Китаец с русской душой сыграет в фильме про амурских тигров

Вместе с актером Дин Фаном в «Следе тигра», возможно, снимется Джеки Чан

В России его считают китайцем, в Китае — русским. Сам же молодой, но уже многообещающий артист Дин Фан называет себя «китайцем с русской душой». В фестивале «Амурская осень» Дин Фан принимает участие уже второй раз. Но все ему интересно — то он поет на импровизированной площадке Покровского рудника, то перед жителями отдаленной деревеньки. Свои передвижения по Приамурью актер выкладывает в социальные сети. Размышлениями о своем детстве и творчестве Дин Фан поделился с корреспондентом АП.

РУССКОЙ КРОВИ НА ЧЕТВЕРТЬ

— Дин Фан, вы родились в городе Хух-Хото, это Внутренняя Монголия, автономия внутри Китая. Округ со своими законами и порядками. Удивительный край, там живут орочоны (эвенки) и потомки русских староверов-семейских. Вы часто бываете на своей малой родине?

— Да, я родился в Хух-Хото. Здесь также, как и в давние времена, остались монгольские традиции. Но сейчас это огромный мегаполис, который, как и другие города Китая, преображается. В 1991 году мои родители переехали в Россию. Здесь я и живу вот уже 23 года. На родине бываю очень часто. Иногда по работе, иногда просто, от нечего делать. Я покупаю билеты и еду в Китай. Хотя перелет не близкий, но я люблю летать. Любимый город — это Шанхай. Здесь я люблю гулять, покупать всякие штучки и, конечно же, навещать родственников. И вообще Китай – это современные технологии с вековыми традициями. Поэтому мне всей жизни не хватит, чтобы изучить эту удивительную страну. 

Меня всегда обзывали. Поэтому я поменял три школы, усиленно занимался восточными единоборствами. Так что мог дать отпор.

— Вы выросли в России. Впитали в себя наши корни, нашу культуру, нашу литературу. Кем вы себя считаете, русским или китайцем, и кого в вас больше?

— По крови, конечно, во мне больше китайской. Русской крови только 25%. Но я, к счастью, впитал не только китайскую, но и русскую культуру, а также менталитет обеих стран. И это для меня очень важно. Я не могу отнести себя к конкретной нации. Я называю себя: «Китаец с русской душой». Я счастлив, что это во мне. Ведь каждая культура очень богата, и я получаюсь богатый в двойне.

— Расскажите о вашей семье, кто ваши родители, чем занимаются брат и сестра? В каком алтайском городе вы учились?

— Мои родители обычные предприниматели. Как и многие китайцы в России, они работают на рынке. Я этого не стесняюсь и открыто всегда говорю, что мои родители работают на базаре. Папа родился в Хух-Хото, а мама из провинции Хэйлунцзян, города Хайлар. Моя бабушка по матери русская эмигрантка, а дедушка — метис, смесь китайского с русским. Младший брат сейчас учится на повара в Барнауле, а сестренке 9 лет, учится в 3 классе. Она тоже занимается музыкой, ходит к моему педагогу по вокалу. Говорит, что ей нравится, но посмотрим, время покажет. Я же за 11 лет учебы в Алтайском крае поменял три школы. Учился в деревне Молсовхоз, потом в городе Новоалтайск, а затем окончил лицей в Барнауле. Последние семь лет живу в Петербурге.

ПРИШЛОСЬ ДОКАЗЫВАТЬ, ЧТО Я ЧЕЛОВЕК

— Трудно ли было изучать русский язык, и на каком языке разговаривают в вашей семье? Если у нас на Дальнем Востоке к китайцам давно уже привыкли, не было ли проблем в сибирской глубинке из-за вашей экзотической внешности?

— Русский язык мне было изучать нетрудно. Я же с детства в России! В школе, в деревне, с ребятами общался на русском.  А дома с родителями говорили только на китайском. Поэтому с детства знаю два языка. Как и мой брат, и моя сестренка. Причем в алтайской глубинке первые слова, которые я услышал и запомнил, был русский мат. Проблемы были, особенно в школьные годы. Меня всегда обзывали. Поэтому я поменял три школы, усиленно занимался восточными единоборствами. Так что мог дать отпор. И только в Барнауле, в лицее, во мне увидели человека, нормального! И сейчас, когда я уже популярен, особенно в Алтайском крае, все мои старые знакомые, когда-то обижавшие меня, пишут мне и спрашивают: «Как дела? Как жизнь?». Хорошо, что я такой человек, который не умеет обижаться. Я только доказываю всем, что все возможно!

Сейчас идет подготовительный период проекта, и переговоры с Джеки Чаном. 

— Из провинции вы переехали в северную столицу России, культурный Петербург, где поступили в Театральную Академию.  Как приживались?

— В Петербурге, я чувствовал себя как рыба в воде. Я люблю этот город. Хотя и в Москве провожу очень много времени! С детства был самостоятельным, поэтому вообще не было проблем с большим городом. На втором курсе я уже устроился переводчиком в фирму, и начал сниматься в кино. Это приносило какие-то деньги. Чем мог, помогал родителям.

— Китайцы очень музыкальный народ. С каким глубоким чувством они исполняют наши песни «Бьется в тесной печурке огонь», «Подмосковные вечера». Заслушаешься. Вы поете китайские песни?

