Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №26 (28917) от 9 июля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
15 июля 2020,
среда

Вера старая, а беззаконие — новое

Забайкальский старовер встал на защиту вырубаемого кедра

Общество

Журналист АП Варвара Сиянова съездила в Забайкалье и вместе с экологическим пресс-клубом «Берлога» побывала в рейде по местам незаконной рубки кедра. АП продолжает цикл материалов «Живущие в кедровнике».

  • «Когда люди в зрелом возрасте принимают староверие по зову души, приходят к Богу основательно».

Он не бреется двадцать лет, моется только глиной и ходит босиком по снегу, свою комнату называет кельей и не мерзнет даже в тридцатиградусный забайкальский мороз. Старую веру бывший атеист-физик Андрей Саксин принял более пяти лет назад, будучи уже в зрелом возрасте. И жил бы себе новоиспеченный старовер из Усть-Ямаровки потихонечку в своей келье, занимался сельским хозяйством, молился за нас, грешников, да книжки церковные на старославянском и древнерусском читал. Но варварские и совершенно законные рубки кедра в Красночикойском районе не дают поводов для смирения. Последнее время Андрей Аркадьевич неистово защищает лесного великана. 

Скорлупа жизни

Большая немецкая овчарка прыгает вокруг меня и, словно играя, пытается сбить с ног. Не лает, не кусает, но и обратно из чужого подворья, в которое я заглянула чисто из любопытства, не выпускает. «Аза! На место! — командует вышедший на шум суровый бородатый мужчина. — Да вы не бойтесь, идите в дом. Мы, староверы, своих собак на цепь не сажаем. Она вас не тронет. А если посадишь на привязь, вырастет цепной пес. Сорвется и будет кусать».

Большой двор, заснеженный огород, несколько добротных жилых домов, баня, хозяйственные постройки. В одной из них оборудованный цех по переработке кедрового ореха.

— Пять раз я оформлялся предпринимателем и пять раз снимался с учета, — улыбается Андрей Аркадьевич. — Не каждый год тайга одаривает хорошим ореховым урожаем. Но каждый месяц, если у тебя ИП, будь добр — заплати налоги. И немаленькие! А жить на что?

На столе полный тазик кедровых орешков. Маленькое кустарное производство позволяет прокормить семью и продать излишки ядра, кедровой муки и целебного масла.

— Вот не знаю, куда девать пленку от кедрового ореха, которая находится между скорлупой и ядрышком, — продолжает Андрей Саксин, — скапливается мешками. Полезная вещь, можно и подушки начинять так же, как гречневой лузгой. А из дробленой кедровой скорлупы получается великолепный наполнитель для кошачьего туалета. Любой запах впитывает и экологически чисто.

Патентовать и пускать на поток забайкальское изобретение старовер не пытается. Да и незачем. Жизнь в Усть-Ямаровке размеренна и тиха. Единственный центр цивилизации — продуктовый магазинчик напротив дома.

— А был случай, — неспешно повествует Андрей Аркадьевич, — здесь, у крыльца, всю ночь простоял ящик с вином. Обнаружили его только утром.

Борода — обязательный атрибут

Большую часть свободного времени хозяин проводит в келье, так он называет свое жилье. Здесь и молится два раза в день. Говорит, что без неистовства, об пол лбом не бьется. Дом строили с сыном как хозпостройку. На столе молитвенник, несколько картошек в мундире и краюшка хлеба.

— Староверие принял в 2007 году, в зрелом возрасте, — вспоминает хозяин. — На тот момент мне было 49 лет. По образованию инженер-теплотехник, по убеждению — атеист. Хотя семейские корни были. Один из родственников по материнской линии служил епископом на Волге. Вся мамина родня на Рогожском кладбище староверов в Москве похоронена. А бороду не брею уже двадцать лет. Как-то само собой получилось. Внутренний позыв. Борода — это обязательный атрибут старовера. Без нее никак. У Христоса была борода. Без нее и священник не причащает. Раньше безбородых на общем кладбище не разрешали хоронить. Господь меня потихоньку вел. Даже не знал, что когда-то приму староверие. Курил много, но бросил еще до крещения. Когда покрестился, перестал материться.

