Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №93 (28857) от 17 сентября 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
18 сентября 2019,
среда

Тяжелые времена

В 90-х строители Бурейской ГЭС годами получали зарплату тушенкой и телогрейками

Период конца 80-х и начала 90-х годов является одной из самых сложных и неоднозначных страниц в истории нашей страны. СССР трещит по швам, народное хозяйство в кризисе, экономика на грани развала — один за другим на второй план, а то и вообще в небытие уходят крупнейшие недореализованные проекты уходящей советской эпохи. 

  • В 90-е годы  стройка велась  вялыми темпами.
  • Периодически работы в котловане приходилось сворачивать.
  • Когда незначительное финансирование все-таки поступало, в створе снова пробуждалась жизнь.

В начале переломного десятилетия первые звоночки недобрых перемен ощутили на себе и строители Бурейской ГЭС — еще недавно одной из приоритетнейших строек в масштабах страны.

Впервые руководство Зеягэсстроя столкнулось с перебоями в поставках стройматериалов, а рабочие — с таким незнакомым пока явлением, как задержка зарплаты. Тогда они даже не предполагали, что еще через несколько лет работы практически заморозят, а вместо денег будут выдавать лишь кое-какие продукты и униформу. В очередном материале об этапах строительства Бурейской ГЭС мы попытаемся вспомнить, как талаканским гидростроителям удалось пережить кризисные времена и отстоять стройку, работая практически за спасибо.

Первые трудности

Заместитель генерального директора по общим вопросам ОАО «Буреягэсстрой» Николай Борисов знает о тяжелых для ГЭС временах не понаслышке. На стройке работал еще с конца 70-х, с 1984 года возглавлял Строительно-монтажное управление гражданского строительства, его бригады возводили жилье для гидростроителей, промышленную базу, работали на основных сооружениях станции. По словам руководителя, с 1988 по 1990 год каких-либо перемен коллектив не ощущал — понемногу отстраивался Талакан, продолжалось бетонирование в котловане. Проблемы начались примерно в 1991 году, когда распался Советский Союз.

— Стало не совсем комфортно. Появились срывы в финансировании, перебои с поставками. Раньше в Москве просчитывали необходимые объемы стройматериалов, и они приходили поквартально. И тут вся эта схема начинает рушиться, — вспоминает Николай Михайлович. — Нужно сказать, что мы еще почти два года работали, что называется, по инерции — справлялись старыми запасами. Слава богу, техника была на ходу, цемент еще кое-как поступал. Но вскоре резервы закончились.

После 1993 года дела на стройке пошли плохо. Руководитель Зеягэсстроя Леонид Каулинь, в 1988 году пришедший на смену Алексею Шохину, большую часть времени проводил в Москве, пытаясь снова наладить поставки материалов. Однако финансирование стройки почти прекратилось. Кое-какие деньги все-таки выделялись, но в таком ничтожном объеме, что их едва хватало на выплату заработной платы.

В своей книге «Талаканские хроники» начальник архивного отдела администрации Бурейского района Анатолий Житников так описывает этот период: «На основных сооружениях работы шли в соответствии с пусковым графиком, но утвержденный Минэнерго график финансирования оказался фикцией. Со второго полугодия опять начались многомесячные задержки с выплатой заработной платы. Естественно, снизились темпы работ. На стройке сложилась предзабастовочная ситуация».

Президент не помог

А в 1994—95 годах стало еще хуже, зарплату практически перестали платить. В «Талаканских хрониках» описан такой случай: «Обстановка в Талакане накалялась. Во второй половине декабря 1994 года на имя министра топливной энергетики Шафранника, министра финансов Панскова, вице-премьеров Чубайса и Сосковца была отправлена отчаянная телеграмма, подписанная начальником Зеягэсстроя Каулинем: «На строительстве Бурейской ГЭС из-за отсутствия финансирования создалась неуправляемая ситуация. Срывается выполнение зимней программы работ по левобережному котловану. Из-за отсутствия топлива остановлен транспорт. Заработная плата не выплачена за август — ноябрь. Многодетные и малообеспеченные семьи голодают…». Поздравив членов правительства с наступающим Новым годом, Леонид Семенович добавил: «...желаю вам, чтобы вы и ваши семьи никогда не оказались в подобной ситуации».

