Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №3 (28893) от 23 января 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
24 января 2020,
пятница

«Мы эвенки — мы кочуем»

Глава Ивановского — о культуре, золоте и словаре малого народа Севера

Общество

В Приамурье пять эвенкийских поселений, и лишь в одном из них — селе Ивановском Селемджинского района — местную власть возглавляет эвенк. О том, как живет сегодня село с национальным колоритом, наш разговор с главой Ивановского Сергеем Никифоровым.

«Мы эвенки — мы кочуем» / В Приамурье пять эвенкийских поселений, и лишь в одном из них — селе Ивановском Селемджинского района — местную власть возглавляет эвенк. О том, как живет сегодня село с национальным колоритом, наш разговор с главой Ивановского Сергеем Никифоровым.

Бич оленеводства — волки

— Сергей Савельевич, проблемы эвенкийских поселений в области общие, но у вас есть и свои особенности?

— Наша общая проблема — оторванность, мы не консолидированы. А если говорить о нашем селе, то люди у нас традиционно занимаются оленеводством и охотпромыслом. Я сам с 1993 года работал в охотничье-оленеводческом хозяйстве «Улгэн», до 2009 года, когда меня избрали главой поселения, поэтому проблемы оленеводства знаю изнутри. У нас много оленеводов и охотников, но мало специалистов среднего звена, из которого вырастают руководители. Парадокс в том, что, желая сохранить традиционное, мы не хотим, чтобы дети повторяли нашу судьбу. Они уезжают учиться и не возвращаются либо возвращаются, но не хотят работать. Да и к оленеводству сегодня нет такого пристального внимания властей, как сельскому хозяйству на юге области. Бич оленеводства — волки, они вырезают оленей, их развелось очень много. Традиционные способы борьбы с волком, которыми пользовались наши предки, сейчас забыты.

— Казалось бы, сейчас, наоборот, выгодно бороться с волками — за волчью шкуру власти дают премию в 8 тысяч рублей?

— Что значит добыть волка? Круг волка или стаи составляет от 20 до 40 дней, это сотни и сотни километров. Наш охотник, преследуя волка, может нечаянно зайти в Хабаровский край, к которому мы примыкаем, и он тут же становится браконьером. Это у волка нет границ, а у нас есть. У охотника есть свой план по добыче соболя, и он должен его выполнять, чтобы прокормить семью. Нам нужна бригада волчатников, которых нужно учить добывать волка. Но у нас не из кого ее формировать, да и денег на это нет.

— Вы сказали, что раньше у эвенков были свои секреты, как одолеть волка?

— Наши предки применяли так называемый гон — мы живем в горно-таежной местности, и у нас небольшие мобильные оленьи стада. Раньше зимой, перед тем как гнать стадо, по этой тропе шли два-три человека и гнали волков, чтобы обезопасить оленям дорогу и место ночевки. Смысл в том, что волку нужно постоянно питаться, а его не подпускают к пище, и хищник ослабевает.

Многое из традиционной культуры сегодня уходит. Особенно обидно, что мы теряем язык. На эвенкийском старое поколение еще говорит, а молодежь его уже забывает.

Нужен этноцентр

— Вы сами говорите по-эвенкийски?

— Я понимаю, но говорю очень слабо. В селе в основном по-русски говорят. Меня огорчает, как главу, что школа смотрит не в ту сторону — занимается только образованием. Зато наш детский сад «Звездочка» — это единственный садик, который работает по эвенкийской программе, созданной по инициативе заведующей Елены Тимофеевой. Дети поют на эвенкийском языке, играют. Там и русские дети с удовольствием танцуют эвенкийские танцы. А потом они в школу приходят, и там этот интерес к народной культуре гасится. У школы большие возможности прививать любовь к традиционной культуре, но почему-то этого не делается. Надо же понимать, что основа общества, его стержень — это культура, дети должны ощущать себя эвенками. У нас 63 ребенка в школе и 56 в детсаду, это наше единственное будущее, другого у нас нет.

— Вы, как местная власть, что-то делаете для сохранения национальной культуры?

— Мы как администрация активно работаем с кафедрой религиоведения АмГУ, с Центром сохранения исторического наследия Амурской области, совместно с ними создали фильм «Окто» («Путь»), провели фотовыставку, показывающую сегодняшнюю жизнь села. Два года назад для школьников был создан ансамбль «Дюгэлдын» (в переводе — преемственность). В эвенкийском языке нет однозначного перевода слов, дюгэлдын — это летние кочевки, перемена мест, либо преемственность, то есть мы сегодня здесь, а завтра придут другие. Мы пригласили хореографа из Якутии Дмитрия Макарова, привлекли спонсоров, сшили костюмы. Нам неплохую помощь оказывает фонд «Петропавловск».

Мы хотим создать этноцентр для сохранения традиционного уклада жизни. Чтобы мы могли показать себя как народ. Там старшее поколение будет передавать знания по декоративно-прикладному искусству, выделке шкур, там будет проходить выступление художественных коллективов. И вот здесь я жду помощи от спонсоров. И при этом надо, чтобы и наши люди работали — нельзя говорить только «дай», надо самим что-то производить. Тогда будем жить.