Над кроватью старинные иконы

— Они, в отличие от никонианских, простые. Нет в них ничего кружевного, помпезного, надутого. Четкие линии, лики святых изображены без напыщенности. Главный акцент — глаза, — размышляет хозяин кельи. — Да и нательные крестики у нас другие. Простые медные, без Иисуса и распятия. Как Христос сказал: «Бери крест, иди за мной!». Распятие — это католическая ересь. Наша вера самая строгая, а потому крепкая. Это у вас, нововеров, всякие там послабления во время постов. А мы — держимся. Хотя пятьдесят лет светской жизни дают о себе знать.

Глина вместо мыла

Мылом Андрей Аркадьевич давно уже перестал мыться. На смену пришла глина.

— Стоит один раз попробовать, чтобы понять все прелести глины, — считает старовер. — Развел, как сметану, намазал тело, смыл. Смывается легко. И чистенький, как младенец. Раньше мылом намылся, идешь из бани, все тело скрипит. Весь защитный жир стирается, а это вредно. Глиной натерся, идешь из бани, и все тело такое бархатное.

Два года назад в Усть-Ямаровку пришел интернет, и старовер принялся осваивать виртуальное пространство. Дети привезли ему два сломанных компьютера. Из них собрал один, не зря же инженерное образование получил. Теперь переписывается с единоверцами, изучает древнерусский и старославянские языки, читает церковные книги. Недавно скачал «Домострой».

Жена Саксина — Татьяна — веру мужа не разделяет. И его келью обходит стороной.

— Баловство это все, — считает женщина. — Был нормальный мужик, а сейчас впал в детство.

У супругов идут разногласия, но Бог, как говорится, в помощь. Дети выросли, разлетелись из родительского гнезда и тоже ничего не хотят слышать о пристрастии отца.

— Ничего страшного, — не унывает Андрей Аркадьевич. — В селе все безбожники-язычники, а на смертном одре зовут священника.

Хоть вера и учит смирению, но свою гражданскую позицию и право на нормальную жизнь Андрей Саксин терять не собирается. Последнее время он борется с двумя китайскими компаниями, занимающимися рубкой леса в Красночикойском районе. Под шумок в распил попадает и народное достояние — кедр-кормилец. Согласно последнему Лесному кодексу, зарубежным предприятиям разрешено вырубать 15 тысяч кубометров кедра в год. С таким положением дел не согласны местные жители. Кедр рубить нельзя — это простое правило знают даже здешние детишки.

Красно-желтый Чикой

— Чикой из «красного» превратился в «желтый», — горько шутит бородатый защитник кедра. — Кедровый лес — главное природное достояние жителей этих мест — наводнили китайцы. Даже в лесу, на столбиках, служащих координатами лесосек, — иероглифы. А ведь это наш кедрач! Тут все окрестное население орехом промышляет. При хорошем урожае за сезон можно двести-триста тысяч заработать. Семейный бюджет поправить, детей выучить. Раньше вокруг кедровника два километра тянулась буферная зона. Кедр опирался на нее. А сейчас ее выпиливают. Ветер дунул — кедр упал. Чем больше попадает, тем лучше. Спишут на ураган. Не так обидно, если бы все это осваивалось русскими компаниями. Но наше достояние железнодорожными составами вывозится в Китай.

Раньше возле Усть-Ямаровки пасся скот. Сейчас на бывших травяных лугах появилось 6 иностранных пилорам и 400 китайских рабочих, которые промышляют в тайге охотой и рыбалкой. На месте «утилизации» огромных штабелей горбыля, площадью с деревню, земля выжжена дотла. Расти на ней уж точно долго ничего не будет.

— Это экономическая диверсия, — возмущен старовер. — Я отправил несколько писем в краевую прокуратуру. Мне пришел ответ — рубка кедра идет по закону. Нашу тайгу грабят по закону. Тогда мы против этого закона! В деревне зреет конфликт, и если нас не услышат, разгорится чикойская тайга.

