Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №94 (28858) от 19 сентября 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
21 сентября 2019,
суббота

«Мы — вечные студенты»

Роман Романенко рассказал молодежи о космических буднях

Космодром

Как космонавты поддерживают себя в форме, находясь на Международной космической станции, в какие верят приметы, что берут с собой в полугодовую одиссею по орбите — об этом и многом другом студентам АмГУ, воспитанникам Амурского кадетского корпуса и ученикам школы № 16 вчера рассказал космонавт, четырежды бывавший на МКС, Герой России Роман Романенко.

«Мы — вечные студенты» / Как космонавты поддерживают себя в форме, находясь на Международной космической станции, в какие верят приметы, что берут с собой в полугодовую одиссею по орбите — об этом и многом другом студентам АмГУ, воспитанникам Амурского кадетского корпуса и ученикам школы № 16 вчера рассказал космонавт, четырежды бывавший на МКС, Герой России Роман Романенко.

Костяк аудитории составили студенты, обучающиеся по космическим специальностям, однако представители гуманитарных факультетов — психологи, международники — тоже не скупились на вопросы, ни один из которых летчик-космонавт не оставил без внимания.     

После приветственного слова ректора вуза Елены Астаповой высокий гость рассказал об основных вехах своей звездной карьеры, что заняло около получаса. Затем Роман Юрьевич спустился в зал, откуда вместе с остальными посмотрел небольшой сюжет, снятый пресс-службой областного правительства в ходе визита амурской делегации на авиасалон МАКС, в рамках которого он провел для гостей экскурсию по Звездному городку. Поблагодарив авторов, Роман Романенко предложил студентам задавать любые вопросы.

Первым делом у бывалого космонавта поинтересовались, как экипаж МКС компенсирует недостаток физических нагрузок в условиях невесомости.

— Считается, что в коротких полетах (до двух недель) спортом можно не заниматься без вреда для организма. Более длительные экспедиции  влияют на мышцы, внутренние органы и кости. За 50 лет практики врачи разработали программу профилактики в период длительного пребывания на орбите. Мы ежедневно занимаемся  спортом по 2—3 часа.  Современная нагрузочная аппаратура позволяет не только мышцы поддерживать в тонусе, но даже немного их нарастить при желании. У нас две беговые дорожки, у каждого индивидуальная программа нагрузок, записанная на флешку еще на Земле. Вставил — и пошел. То же самое касается велоэргометра и силовых нагружателей, разработанных американцами, — они развивают все группы мышц. На каждый тренажер — по часу. Мы используем специальные корсеты, которые нас к бегущей дорожке притягивают и создают нагрузку на ноги, эквивалентную собственному весу — то есть мы чувствуем себя как на Земле. Благодаря тренировкам только первая пара шагов на Земле делается неуверенно, а дальше — уже все в порядке. Но лучше не делать сразу резких наклонов и приседаний.

— Профессию космонавта очень сильно популяризируют сегодня, а есть ли у нее минусы, которые вы уже прочувствовали на себе? — спросила одна из студенток.

— Так как мы все  оптимисты, минусы уходят на задний план, но все же остаются. Во-первых, это полеты на длительный срок. Не хватает близкого общения с родными. Есть и телефон, и тот же Skype, но нет чувства того, что ты находишься рядом. По большому счету наша работа связана с частыми командировками. Я как-то подсчитал: за год дома не был около восьми месяцев — поездки за границу, по России. Родные привыкают, ты привыкаешь, но все равно хочется быть рядом. Что касается работы, то это — постоянная учеба. Мы — вечные студенты. С одной стороны — хорошо, с другой — надоедает. Сколько себя помню — учусь: в школе, в Суворовском училище, в вузе, как пришел в отряд — опять пошло-поехало. Перед тем как впервые полетел в космос, я сдал около 200 экзаменов. Причем если ты, например, три года не готовился, то учеба начинается практически с нуля, поскольку техника постоянно совершенствуется. Небольшие изменения: снова сдаешь систему управления движением, потому что это мы обязаны знать как Отче наш. В космосе некому тебе помочь, подсказать — принимать решения, ликвидировать внештатные ситуации нужно самостоятельно.

Кроме того, приходится себя ущемлять в чем-то постоянно: режим, спорт. Нужно постоянно поддерживать свой вес плюс-минус 500 граммов, потому что в любой момент тебя могут вызвать и сказать: «Через две недели летишь, быстро медицину проходи». Если в скафандр свой не влез (а срок его годности — три года), все, до свидания, до следующего раза.

—Космонавты суеверные люди? Приметы у вас какие-то существуют?

— Все суеверные, это идет еще из авиации. Есть у нас обязательная программа: вечером накануне вылета все вместе смотрим фильм «Белое солнце пустыни». Сколько раз мы его уже видели, но такая уж традиция. Выходить из зала при этом, кстати, нельзя. Сейчас уже небольшие послабления дают: можно на фильм вместе с родными прийти, потому что одному уже скучно.

— А найдутся ли рабочие места на космодроме Восточный для представителей других специальностей, которых готовят  в нашем вузе? — поинтересовался студент факультета математики и информатики.

