Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №13 (28103) от 2 апреля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
2 апреля 2020,
четверг

«90% китаеведов уходит в торговлю»

Алексей Маслов о стагнации науки и китайской психологии

Экономика

«Амурская правда» продолжает серию интервью с заведующим отделением востоковедения Высшей школы экономики Алексеем Масловым. На прошлой неделе он посетил Благовещенский педагогический университет в рамках недели китайского языка. На этот раз читатели нашей газеты смогут узнать, как в России обстоят дела с изучением КНР, почему опасна стагнация китаеведения и чем похожи китаеведы и хирурги.

  • По мнению эксперта, в БГПУ изучение китайского языка идет на высоком уровне.
  • Алексей Маслов, заведующий отделением востоковедения Высшей школы экономики.

«КИТАЕВЕДЕНИЕ ПОХОЖЕ НА МЕДИЦИНУ»

— Алексей Александрович, насколько хорошо в России готовят китаеведов?

— Нужно отделять изучение китайского языка от комплексной науки «китаеведение». Традиционно у нас в России всегда было 3—4 базовых центра подготовки китаеведов: Санкт-Петербург, Москва и, естественно, Владивосток, где и возник первый восточный институт. А центры изучения китайского языка возникали независимо от китаеведения. И в последние годы их количество резко возросло: сейчас в России китайский преподается в 120 университетах, как в рамках учебных программ, так и вне их. Это довольно много — больше 10% российских вузов.

— Почему такой резкий рост?

— Огромный интерес. Но при этом количество людей, изучающих китайский язык, не очень велико. В каждом городе есть группы, которые хотят этим заниматься. Географически охват очень широкий. Но из 120 центров лишь в 15 язык преподается качественно, например в Благовещенском и Екатеринбургском педуниверситетах. Все остальные — это крайне низкий уровень. Но в целом все равно преподавание языка возросло. А вот если говорить о китаеведении как науке, то можно увидеть снижение качества подготовки китаеведов по всей России. Качественного роста академической составляющей не происходит, и это говорит в целом о стагнации изучения Китая в России.

— Чем опасен такой застой? Фиаско «Роснефти», потерявшей в КНР 3,5 миллиарда долларов, и безуспешные попытки «Газпрома» выйти на китайский газовый рынок связаны с ним?

— Да, конечно! Хотя нельзя все сваливать на китаеведение, потому что есть объективные факторы, например экономическая ситуация в России. Есть ряд проектов, которые понесли серьезные финансовые потери из-за подобных недочетов. Кроме «Роснефти» и «Газпрома», можно назвать неудачный выход на китайский рынок компании «Русский алюминий» и хаотичное развитие приграничной торговли, которое обычно преподносится как «активное общение России и Китая». Китаеведение в этом плане похоже на медицину, которая не может спасти человека от смерти, но способна скорректировать ряд болезней.

Есть и другой пример: люди, несведущие в китайской психологии, думают, что Китай — надежный партнер. Но китаеведение показывает, что эта страна всегда борется исключительно за свои интересы.

— То есть, если союз с кем-либо начнет угнетать китайцев, они его разорвут без тени сомнений?

— Они не разорвут. Китай — очень гибкая и мудрая страна, ругаться они не любят. Например, мы видим сейчас, что отношения с этим государством меняются, становятся более жесткими. Китай начинает переходить от лозунгов дружбы и сотрудничества с Россией к более практичным требованиям. Но если посмотреть на структуру торговли и взаимоотношений вообще, мы увидим, что она в течение последних 10 лет выгодно повернулась к Китаю. Формальный раздел произошел с 2007 года, когда Россия стала поставлять в Китай меньше, чем покупать там. Но все зародилось чуть ранее, в начале 2000-х, когда Китай сам стал управлять российско-китайскими отношениями.

«90% КАДРОВ УХОДИТ В ТОРГОВЛЮ»

— Почему в России так мало исследователей Китая?

— Если мы посмотрим на структуру того, куда идут выпускники всех центров и вузов, то увидим, что от 80 до 90% уходят в сферу торговли. Некоторые вообще уходят из китаеведения. В любом случае в итоге мы не получаем людей, которые обучаются в магистратуре, аспирантуре и не работают в аналитических центрах.

— В чем проблема? Не платят?

— Парадокс, но вопрос с зарплатой — вторичный. Я знаю случаи, когда в Москве платят очень много. У нас, в Высшей школе экономики, когда мы отбираем людей на очень высокую зарплату, то смотрим 15—20 кандидатов. И часто сталкиваемся с необразованностью. Даже за большие деньги не получается найти профессиональных китаеведов. Почему мы не можем найти? Есть пять факторов, объясняющие это.

Первый — устаревшие методики подготовки в вузах. В университетах изучается Китай, которого уже не существует, используются подходы и методики, которые уже в 60-е годы были признаны отработанными.

