают, зато каждый день полные сумки из магазинов таскают, пиво и сигареты постоянно покупают, — рассказывает продавщица небольшого сельского магазина. — А где деньги берут, понятно. В селе что ни день, какие-то иномарки появляться стали. Сами цыгане колются и к ним приезжают за дозой. Вы бы летом посмотрели — на въезде в село по обочинам горы шприцев инсулиновых. И за почтой туалет стоит — там тоже колются и бросают тут же. А детям долго, что ли, поднять эту гадость? Что ж тут хорошего? Выселили бы их совсем.

Выселились, да только не те. В октябре с насиженного места сорвалась добропорядочная цыганская семья, которая жила в Нижних Бузулях последние 6 лет. О них слова плохого в селе не услышишь: и дом у них был оформлен как полагается, и все документы в порядке, отец семейства и старший сын подрабатывали сторожем и дворником. Видимо, не согласились они участвовать в грязном бизнесе родственников и уехали из села.

По всему видно, что местные цыган побаиваются и связываться с ними лишний раз не хотят. Но от неприятного соседства все-таки попытались избавиться.

— К нам поступило анонимное заявление от жителей этого села, в котором сообщалось, что поселившиеся там цыгане занимаются сбытом наркотиков,— рассказывает замначальника Свободненского межрайонного отдела управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Амурской области Иван

Каспирович. — Главное, за что переживали люди, — чтобы не посадили на иглу сельскую молодежь.

В поле зрения сотрудников Госнаркоконтроля попали две семьи: в одной наркоторговлей занимались муж с женой, в другой — мать с дочерью. Последняя преступная группа вызвала у оперативников наибольший интерес: выяснилось, что 60-летняя цыганка находится в федеральном розыске с 2006 года за торговлю опием. В течение полугода шла оперативно-разыскная работа: сбор доказательств, контрольные закупки и их документирование.

— Цыгане очень осторожны, в свой дом кого попало не пустят. Героином торговали вот в этом лесочке, в метрах 100—150 от дороги, — рассказывает наш провожатый, оперативный сотрудник Свободненского межрайонного отдела амурского наркоконтроля Дмитрий. — И наркотиков при них никогда не бывает, они их в лесу в тайниках прячут. Звонит им, к примеру, клиент, говорит, что подъезжает. Женщины выходят из дома — и в лес, там на полянке ждут гостя. Приезжие бросают машину на въезде в село и пешком идут к месту встречи.

«Зачистку» в Нижних Бузулях наркополицейские провели в сентябре. В два дома, где поселились сбытчики героина, они нагрянули одновременно — в шесть утра. Задержаны были четверо. Как шутя говорит Иван Каспирович, раньше они жили в одном селе — теперь живут в одном СИЗО.

«Сажать их всех надо»

После каждой такой операции цыгане замирают как минимум недели на две-три — ждут, кто будет следующим. А потом проходит время, и они опять берутся за свое — наркоторговля пусть и опасный, но очень прибыльный бизнес.

— А на что они, думаете, живут? Работать они не хотят, — замечает наша первая собеседница Лидия Михайлова. — Месяц после «облавы» тишина была, а потом опять чужие машины мотаться стали.

Прощаясь с разговорчивыми женщинами, мы выходим на улицу 60-летия Октября и замечаем, что у соседского дома, где как раз недавно и побывали наркополицейские, молодой цыган лопатой убирает снег. Завидев нас, он замирает. Любопытство побеждает, и мы подходим к нему.

— Здравствуйте, вы в переписи участвовали? Телевизор, Интернет дома есть? Можно зайти? — бойко начинает «заливать» фотокор АП Андрей Оглезнев.

— Мы отчет по переписи составляем, вот соседей ваших опрашивали. В дом пригласите? — подхватываю я.

Растерявшись, молодой человек все же распахивает перед нами маленькую калитку. Во дворе непрошеных гостей встречают лаем собаки — лохматый кавказец и небольшая дворняжка. На снегу два рулона сена, возле дома — темная иномарка. В самом жилище все очень скромно, если не сказать бедно: маленькие комнатки, старая мебель, на дверном косяке висит сбруя.

— Семья у вас большая? — спрашиваю. — Чем на жизнь зарабатываете?

Цыган растерянно шарит по нас глазами, видимо, соображая, откуда мы свалились ему на голову, и постоянно заглядывает в соседнюю комнату, как будто что-то там потерял.

— С братьями живу, — бурчит он в ответ. — Лошадей разводим, тем и живем. Вот сбрую делаю, — снимает он с косяка самодельное «творение». И тут же начинает оживленно тараторить: — Все сам делаю на заказ, вот смотрите, такая одна 30—50 тысяч стоит.

— А откуда вы сюда переехали? И родители где?

— Сидят. Из Приморья приехали, потому что жилье там дорогое. А вы кто такие? — начинает волноваться цыган.

На этой ноте «допрос» я решаю прервать — признаться, с детства побаиваюсь цыган. Спасибо, говорю, в отчет вас внесем. Позже на этой же улице нам встретится еще один житель Нижних Бузулей. Махнув в сторону цыганского дома, мужчина зло кивает: «Сажать этих гадов надо».

И посадили

В Свободненском районном суде уже вынесли вердикты по двум нижнебузулинским уголовным делам, связанным со сбытом наркотиков в особо крупных размерах.

Причем сроки, которые получили преступники, внушительные: мужу с женой дали по 10,5 и 8,5 лет лишения свободы, а матери с дочерью — 11 и 10 лет соответственно. Последняя парочка, правда, подала кассационную жалобу.

По информации наркополицейских, героином преступники снабжали весь север области — в табор за кайфом приезжали наркоманы из Архары, Новокиевского Увала, Сковородина, Зеи, Магдагачинского, Шимановского и Мазановского районов.

— Почему цыгане обосновались в Нижних Бузулях? В Свободном мы возбуждаем одно дело за другим, из-за нашего давления они и начинают выселяться в район, — говорит Иван Каспирович. — В городе мы пять минут — и на месте, а в село еще доехать надо. К тому же у Бузулей очень удобное географическое положение: скоро здесь будет строиться космодром, и пойдет клиентура.

Наркобизнес под прикрытием

По информации УФСКН, на территории Свободного и Свободненского района проживает около 100 цыган. Примерно половину из них наркополицейские своими «клиентами» не считают: эти продают по домам товары, шерстят на рынках, торгуют ворованным мясом. Оставшиеся 50 представителей свободного народа занимаются наркобизнесом, прикрываясь разведением лошадей.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Гороскоп на 18 августа: Козероги поговорят по душам, а Стрельцы отдадутся романтическим переживаниямСоветы
Экологи не обнаружили опасных цианидов в воде и почве подтопленных селах Мазановского районаПаводок—2019
В выходные Приамурье останется во власти циклонического вихряОбщество
Охота за печниками: амурские власти ищут специалистов для ремонта печей в пострадавших домахПаводок—2019
Лучшим предпринимателям Приамурья вручили бизнес-«Оскары»Экономика
Гороскоп на 17 августа: Раки отправятся на свидание, а Тельцы на шопингСоветы

Читать все новости

Общество

В выходные Приамурье останется во власти циклонического вихря В выходные Приамурье останется во власти циклонического вихря
Путин присвоил звание Героев России посадившим А321 на кукурузное поле летчикам
Праздничные линейки для большинства амурских школьников пройдут 2 сентября
В Белогорске запретили купаться в реке Томь из-за кишечной палочки
Легкий и прочный: Роспотребнадзор дал советы по выбору школьного ранца
Система Orphus