— А не страшно? — задаю вопрос Андрею Аркадьевичу. — Место глухое, мало ли что может случиться?

— А что может быть хуже, — отвечает Саксин. — Ну вдруг убьют меня? Я съездил в церковь, исповедовался, причастился. Теперь умирать не страшно. Господь примет.

Попрощавшись, суровый человек наставил меня на путь истинный: «Покидая дом старовера, надо на прощание обязательно сказать хозяевам: «Простите Христа ради!», а хозяева ответят: «Бог простит. И меня простит».

СТАРОВЕРЫ И НИКОНИАНЦЫ МОЛЯТСЯ ВМЕСТЕ

В сельских церквях Забайкальского края я наблюдала интересную картину: староверы и нововеры молятся вместе на одни и те же иконы, не мешая друг другу. Одни крестятся двумя перстами, другие — щепотью. Бог един. Огромное усилие к единоверию приложил в 19-м веке игумен Варлаам Чикойский. Сегодня его чудотворные мощи хранятся в Читинском кафедральном соборе. Как рассказывают местные жители, мощи святого тайно ночью вывезли из Красночикойского района в столицу Забайкалья, не подпустив к сельской церкви никого из прихожан. До сих пор чикояне требуют вернуть мощи обратно. С тех пор село преследуют катаклизмы. То затопит, то засушит, то красный петух разгуляется.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

1
03.04.2017, 22:05

Гнать надо гостей за речку. А лесной кодекс ужесточитьза порубку кедра, ясеня, бархата. Ни каких квот не должно быть.

— шурик
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Успеть за 48 часов: Забайкальский край проводит онлайн-квест в честь Дня ПобедыУспеть за 48 часов: Забайкальский край проводит онлайн-квест в честь Дня Победы
Русская бразильянка покоряет рынок: Агрипина Ануфриев-Егорофф построит в Приамурье сыроварнюРусская бразильянка покоряет рынок: Агрипина Ануфриев-Егорофф построит в Приамурье сыроварню
Подмосковная семья сыроваров подарила секретный рецепт староверке из Приамурья
Староверка на встрече с Путиным попросила его о долгосрочных кредитах для переселенцев из-за рубежа
«Хочу взять кредит у Шувалова»: амурский старовер отправился в Москву и работает грузчиком
Около 700 голов скота не пустили в Приамурье из зараженного ящуром Забайкалья
«Мы — русские!»: староверы из Южной Америки готовы поднимать амурскую целину
Староверам дадут гектары и кредиты: переселенцы едут на Дальний Восток
Приамурье стало приоритетным регионом для переселения старообрядцев
В Приамурье незаконно пытались ввезти голодных овец и коров
Пьяный забайкалец ударил полицейского на перроне в Тынде

«Когда люди в зрелом возрасте принимают староверие по зову души, приходят к Богу основательно».«Когда люди в зрелом возрасте принимают староверие по зову души, приходят к Богу основательно».

Фото: Варвара Сиянова

ФАП с квартирой: Василий Орлов побывал на строительстве пункта в селе ИгнатьевоВласть
Два кандидата в мэры Благовещенска представили свои программы развития городаВласть
Реконструированный мост в Селемджинском районе выдержит паводокОбщество
Для библиотек Амурской области закупили тонны учебниковОбщество
Амурские водолазы прекратили поиски утонувшего при спасении ребенка мужчиныПроисшествия
МегаФон предложил амурчанам новое качество голосовой связиНовости партнеров

Читать все новости

Общество

Благовещенск побил рекорд по жаре Благовещенск побил рекорд по жаре
Сохранить озеро в завитинском селе поможет статус особо охраняемой природной территории
Реконструированный мост в Селемджинском районе выдержит паводок
Для библиотек Амурской области закупили тонны учебников
Амурчанам разрешили бесплатно косить сено и пасти скот на землях муниципалитетов
Система Orphus