Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №47 (28937) от 3 декабря 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
3 декабря 2020,
четверг

Благовещенский коллекционер создает первый в Приамурье частный музей «Городская усадьба»

Общество

Мастерская краснодеревщика Александра Лещенко больше похожа на музей, чем на производственный цех. Предметов, которыми пользовались благовещенцы в прошлом и позапрошлом веках, у него шесть грузовиков. Любовь к старине возникла в детстве — семья Лещенко жила в деревянном доме, а соседкой была бабушка по фамилии Кувшинова, в девичестве — Косицына. Обе фамилии в Благовещенске известные, купеческие. А кувшиновские мельницы и кувшиновское подворье сохранились в топонимике города до сих пор.

Благовещенский коллекционер создает первый в Приамурье частный музей «Городская усадьба» / Мастерская краснодеревщика Александра Лещенко больше похожа на музей, чем на производственный цех. Предметов, которыми пользовались благовещенцы в прошлом и позапрошлом веках, у него шесть грузовиков. Любовь к старине возникла в детстве — семья Лещенко жила в деревянном доме, а соседкой была бабушка по фамилии Кувшинова, в девичестве — Косицына. Обе фамилии в Благовещенске известные, купеческие. А кувшиновские мельницы и кувшиновское подворье сохранились в топонимике города до сих пор.

В доме бабушки-соседки, под присмотром которой оставляли маленького Сашу Лещенко, было немало предметов старины. Соседка называла улицы города только дореволюционными именами. И когда Саша пошел в школу, его ответ на простейший вопрос, где он живет, поставил учителей в тупик. «Между Торговой и Графской» в 1970‑е, когда все давно и уверенно строили коммунизм, звучало фантастично.

Между Торговой и Графской

Но он действительно жил между Торговой и Графской, а не между Хмельницкого и Калинина. Он и сейчас живет в измерении старого Благовещенска, окружая себя предметами старины. Каждый предмет наполнен историей. Например, в коллекции гвоздей есть гвоздь из первого дома Благовещенска — Свято-Никольской церкви. Когда этот дом раскатали по бревнам, школьник Лещенко вытащил из бревна железную закорючку и хранит эту железку до сих пор.

У него огромная коллекция старинных замков (есть экземпляры, которыми пользовались казаки, первыми прибывшие на Амур) и дверных ручек всех мастей и фасонов. Бутылки, лампады, вафельницы, утюги — их не сосчитать. Есть даже пара пролеток, на которых ездили извозчики и две изразцовых печки (в разобранном виде). Есть чайные пары кузнецовского фарфора, невесомого и тончайшего. Все это богатство собиралось постепенно. Что‑то отыскивал сам Лещенко, что‑то приносили друзья. А некоторые вещи находили коллекционера сами. Например, пошел однажды Александр за грибами, а вернулся из леса с прекрасным пузатым самоваром. «Там рядом мусор выбрасывали, видимо, кто‑то этот самовар раскопал, но почему‑то оставил, — говорит коллекционер. — Самовар стоял и меня ждал».

Коллекция началась с гвоздя, а теперь в ней появился дом. Настоящий, деревянный на каменном фундаменте, из того Благовещенска, где улицы носили дореволюционные имена. Этот красавец-дом попал под снос. Александр Лещенко, когда это узнал, перестал спать спокойно. Два года он бьется за этот дом, чтобы перенести его в другое место и открыть в нем музей.

— Записался к градоначальнику: говорю, давайте дом оставим, — рассказывает о своей эпопее Лещенко. — Власти говорят: не имеем права. Я тоже не соглашаюсь: а если сломаем все дома деревянные, город потеряет свое лицо. Пошел по всем инстанциям, главное, мне нигде не отказывают, но законодательства такого нет, чтобы частному лицу дом отдать. Я даже денег не прошу — за свой счет все сделаю, только дом не ломайте! В конце концов, предложили мне создать некоммерческое учреждение по сохранению историко-культурного наследия «Городская усадьба», чтобы ему передать этот дом на баланс. Все оформили, говорят: ну все, забирай. А я ж на балкон его не поставлю, это же дом. Тогда предложили участок на Красноармейской рядом с каменным домом, который нельзя сносить.

Теперь Лещенко ждет, когда будут определены точные границы участка, чтобы можно было огородить территорию и перенести туда деревянный дом с Амурской. Спасенный дом между тем претерпел неожиданную метаморфозу — накануне встречи олимпийского огня его фасад с лицевой стороны закатали синей краской. «Мне предложили баннером его затянуть, но баннер надо было купить. Пока раздумывал, смотрю — фасад уже красят, — негодует Лещенко. — До сих пор не решил, что буду с этим делать — ошкуривать бревна либо закрашивать остальные, ведь в Благовещенске были и окрашенные дома».