— Вы единственный глава-эвенк. На ваш взгляд, почему эвенки неохотно идут во власть?

— Это же надо отрываться от привычного образа жизни, бросать тайгу! Лично мне моя работа нравится. Самое главное, я нахожу понимание в районной администрации, у руководителей районного звена. И все наши проблемы я знаю изнутри. Сейчас вот с помощью района мы новую школу достраиваем. Район помог нам отремонтировать котельную, которая ни разу с 1969 года не переживала ремонта. У нас дом культуры сгорел, нам надо нормальный клуб построить, пока все мероприятия проводим в бывшей столовой. Мы ремонтируем теплосети, реконструируем стадион. Ивановское — такое же амурское село, как и многие другие, оно точно так же живет и развивается.

Эвенки – народ без границ

— За что вы любите свой народ?

— За что можно любить себя? Сейчас идет стремительное наступление прогресса, но главное в народе сохраняется. Эвенки всегда доброжелательные. Возьмем хоть завоевание Сибири Ермаком, хоть геологические изыскания советских времен — проводниками всегда были эвенки, они всегда готовы помочь. Другие малые народы живут обособленно, а у нас нет границ. Мы живем и на Сахалине, и на Чукотке, и в Амурской области, и в Китае, и в Монголии, и в Красноярском крае. Язык у нас общий, но он меняется в зависимости от окружения. Вот на сегодняшний день почти закончен словарь эвенкийского языка селемджинского говора совместно с БГПУ. Считалось долгое время, что селемджинский говор умер, а носителей-то еще много. Просто никто об этом не задумывался — мы живем на отшибе, да еще и село называется Ивановское, если кто не знает, то и не догадается, что там живут эвенки.

— Кстати, почему такое исконно русское название?

— Ну рядом же ключ Ивановский! От него и пошло. Эвенков собрали сюда во время коллективизации из других мест. Ошибка в чем — кто-то думает: раз есть село, пусть там и живут. Но мы же эвенки, мы кочуем.

«Людей возмутило, что все решили без нас»

— Перед президентскими выборами о вас заговорила вся область — жители села намеревались бойкотировать выборы в знак протеста против поисков россыпного золота на землях традиционного природопользования эвенков. Как сейчас обстоят дела?

— Здесь вошли в противоречие федеральное и областное законодательство, поэтому земли в долине ручьев Богородский и Ивановский «Амурнедра» выставили на аукцион, и лицензию на разработку участка выиграла компания ЗАО «Хэргу». Ручей Ивановский проходит через село, а ручей Богородский находится примерно в полутора километрах от нас. В этих местах жители собирают ягоды и грибы, там же расположены пастбища оленей. Кроме того, ручьи являются альтернативными источниками чистой воды. На сегодня это два последних чистых ключа вблизи поселения. Людей что возмутило — что все решили без нас. А когда начали разбираться, выяснилось, что здесь проблема в законодательстве, и с этим должны разбираться юристы. К нам приезжали представители районной администрации и прокуратуры, губернатор области тоже озабочен ситуацией. Мы поняли, что к нашему селу власти настроены позитивно, но против закона никто ничего сделать не может. Сейчас областная прокуратура совместно с администрацией сельсовета, представительным органом села Ивановского изучает вопрос, как выйти из этой ситуации. Надеемся, что все разрешится мирно и местное население не пострадает.

— У вас уже есть опыт успешного сотрудничества с золотопромышленниками?

— Когда к нам пришла УК «Петропавловск», она частично зашла на территорию охотугодий. Но компания предложила компенсационный вариант, мы подписали соглашение на меры социальной поддержки в области образования и культуры. Компания выступает спонсором обучения наших выпускников в вузах, потом они возвращаются и отрабатывают в селе. Да, пришла компания, она добывает золото, она частично берет наши охотучастки, но она с нами сотрудничает. Это нормальный путь развития взаимоотношений, мировая практика.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

В память о блокадном Ленинграде благовещенцы зажгут свечу в окне и станцуют случайный вальсОбщество
Амурским врачам заплатят по два миллиона за переезд в селоОбщество
В провинции Хэйлунцзян умер один заболевший коронавирусомПроисшествия
Работу гидов в России планируют лицензироватьЭкономика
В Тынде построят новые дома под двухпроцентную ипотекуЭкономика
Губернатор Приамурья выразил соболезнования в связи со смертью Юрия КузнецоваВласть

Читать все новости

Общество

В память о блокадном Ленинграде благовещенцы зажгут свечу в окне и станцуют случайный вальс В память о блокадном Ленинграде благовещенцы зажгут свечу в окне и станцуют случайный вальс
Амурским врачам заплатят по два миллиона за переезд в село
Скончался Герой СССР Юрий Кузнецов
«Это запомнится на всю жизнь»: амурчане о дальневосточном полуфинале конкурса «Лидеры России — 2020»
Четыре лайфхака, как легко пережить зиму, и самая печальная собака: утро с «Амурской правдой»
Система Orphus