Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №84 (28848) от 15 августа 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
18 августа 2019,
воскресенье

«Золотой орел» примирения

«Золотой орел» примирения / Кинопремия «Золотой орел», которую вручили в Москве в минувшие выходные, в этом году помимо традиционной функции доморощенного ответа «Оскару» несла еще одну, очень и очень важную. Награда, которую привыкли считать ручной (ниточки управления, конечно, тянутся к Никите Сергеевичу Михалкову), этой зимой оказалась способна, во-первых, на вполне себе жизнеспособную интригу, а во-вторых — на выступление в роли своего рода ингибитора для нехорошей и опасной реакции, возникшей в российском обществе.


Кинопремия «Золотой орел», которую вручили в Москве в минувшие выходные, в этом году помимо традиционной функции доморощенного ответа «Оскару» несла еще одну, очень и очень важную. Награда, которую привыкли считать ручной (ниточки управления, конечно, тянутся к Никите Сергеевичу Михалкову), этой зимой оказалась способна, во-первых, на вполне себе жизнеспособную интригу, а во-вторых — на выступление в роли своего рода ингибитора для нехорошей и опасной реакции, возникшей в российском обществе.

Речь идет, конечно, о фильме Андрея Звягинцева «Левиафан», скандал вокруг которого на непродолжительное время, но все же затмил весь родной кинематограф, вместе взятый. О российском фильме, номинированном на «Оскар», высказались все, кому это следовало и не следовало делать, особенно старались депутаты, чиновники и представители религиозных конфессий. При этом мир кино, которому полагалось встать на защиту коллег по цеху хотя бы из чувства самосохранения или присоединиться к травле (такое отечественному искусству тоже не впервой), сохранял целомудренное молчание. Этот факт вызывал недоумение: в конце концов, можно было бы обсудить не политические, а художественные аспекты главного достижения страны на мировой киносцене за последние десятилетия.

«Золотой орел» в достаточной степени исправил эту неловкость. «Левиафан» остался без главной награды, но десять номинаций и целый ряд статуэток без излишних комментариев продемонстрировали признание, заслуженное картиной. Признание, тем более важное до объявления лауреатов «Оскара» — все прочие награды, полученные фильмом Звягинцева за рубежом, были так или иначе окрашены в политические цвета. Продолжать размахивать этой кисточкой после «Орла»  несколько неумно. Получается, что Национальная киноакадемия вроде как рада неприглядному изображению российской действительности, как «наши враги на Западе». На самом же деле жюри главной кинопремии страны хватило рассудительности оценивать этот фильм не особняком, а среди прочих. И это порядком остудило горячие головы в самых разных эшелонах и социальных слоях.

Именно среди прочих «Золотой орел» как бы напомнил обществу, что 2014 год для российского кинематографа был особенно удачным, и на фоне очередного потрясения, к которому готовится индустрия, это тем более важно. За статуэтки боролись далеко не только широко шагнувшие в поле массового внимания «Солнечный удар» (пять наград, в том числе «Лучший фильм») и «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» (награда за «Лучший сценарий»), но и многие другие. И то, что среди них была откровенная коммерция от Жоры Крыжовникова и не менее откровенная конъюнктурщина от Станислава Говорухина — тоже хорошо. На церемонии награждения вспомнили и «Да и да» Валерии Гай Германики, и «Комбинат "Надежда"» Натальи Мещаниновой,  а заодно еще раз подняли тему запретов, подбирающихся к российскому кино с разных сторон.

Сразу вспомнилось, что у нас есть не только конфликт между «как было», «как есть» и «как должно быть», которым с одинаковым упорством пользуются и те, кто создает кино, и те, кому оно потом не нравится. Вспомнилось, что у нас есть отличные актеры, которые сегодня с парадоксальной для многих критиков готовностью снимаются у Звягинцева, а завтра и вовсе поедут сниматься в стан так называемого врага. Но от этого они, поверьте, не перестанут быть одаренными. Вспомнилось, что мы умеем снимать не только дешевое конвейерное «мыло», но и многосерийное кино, которое не стыдно обсуждать на уровне национальной премии — и получившая три статуэтки «Оттепель» была не единственным таким примером в ушедшем году.

Никита Михалков в вольной экранизации Бунина проявил себя в первую очередь как отличный аналитик, и в этом «Солнечный удар» удивительным образом перекликается со скандальным «Левиафаном».

«Орел» умудрился даже походя сгладить вечный кризис понимания между поколениями. В номинации «Лучшая мужская роль» статуэтку получил Александр Збруев, не снимавшийся в кино восемь лет и вернувшийся на экран в «Кино про Алексеева». Парадоксально, но никому и в голову не пришло обвинять жюри в предвзятости — знакомый нескольким поколениям с детства актер просто сыграл лучше всех. О связи поколений Збруев высказался и со сцены во время получения награды, вспомнив ушедших уже Янковского и Кононова. Сегодня, когда мы сами готовы в любой момент указать молодому актеру на игру старших товарищей, а старые советские фильмы смотрим по телевизору чуть ли не чаще, чем голливудские, неплохо бы побольше внимания уделить этой связи.