В этих двух домах — деревянном и каменном — Александр Лещенко мечтает устроить частный музей «Городская усадьба». Чем начинить дома — он знает, этого добра в его коллекции достаточно. Музей он планирует развернуть и на придомовой территории — выкопать колодец, устроить подворье, чтобы это была настоящая городская усадьба.

— У меня есть фрагмент дома, который сносили, я этот угол разобрал и к себе перевез, — говорит Александр Владимирович. — Хочу его собрать и во дворе поставить, чтобы люди посмотрели, как раньше дома строили, как бревна укладывали. Сейчас эту технологию не все знают, а вдруг кому‑то интересно?

Показать, как люди жили

Пока же Александр Лещенко с сыном и единомышленниками охраняет дома от растаскивания — территория‑то не огорожена. И готовится к большому ремонту. По профессии он столяр-краснодеревщик, работал на мебельной фабрике — выполнял самые сложные заказы. Он же вырезал иконостасы для благовещенских храмов — в том числе и для деревянного Свято-Никольского, который стоит на месте первого благовещенского дома. Так что опыт имеется. «Мне говорят: а может, ты этот дом будешь десять лет делать. А может, и всю жизнь буду делать, кто знает. Зато дом будет стоять целый и невредимый. Отреставрируем, как я считаю нужным, а не как сейчас делают».

Он мечтает, чтобы музей был живым и функциональным. Чтобы в нем топилась печь, а на ней можно было испечь вафли на старинных вафельницах, которые современные дети в глаза не видели. Или нагреть на печке тяжелый утюг, у которого отстегивается металлическая ручка-держатель. Поставили на печку — держатель отсоединили, чтобы не нагревался, а перед тем как гладить белье, снова вернули на место.

А коллекция между тем растет. В ее пополнении активно участвует сын Василий, который работает рядом с отцом.

— Вот буквально две недели назад сын нашел экземпляр, — показывает сияющую двухлитровую бутыль синего стекла Александр Лещенко. — В подполье сломанного дома он отдолбил кусок земли, смерзшейся в железо, куда вмерзла эта бутыль. Смотрите, что на ней написано: «Поставщик высочайшего двора Петр Арсеньевич Смирнов у чугунного моста в Москве». Слышали про водку «Смирновку»? Вот в такие бутыли ее разливали.

На бутылке гербовые медали, датированные 1877, 1882 и 1886 годами. Оказывается, это годы участия в выставках. По найденной в старых домах посуде можно изучить историю алкогольного бизнеса в Благовещенске, например узнать, какое пиво выпускал пивоваренный завод Кобоско и когда он был переименован в завод Зейского товарищества, после того как управляющий выкупил предприятие у его владельца.

— Экспонатов собрано достаточно для музея, — говорит Александр Лещенко. — Музей прибыли не будет приносить, мы на это не рассчитываем и не для этого все затеваем. Когда к нам в мастерскую приходят знакомые с детьми, я вижу, что дети многих вещей, которыми пользовались их прадеды, вообще никогда не видели и не знают. У детей больше любопытства, чем у взрослых. Если из ста человек хоть одному это будет дорого, значит, мы это делаем не зря.

МНЕНИЕ

Виталий Ребизант, заместитель министра культуры и архивного дела Амурской области:

— Александр Лещенко — уникальный человек, за мои 18 лет работы в этой сфере это единственный случай, когда человек предложил сохранить здание деревянного зодчества, попавшее под снос. Он своими силами готов перенести дом на новое место и восстановить с целью сохранения городской усадьбы. Мы поддержали его идею, обратились в городскую администрацию с просьбой рассмотреть вопрос, куда это здание можно перенести. Юридические и правовые вопросы решаются не быстро. Но думаю, что в следующем году мы сумеем убить двух зайцев — сохранить красивое здание и получить первый в области частный музей «Городская усадьба».

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Налоговые открыли двери: амурчан примут без записи по вопросам имущественных налоговЭкономика
Метанол с амурского завода будет закупать ЯпонияЭкономика
В Усть-Ивановке закончили масштабный ремонт улицы: на объект ушло 44 миллионаОбщество
Желающим покататься на самом большом катке области будут измерять температуруОбщество
Тигрица Елена остается дома: амурские охотоведы нашли остатки трапезы хищницыОбщество
Звезды, сосульки и ледовые фигуры: Благовещенск украшают к Новому годуОбщество

Читать все новости

Общество

На базе школы в Березовке создадут комбинат питания для всего Ивановского района На базе школы в Березовке создадут комбинат питания для всего Ивановского района
В Усть-Ивановке закончили масштабный ремонт улицы: на объект ушло 44 миллиона
Желающим покататься на самом большом катке области будут измерять температуру
Тигрица Елена остается дома: амурские охотоведы нашли остатки трапезы хищницы
Звезды, сосульки и ледовые фигуры: Благовещенск украшают к Новому году
Система Orphus