Когда в 1994 году в Амурскую область приезжал президент Борис Ельцин, тогдашний губернатор Владимир Полеванов призвал главу государства уделить наконец внимание строительству Бурейской ГЭС. Борис Николаевич тогда даже подписал какие-то бумаги о выделении большой суммы для финансирования стройки.

Гидростроители вспоминают, что тогда воспрянули духом. К тому времени стройка была не то что на коленях, а скорее на животе. Уже периодически шли «тихие» забастовки — иногда люди по два месяца не выходили на работу. После приезда президента у рабочих появилась надежда. Но когда начальник стройки в очередной раз поехал в Москву, чтобы наладить снабжение, там ему дали понять, что Бурейская ГЭС никому не нужна. Договоренность с президентом роли не сыграла.

Створ пустует

Возвратившись из Москвы ни с чем, руководитель стройки собрал совещание, на котором обрисовал ситуацию — денег нет и не будет, нужно выживать своими силами. Между тем в 1995—96 годах платить зарплату перестали вообще. Вместо денег на стройку поступала продукция российских предприятий: консервы, тушенка и даже краснодарские арбузы. Очень много было и спецодежды — телогреек, ватников, сапог. Этими товарами и получали зарплату гидростроители.

— Сам лично брал эти телогрейки и сапоги. Потом ездил в совхозы в Завитинский район менять одежду на мясо, молоко, другие продукты. В общем, искали пути, продавать как-то эти вещи пытались. А этот товар ведь не везде востребован. Ситуация была кошмарная, что делать, никто не представлял, — говорит Николай Борисов. — Стройка в это время практически встала. К 1997 году работало только одно Строительно-монтажное управление.

К этому времени люди окончательно потеряли надежду, начался массовый отток из Талакана квалифицированных специалистов. За небольшой промежуток времени уехала примерно треть коллектива. Управления стали пустеть. Оставшиеся люди периодически бастовали, пока руководство не находило какие-то компромиссные решения. Периодически приезжали люди из Москвы, но эти командировки не приносили никакой пользы. Наконец в 1999 году после майских праздников многочисленные «тихие» забастовки перешли в одну бессрочную. Люди требовали вернуть многолетние долги по зарплате.

Анатолий Житников пишет: «В середине июня в Талакане началась самая продолжительная за последние годы забастовка гидростроителей, которую газетчики назвали «голодным бунтом». На складах иссякали запасы продуктов для формирования так называемых «продовольственных корзин». К решению этих проблем подключились местные власти. По распоряжению главы администрации Бурейского района П. С. Штейна в Талакан была доставлена мука. Областная администрация приняла решение отгрузить на стройку продовольствия на три миллиона рублей».

Москва вспомнила

На стройке уже осталась лишь половина былого коллектива. Все лучшие монтажники, бетонщики, механизаторы разъехались кто куда. Но к октябрю руководству все-таки удалось убедить остатки бригад выйти на работу. Люди уже не надеялись ни на что, однако вернулись в створ. Чуть позже гидростроители во главе с тогдашним начальником стройки Юрием Горбенко все-таки смогли открыть глаза Москве на то, что консервировать почти законченную станцию — преступление. На совещании в Талакане первый вице-премьер правительства страны Николай Аксененко и председатель правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс приняли решение о возобновлении финансирования стройки с 2000 года.

Мало кто верил, что это действительно произойдет. Но с нового года деньги действительно стали поступать — начали закупать материалы, технику, краны для основных сооружений. Понемногу с большой опаской возвращались специалисты, но денег, чтобы погасить 70-миллионную задолженность по зарплате и отпускным, у руководства пока не было. При этом текущий месячный заработок и авансы рабочие получали стабильно. К 2002 году долг перед ними был погашен.