При всем вышесказанном «Золотой орел» не смог обойтись без традиционной предсказуемости в некоторых аспектах. Здесь все так же неохотно уступают дорогу молодым, предпочитая указывать им на место. Именно поэтому с минимумом или вообще без номинаций остались свежие, полные надежд на развитие и рост нашего кино картины, а мало кому интересное творение Говорухина Weekend удобно разместилось в десяти. Так или иначе, православный нуар, созданный мэтром, давно переместившимся на политическое поле, в результате удостоился всего двух статуэток, причем одна из них — почетная, и этот намек решительно невозможно понять неверно.

Тут же мы уверенно премировали «Отель "Гранд Будапешт"» как лучший фильм на иностранном языке, продемонстрировав спокойное согласие с американскими киноакадемиками, удостоившими картину максимумом номинаций в этом году. Резонно — «Золотого орла» получила вполне себе интернациональная картина, настаивающая на превалировании индивидуальной истории над общественной. Собственно, повышенную политическую актуальность фильм Уэса Андерсона начал приобретать уже гораздо позже выхода на экраны, так что здесь жюри «Золотого орла» вновь поступило мудро: картина хорошая, мол, а что там в ваших европах сейчас творится, так это мы не виноваты.

Собравший большинство наград «Солнечный удар» Михалкова тоже оказался на месте, хотя и изрядно поднасолил возникшей было интриге. Безусловно, самый влиятельный кинодеятель современной России, который может себе позволить и эпическое, и жанровое кино, в вольной экранизации Бунина проявил себя в первую очередь как отличный аналитик, и в этом «Солнечный удар» удивительным образом перекликается со скандальным «Левиафаном». Обе картины посвящены двум ключевым моментам: моменту угрозы и моменту беды. Они веками преследуют многострадальную Россию, да и всему человечеству достается изрядно. И «Золотой орел» попытался, награждая за кино, показать, что даже оно не должно вставать между людьми. Время для примирения всегда удачное. 

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Гроб на колесиках: рецензия на новый фильм ужасов «Страшные истории для рассказа в темноте»Гроб на колесиках: рецензия на новый фильм ужасов «Страшные истории для рассказа в темноте»
Вызывая огонь: рецензия на новый фильм Квентина Тарантино «Однажды в... Голливуде»Вызывая огонь: рецензия на новый фильм Квентина Тарантино «Однажды в... Голливуде»
До третьего пришествия: рецензия на новый фильм ужасов «Вельзевул» с Тобином Беллом
Деревянные солдаты: рецензия на «Форсаж: Хоббс и Шоу» с Дуэйном Джонсоном и Джейсоном Стэйтеном
Русский музей: рецензия на новый фильм «Искусство обмана» с Тео Джеймсом и Эмили Ратаковски
Незаконный оборот: рецензия на новый фильм ужасов Ари Астера «Солнцестояние»
Паль, Кузнецов и врачебные тайны: зрители дождались премьеры сериала «Бихэппи»
Восстали и ушли: рецензия на новый фильм Джима Джармуша «Мёртвые не умирают»
Спасибо, не надо: рецензия на новый фильм Люка Бессона «Анна» с Хелен Миррен и Александром Петровым
Огонь, вода и всякая ерунда: рецензия на новый кинокомикс «Человек-паук: Вдали от дома» 
Победителей не будет: рецензия на фильм Кантемира Балагова «Дылда»

Почти все амурские подтопленцы переехали из пунктов временного размещения в свои домаОбщество
Движение по трем участкам дорог в Благовещенске будет ограничено из-за ремонтаОбщество
Федор Бондарчук думает над сценарием фильма о жесткой посадке А321 на кукурузное полеОбщество
Инспектора Благовещенской таможни подозревают в вымогательстве взяткиПроисшествия
Гороскоп на 18 августа: Козероги поговорят по душам, а Стрельцы отдадутся романтическим переживаниямСоветы
Экологи не обнаружили опасных цианидов в воде и почве подтопленных селах Мазановского районаПаводок—2019

Читать все новости

Общество

Почти все амурские подтопленцы переехали из пунктов временного размещения в свои дома Почти все амурские подтопленцы переехали из пунктов временного размещения в свои дома
Движение по трем участкам дорог в Благовещенске будет ограничено из-за ремонта
Федор Бондарчук думает над сценарием фильма о жесткой посадке А321 на кукурузное поле
В выходные Приамурье останется во власти циклонического вихря
Путин присвоил звание Героев России посадившим А321 на кукурузное поле летчикам
Система Orphus