Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №2 (28944) от 21 января 2021 года
Издается с 24 февраля 1918 года
23 января 2021,
суббота

Иван фон Великан

Ровесник «Амурки» Иван Ризен — о жизни в немецкой слободе, раскулачивании и Германии

Общество

Иван Ризен и сейчас, если попросить, заговорит на чистом немецком, да так, что и на далекой родине его предков — Германии — его бы едва ли отличили от коренного немца. Этот язык он и семеро его братьев и сестер знали чуть ли не с пеленок. А русский урожденному Иоганнесу фон Ризену пришлось выучить намного позже и при куда более неблагоприятных обстоятельствах. Немецкие корни сыграли в его судьбе роковую роль. Из-за них он на 10 лет загремел в лагеря, а после лесоповала очутился у школьной доски. Благодаря им уже в 90-е дважды побывал в Германии.

Иван фон Великан / Иван Ризен и сейчас, если попросить, заговорит на чистом немецком, да так, что и на далекой родине его предков — Германии — его бы едва ли отличили от коренного немца. Этот язык он и семеро его братьев и сестер знали чуть ли не с пеленок. А русский урожденному Иоганнесу фон Ризену пришлось выучить намного позже и при куда более неблагоприятных обстоятельствах. Немецкие корни сыграли в его судьбе роковую роль. Из-за них он на 10 лет загремел в лагеря, а после лесоповала очутился у школьной доски. Благодаря им уже в 90-е дважды побывал в Германии.

 Немецкому языку он на протяжении 27 лет учил детей в школе села Овсянка Зейского района, но так и не обучил ему собственных сыновей. Говорит, после всего, что пришлось пережить, невольно перестал любить все немецкое. Уже несколько лет живущий в Зее, поближе к детям, Иван Ризен всего на три дня старше «Амурки» — он родился 21 февраля 1918 года. Накануне дня рождения газеты, в свой юбилей, он рассказал корреспондентам АП о том, как прошли его 95.

Фон Великан

Сухонький, но крепкий невысокий дедушка Ризен встречает нас на пороге. Несмотря на свои 95, Иван Эдуардович до сих пор ранняя пташка — встает в 7:30 и делает зарядку — привычка, с которой не расстается многие годы. Говорит, всю жизнь отличался плохим здоровьем, из-за которого даже по решению отца прогулял один класс школы. Остается только удивляться, как со своим слабым здоровьем, которое не позволило ему учиться в медтехникуме (от запаха хлороформа абитуриенту стало плохо), он выжил в лагерях и на много лет пережил своих более молодых братьев и сестер.

— Ризен с немецкого значит великан. Приставка фон говорит о том, что наш род был из Голландии. Но оттуда из-за гонений семья перебралась в Восточную Пруссию, — не спеша рассказывает собеседник. — Мой дед — Яков фон Ризен — приехал в Россию из Германии в 1864 году на повозках, запряженных лошадьми. Я родился в селе Гротфельд Самарской губернии.

В 19-м веке приехавшим в Поволжье переселенцам из Германии землю давали щедро — по 60 гектаров на хутор. Ризены занимались сельским хозяйством и, несмотря на большую семью, в которой тогда было четверо сыновей и три дочери, нужды не знали. Ребят с малых лет приучали к труду, и самый старший — Иоганнес — с семи лет уже сам пахал землю плугом.

В Гротфельде он окончил три класса немецкой школы. Русского языка мальчишка не знал совсем, зато знал два немецких. Дома родители говорили на хохдойч — литературном немецком, но если хотели, чтобы сказанное осталось в тайне от детей — использовали платдойч (нижненемецкий диалект). Этот язык Иван понимал, но говорить на нем не мог.

Зачем нам Параша?

Семья процветала недолго: в 1931 году Ризенов — последних в селе — раскулачили. До этого они уже сдали весь скот и технику в колхоз.

— Пришли трое, стали обыскивать дом. Нашли в комоде серебряный рубль. Я это увидел и крикнул: «Это мой!» Старший из них сказал: «Вот кулачонок, еще не вырос, а уже за добро держится!» — вспоминает Иван Ризен. — А я заработал этот рубль — дядя Герберт брал меня с собой на ярмарку стеречь коней и в награду дал монету.

Ризенов вместе с нехитрым скарбом погрузили на телеги и отправили на железнодорожную станцию. А оттуда в теплушках на нарах в Забайкалье.

— У нас были маленькие ребятишки, и мама взяла с собой горшок. Когда наше имущество осматривали, этот горшок нашли и говорят: «Вот благородные! Хватит вам и параши!» А я русский плохо знал и думал, это имя. Говорю маме: «Зачем нам девочка Параша, у нас своя Эльза есть», — рассказывает собеседник.

Их высадили на станции Ксеньевская Читинской области, где семья жила год, — там Иван пошел в четвертый класс и с помощью отца за полгода выучил русский язык. Потом Ризенов направили на прииск Широкий.