— Не обязательно специализация должна быть космической. Информатика, компьютеры —  раньше это все не нужно было, а сейчас без этого никуда. Я думаю, на космодроме все сферы будут затронуты, а вы все будете востребованы. Вряд ли специалисты с Байконура или из Москвы поедут сюда: все уже осели, получили квартиры. Все в ваших руках, готовьтесь, учитесь. Те люди, которые здесь сейчас сидят, скорее всего, и будут составлять костяк Восточного и все его структуры будут состоять из вас.

— Вы, когда летите в космос, берете с собой какие-то личные вещи?

— Роскосмос в этом отношении не слишком балует космонавтов. Если американцам можно вывезти до 2,5 кг, то нам — только один. При этом килограмм привез, килограмм и должен увезти назад, чтобы ничего не осталось, чтобы станция не была захламлена. При этом мы кричим, ребята, у нас там столько мусора, заберите его, а они нам: «главное, свои вещи не забудьте».

Есть стандартный пакет, в который влезают часы, например, какие-то значки сувенирные, кольцо обручальное. Я беру с собой еще Библию небольшую дорожную. Еще я беру около 50 бумажных конвертов: бывает, кто-то улетает, напишешь письма родным, а они потом домой идут из Америки, с Байконура…

Выглядит это так: приходит специальный человек с пакетом и весами. И ты с ним еще торгуешься: вот это можно взять, вот это — нет. Бывает, лишних 15 граммов  выбьешь. Иногда это важно.

— Случалось с вами что-нибудь мистическое?

— Мистика случается периодически внутри станции. Некоторые космонавты забывают на столе вилки или ложки, и они улетают. Можно считать, что ты ее через неделю увидишь, а есть остается только пальцами. А бывает, утром просыпаешься, видишь — о, висит в пространстве. У нас уже традиция:  что-то потерял — не пытайся найти, само найдется через некоторое время. Бывает, кофе приготовишь только-только, отлетел ненадолго, пока вернулся — кофе уже нет, потом  обнаруживается где-то холодный.

— А в иную жизнь вы верите?

— Почему бы и нет? Мы же здесь существуем. Я верю, что где-то тоже есть разумные существа.

— Нет ли языкового барьера с иностранными космонавтами? Какой у вас язык общения? — поинтересовалась студентка факультета международных отношений.

— Основной язык на станции — английский. Если хотите стать космонавтом, обязательно нужно знать язык. Мне было проще. У меня в школе был языковой уклон. Продолжал изучать его в дальнейшем. А вот тем, кто приходили с немецким, приходилось перестраиваться. Бывают в экипаже и европейцы, знающие немецкий, но это редкость. Общаемся еще на «рунглише»: я начинаю говорить на английском языке, они мне отвечают уже на русском. Жестами, бывает, друг другу помогаем. Американцы и европейцы хоть и не обязаны изучать русский, но когда они прилетают на станцию, они им уже более или менее владеют, могут объясняться.

— А вы бы хотели, чтобы ваши дети пошли по вашим стопам?

Нашу династию (Роман Романенко — третий в мире потомственный космонавт, родился в семье дважды Героя Советского Союза космонавта Юрия Романенко. — Прим. АП), скорее всего, продолжит дочь. Она сейчас учится во втором классе, но она и физически подкованная (гимнастикой занимается), и память у нее хорошая. 38 заявлений было в отряд космонавтов, а девчонок — все нет, очень жаль.

— В чем заключается психологическая поддержка и были ли случаи, когда понадобилась срочная психологическая помощь в космосе? — спросили студенты-психологи.

— Психологическая поддержка и подготовка — аспект, которому уделяется очень большое внимание. Очень много претендентов в отряд космонавтов валятся именно по психологическому отбору. Все знают технику, язык, физически подготовлены, выходят и говорят: «Не взяли — психологов не прошел». И боевые летчики, в том числе, которые уже очень много налетали, сыплются.

В космосе психологическая поддержка — это связь с Землей. Маечки нам шлют со смешными надписями. Клипы нам часто записывают. На мой день рождения, например,  по Москве ходила съемочная группа, и прохожих просто просили поздравить космонавта, который сейчас в космосе. Раз десять, наверное, смотрел. Очень помогает это все. В ЦУПе есть специальная группа поддержки, три молодых девушки этим занимаются.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Гороскоп на 21 сентября: Раков одолеет лень, а Скорпионы увлекутся каким-то проектомСоветы
Василий Орлов вручил удостоверения начинающим юнармейцамВласть
В Тынде впервые за 30 лет улицы покрывают асфальтомОбщество
Шимановский фермер вдвое увеличил производство молока благодаря грантуЭкономика
Работники тындинского предприятия «Горэлектротеплосети» вышли на митинг в защиту экс-директораПроисшествия
Благовещенская полиция ищет свидетелей ДТП с месячным младенцемПроисшествия

Читать все новости

Космодром

Путин на космодроме Восточный: первый пуск в 2020-м, статус Циолковского и проблемы второй очереди Путин на космодроме Восточный: первый пуск в 2020-м, статус Циолковского и проблемы второй очереди
Строители укрепляют на Восточном фундамент под стартовым столом для ракет «Ангара»
Первые в космосе: наноспутник амурских студентов наблюдает за самолетами и космической погодой
Роскосмос заинтересован в бесплатном запуске разработанных амурскими студентами спутников
В следующем году на космодроме Восточный планируют провести от четырех до шести пусков
Система Orphus