Большой заслугой коллектива можно считать и то, что на всем протяжении кризисного для ГЭС времени в Талакане не останавливалось строительство жилья. Когда гидростроители стали возвращаться в поселок, их было где разместить. Вскоре на стройке работало уже порядка восьми тысяч человек, а не три с половиной тысячи, как в докризисный период.

Работа в створе снова закипела — стали укладывать рекордные объемы бетона, подтянули многие показатели. В 2000 году Бурею наконец перекрыли. Однако самым напряженным стал 2003-й — год планового пуска первого агрегата. С какими трудностями столкнулись гидростроители перед запуском Бурейской ГЭС и как станция отработала свое первое десятилетие, читайте в одном из следующих номеров и на сайте АП.

ЦИФРЫ

3,5 тысячи человек работало в Талаканском створе и в поселке до периода застоя стройки. К концу 90-х половина из них уволилась. С возобновлением финансирования на возведении станции трудилось уже около 8 000 рабочих.

100 единиц техники,  включая карьерные БелАЗы, длинномерные грузовики, цементовозы, автобусы, легковушки для передвижения по территории, приобрели для нужд строительства Бурейской ГЭС в начале 2000-х годов. Был обновлен весь автопарк стройки.

70 миллионов рублей — такой суммы к 2000 году достигла задолженность Зеягэсстроя перед работниками. Хороший месячный заработок по тем временам составлял примерно 12 тысяч рублей.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Зейская ГЭС задержала в своем водохранилище 4,7 кубических километра вод амурского паводкаЗейская ГЭС задержала в своем водохранилище 4,7 кубических километра вод амурского паводка
3,5 миллиарда тонн воды не дошли до Благовещенска благодаря Зейской ГЭС3,5 миллиарда тонн воды не дошли до Благовещенска благодаря Зейской ГЭС
Зейская и Бурейская ГЭС сдерживают прибывающую из-за паводка воду
Из-за дождей Бурейская ГЭС начинает холостые сбросы
Капитальный ремонт шестого гидроагрегата Бурейской ГЭС продлится до конца осени
Работники Бурейской ГЭС сдали за десять лет больше 160 литров крови
Амурских туристов приглашают полюбоваться на сбросы Бурейской ГЭС
Режим повышенной готовности ввели в Бурейском районе из-за опасности подтопления
На Бурейской ГЭС начнут сбрасывать лишнюю воду
Завал в месте оползня на Бурейском водохранилище больше не мешает току воды
Амурские депутаты подарили Ким Чен Ыну картину с Бурейской ГЭС

В 90-е годы  стройка велась  вялыми темпами.В 90-е годы стройка велась вялыми темпами.Периодически работы в котловане приходилось сворачивать.Периодически работы в котловане приходилось сворачивать.Когда незначительное финансирование все-таки поступало, в створе снова пробуждалась жизнь.Когда незначительное финансирование все-таки поступало, в створе снова пробуждалась жизнь.
МегаФон доказал рекордные скорости на 5GНовости партнеров
Группа подростков украла в амурской столице 16 велосипедовПроисшествия
ВТБ снизил ставки по ипотеке до 8,9 процентаЭкономика
Робот-погрузчик на парте: свободненский IT-cube начал учить школьников робототехникеОбщество
Четыре северных районах Приамурья начали отопительный сезонВласть
Зона свободной торговли открылась в ХэйхэЭкономика

Читать все новости

Бурейскую ГЭС достроят в конце 2014 года Бурейскую ГЭС достроят в конце 2014 года
Крупнейшую в мире ТЭС планируют построить в Приамурье
Спрос на электроэнергию Бурейской ГЭС вырос на 12 процентов
Стройку второй очереди благовещенской ТЭЦ застрахуют на 8 миллиардов рублей.
Крупнейшую в мире ТЭС планируют построить в Приамурье
Система Orphus