Окончив семь классов на пятерки, Иван отправился в Читу поступать в техникум. Учились в те времена охотно, рассказывает Иван Ризен, и безумно радовались премиям за хорошую учебу в виде кальсон или носков. В 1939 году он по распределению попал в Зею. Здесь вместо учителя начальных классов, на которого он выучился, стал преподавать немецкий.

Баланда и березовый сок

Великая Отечественная война обернулась для Ивана Ризена войной за выживание, хотя и шла она совсем на другом фронте — внутреннем. Еще в конце 1941 года по предписанию свыше все немцы из Читинской области должны были выехать в Зею. Так в Зейском районе на третьем лесопункте оказалась семья Ивана Эдуардовича. Его самого поначалу чуть было не призвали в армию, но потом выяснилось, что немцев не берут добровольцами. Придя в военкомат по повестке, он удивился — там собрались немцы со всего района. Их погрузили в товарняки и повезли — строить себе лагерь в леса Красноярского края. Там оказались сразу трое братьев Ризен. Неделю спустя, придя с работы, они обнаружили в своем бараке сидящего на нарах самого младшего Ризена — Эдуарда, которому едва исполнилось 17 лет.

— Три раза в день нам давали по пол-литра баланды. Люди умирали от непосильного труда и голода, — говорит Ризен. — Как-то раз в 1947 году на 1 мая меня отпустили собирать березовый сок. Я набрал и думаю — попробую навестить братьев. Они были в лагере за 10 километров от моего. Дошел я до этого лагеря, и на входе меня охрана развернула и с конвоиром отправила обратно. Мы идем по лесу, а он и говорит: «Шлепнуть бы тебя за попытку к бегству, да тащить до лагеря далеко». Так вот и не «шлепнул».

В лагерях Ивану Ризену предстояло провести 10 лет. Через год их с братьями разделили — его отправили в Усольлаг, в нынешний Пермский край. Двоих его братьев направили в Киргизию на урановые рудники. После освобождения они так и остались жить в Средней Азии. Ивана из-за веса в 40 килограммов в лагерях назначали не лесорубом, а десятником — это и помогло выжить. К 1952 году, когда родители написали начальству лагеря письмо с просьбой отпустить его домой, он уже дослужился до инженера лесосечного фонда и числился вольнонаемным. С сопровождающим его отпустили в Зею. Здесь он хотел было устроиться в лесхоз, но судьба снова привела его в школу — на этот раз села Овсянка, где он проработал до 1976 года.

Иван да Марья

— После лагеря думал, что никогда не женюсь — зачем плодить несчастных? Но вышло иначе — в школе познакомился с учительницей русского языка и литературы Марией Сосиной, с которой мы вскоре и поженились, — повествует Ризен.

Ризены воспитали троих сыновей — не то чтобы в строгости, но в любви к спорту и труду. В любую погоду весной, летом и осенью мальчишки наворачивали круги по школьному двору в самой легкой форме — трусах и майках.

В 90-е годы, когда появилась возможность уехать на историческую родину, Иван Ризен был не против, но жена не захотела оставлять родные места. В Германию уехали два брата Ризена и самая младшая сестра Эрна. В конце 90-х Иван Эдуардович дважды побывал у родни в Германии, о чем в советские времена не мог и мечтать.

— Что удивило? Аккуратность, с которой там все устроено. И то, что за все нужно платить — даже за телевизор в доме, — поясняет Иван Эдуардович.

Теперь от некогда большой семьи Ризенов остались Иван и Эрна. Они часто созваниваются по телефону, а в последнее время общаются и по скайпу, который Иван Эдуардович освоил вместе с сыном Евгением. Но род Ризенов далек от оскудения — пропасть ему не дадут пять внуков, для которых дед в годы их студенчества учредил специальную стипендию за хорошую учебу, и пока одна правнучка.

21 февраля Ивану Ризену исполнилось 95 лет. С юбилеем именинника вчера поздравляли не только родные из Приамурья, Приморья, Тульской области, Германии, но и бывшие ученики, которым и самим уже за 60. 

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Рыбам стоит воздержаться от физического труда, а Тельцам — от чревоугодия: гороскоп на 23 январяСоветы
Оперативный штаб: социальные приюты в области продолжают работать в режиме изоляцииКоронавирус
Вакциной «Спутник V» привили 3 160 амурчанКоронавирус
Житель Благовещенска воровал элитное спиртное из алкомаркетовПроисшествия
Оперативный штаб: городской роддом Благовещенска готовят к обычной работеКоронавирус
Оперативный штаб: амурский Роспотребнадзор прогнозирует подъем заболеваемости гриппомКоронавирус

Читать все новости

Общество

В День студента в Приамурье потеплеет на 10-12 градусов: прогноз погоды В День студента в Приамурье потеплеет на 10-12 градусов: прогноз погоды
75 тысяч благовещенцев получат новые квитанции за тепло с измененными лицевыми счетами
«Вакцина может спасти жизнь»: глава амурского Роспотребнадзора привилась от коронавируса
Школу Циолковского украсит портрет Юрия Гагарина
Уголовное дело по заражению в Амурской областной больнице детей гепатитом С прекратили
Система Orphus