— Да, китайцы музыкальный народ. Ведь китайский язык — это музыкальный язык. Они поют русские песни на китайском. Действительно считают, что это их китайские народные. Конечно же, я пою вышеперечисленные песни, и на китайским, и на русском. Есть китайские песни, которые очень сложно перевести на русский, там очень глубокий смысл. И когда это поешь, по тебе бегут мурашки. Я всегда думаю, как можно было написать такие слова и музыку! Очень душераздирающе. 

АККОРДЕОН, ПИАНИНО, БОРЬБА

— Дин Фан, в детстве вы учились в музыкальной школе, играете на аккордеоне. А каким-нибудь китайским инструментом владеете?

— Умею еще играть на фортепиано. К своему стыду, ни на одном китайском инструменте играть не научился. Особенно для моей профессии это бы пригодилось. Но я занимаюсь восточными единоборствами. Что очень важно для меня, и опять же для профессии.

— Вы молодой, но очень перспективный артист, на счету которого роли и в телесериалах, и в большом кино. Летом в прокат вышла картина «Тайна четырех принцесс», где вы играете принца Хайнца. Как попали в кино?

— Как и все актеры. Ходил на кастинги и пробы, везде раздавал свое резюме. Благодаря внешности меня пригласили на роль китайского переводчика, чем я собственно в свободное от учебы время занимался.  Я влюбился в кино, в съемочный процесс. И тогда я понял — вот то, что я искал. Хотя учился на артиста музыкального театра и работал в театре. Но пришлось уволиться из театра. К сожалению график съемок не стыкуется с моей основной работой.

— Вычитала в социальных сетях, что вы начинаете работу над новым проектом. Съёмки будут проходить во Владивостоке и Санкт-Петербурге.  Ходят слухи, что вы будете сниматься с самим Джеки Чаном?

— В 2015 году на телеканале НТВ должен выйти полнометражный художественный фильм «След Тигра». Этот фильм про защиту амурских тигров. История, как контрабандисты перепродают тигров в Китай. И это большая катастрофа, для природы и для тигров. Я играю роль плохого человека. Но я не суеверен и этой ролью показываю, что есть такие персонажи в мире, от которых люди должны избавляться. Это интересная история, которую всем советую посмотреть и понять, что творится с амурскими тиграми. Так же, перед премьерой, выйдет фильм о фильме, как снималось кино и интервью с актерами. Слухи слухами, но сейчас идет подготовительный период проекта, и переговоры с Джеки Чаном. Когда это произойдет, не могу пока назвать. Пусть будет тайной. Будем ждать!

— И еще об одних съемках. Сейчас в Москве и Подмосковье идет работа над фильмом   «Экипаж», режиссера Николая Лебедева, студия «Тритэ» Никиты Михалкова. Вы там также задействованы…

— Это тоже крупный и масштабный проект для России. Хотя съемочный период только начался, о фильме уже говорят. Его рейтинги уже высоки. Здесь работает замечательная команда во главе с режиссером Николаем Лебедевым («Легенда №17») и телеканалом «Россия». Свою роль я уже знаю. Однако пока я должен сохранять тайну.

ТРАНЗИТ В КИТАЙ

— Кинофестиваль «Амурская осень» стал для вас знаковым. Как поделился президент Сергей Новожилов, год назад вы впервые приезжали в Благовещенск, вас заметили режиссеры и стали предлагать роли…

— Для меня «Амурская осень» является отдельной историей в моей жизни! Я на фестивале уже второй раз, и еще поеду, если пригласят. Фестиваль подарил мне много друзей. А амурский зритель – это зритель, о котором мечтает каждый артист. Теплые и душевные люди. Встречают тебя так, что ты этим и живешь еще целый год. А еще я бы хотел отметить слаженную и оперативную работу амурских журналистов. Ни в одном месте я не видел таких профессионалов. Вы работаете, как пчелки! Событие только случилось, через час уже в новостях. Спасибо вам за работу. Что касается ролей, полученных во время фестиваля «Амурская осень», то мне их предлагали. Например, режиссер Юсуп Разыков предложил участие в 16-серийном сериале «Пороги» для телеканала «Россия 2». Роль не большая, но сквозная на все серии. Мои съемочные дни, начнутся только в ноябре, но съемки уже идут полным ходом с августа.

— Несколько дней назад вы, в составе русской делегации, побывали в Хэйхэ, Харбине и Пекине. Что нового для себя открыли во время поездки? На каком языке объяснялись? Вас китайцы понимают и принимают?

— В Китае я разговариваю на китайском. Все удивляются, что я это делаю без акцента. И за китайца меня не принимают. Местные жители по-доброму ко мне относятся, начинают расспрашивать, как и что. И каждый раз мне приходится рассказывать, кто я такой, откуда и почему отлично знаю язык. В Харбине, живут мои родственники, мой младший брат учился там. Я считаю этот город русским. Здесь много что осталось от русских. И русских живет немало. Хэйхэ — это скорее маленький городок для Китая. Населенные пункты с двумя миллионами жителей в этой стране считаются не большими. Радует, что Хэйхэ, по сравнению с несколькими годами назад, преображается. Сносят все старые постройки, и взамен государство дает жителям квартиру в два раза больше прежней. Может, кто-то со мной не согласится и скажет: «Собственный дом лучше квартиры». Вот именно, дом, а не глиняная постройка! Сейчас в Китае из-за большой конкуренции сложное время. Им некогда думать, как и где лучше жить. Главное — крыша над головой и работа.