Второй — устаревшие способы исследований. Сегодня есть целый ряд западных методик, которые позволяют довольно точно просчитывать развитие Китая на ближайшее время. В России они в большинстве своем не используются.

Третий — в нашей стране появилось много исследователей, которые не только не говорят на китайском, но и в самом Китае были один раз. В итоге эти центры стратегических, восточных и прочих исследований создают шумовой эффект, будто есть качественный анализ развития соседей. Но это не так.

Четвертый — в России на уровне региональных и центральных властей нет понимания того, что для работы с Китаем нужны специалисты. Мы прекрасно знаем, что ни один человек не отдаст себя в руки хирурга, который учился по учебнику. С китаеведением происходит именно это.

Пятый — долгое время китаеведение в России развивалось изолированно в силу закрытости Советского Союза. Сегодня одна из форм спасения и развития китаеведческих исследований — как можно больше контактов с крупнейшими западными центрами, исследующими Китай. Многие пытаются брать китаеведов в самом Китае, забывая, что там нет этой науки.

— А что там есть?

— Исследования истории и политики, связанные исключительно с официальной позицией, не имеющей никакого отношения ни к науке, ни к методике, ни к аналитике. Знать ее обязательно, но изучать страну, исходя из китайских позиций, — бессмысленно. И спасение, как я уже говорил, — максимально широкие контакты с крупнейшими аналитическими центрами на Западе.

— Мы этим центрам нужны?

— Нет. Но это не значит, что мы не можем навязать им свою дружбу. У нас есть рычаг, который можно хорошо «продавать», — близость к Китаю. США и Великобритания настолько отделены от него пространством, что многие проблемы для них неактуальны. Главный вопрос, который задают в любом интервью любые западные журналисты: «Что Россия собирается делать с Дальним Востоком». Им интересно понять логику развития нашей страны. Мы можем обмениваться информацией.

— И, по-вашему, это единственный путь, ведущий к возрождению китаеведения?

— Да. Нам не нужно иметь тысячи центров китаеведения по стране — нужно около десятка конкурирующих между собой центров, которые могут предоставлять конкурирующие мнения. Причем они должны углубленно изучать логику развития Китая от древности до современности, а не останавливаться только на экономике и политике. Ряд центров необходимо вынести на границу, чтобы они занимались сбором и анализом первичного материала. Один из них нужно создавать в Благовещенске.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Китайским и монгольским туристам разрешили приезжать в Приамурье по электронной визе на автомобилеКитайским и монгольским туристам разрешили приезжать в Приамурье по электронной визе на автомобиле
Россия продлила закрытие границы с Китаем до 1 апреляРоссия продлила закрытие границы с Китаем до 1 апреля
Китайских рабочих на Дальнем Востоке предлагают заменить индийцами
По временному коридору из Хэйхэ в Благовещенск въехали семь китайцев
Гражданам Китая запретили въезд в Россию
Амурская область осталась на четвертом месте по количеству китайских туристов
Пурпурная смерть может вернуться: в Китае умер первый заболевший новым типом коронавируса
Вспышку неизвестного вируса зафиксировали в Поднебесной
«Эффект от моста в Китай ощутит вся страна»: амурские министры и депутаты о пресс-конференции Путина
«Биржа контактов», авиарейс и закупка дикоросов: в Приамурье впервые приехал мэр Харбина
Губернатор Приамурья обсудил с мэром Хэйхэ строительство канатной дороги

По мнению эксперта, в БГПУ изучение китайского языка идет на высоком уровне.По мнению эксперта, в БГПУ изучение китайского языка идет на высоком уровне.Алексей Маслов, заведующий отделением востоковедения Высшей школы экономики.Алексей Маслов, заведующий отделением востоковедения Высшей школы экономики.

Фото: Архив АП

В Амурской области разработают план развития экономики в условиях коронавирусаЭкономика
ВТБ выдал первые беспроцентные кредиты предпринимателямЭкономика
Амурская медакадемия направила 252 ординатора на борьбу с коронавирусомКоронавирус
Амурским организациям продлили срок сдачи налоговой отчетностиЭкономика
Амурская область получит на борьбу с коронавирусом 52 миллионаКоронавирус
В Амурской области нет новых случаев коронавируса: оперативная сводка на 1 апреляКоронавирус

Читать все новости

Экономика

В Амурской области разработают план развития экономики в условиях коронавируса В Амурской области разработают план развития экономики в условиях коронавируса
ВТБ выдал первые беспроцентные кредиты предпринимателям
Амурским организациям продлили срок сдачи налоговой отчетности
Бизнес держит дистанцию: как амурские предприниматели адаптируются к новым условиям работы
Владельцы амурских магазинов и кафе чаще других звонят на горячую линию по поддержке бизнеса
Система Orphus