Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №85 (28849) от 20 августа 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
20 августа 2019,
вторник

Один день с начальником УМВД России по Амурской области Николаем Аксеновым

Спецпроекты

«Я за открытость и максимальную прозрачность работы полиции. Нам нечего скрывать, кроме профессиональных секретов и методов работы с оперативной точки зрения», — утверждает начальник УМВД России по Амурской области Николай Аксенов. Какие проблемы заботят сегодня полицейского номер один Приамурья? Не секрет, что концентрация лучших кадров всегда выше в столице и региональных центрах. А насколько профессионально выполняют свои задачи правоохранители в районах и сельской глубинке? Мы провели с Николаем Аксеновым один день в командировке, чтобы увидеть своими глазами, как работает полиция тамбовской «территории 02».

 

8.15 Поручения перед отъездом

— Доброе утро, — кивнул герой рубрики, отдавая помощникам последние поручения в приемной. И мы, не теряя ни минуты, спускаемся во внутренний двор управления, где нас уже ждет джип.

— Я в течение года стараюсь посетить все органы внутренних дел, чтобы увидеть своими глазами фактическое состояние дел на каждой территории. Сидя в кабинете, не будешь знать реальную картину, — рассуждал Николай Аксенов, усаживаясь во внедорожник. — Обязательно провожу прием граждан. Даже если сотрудники докладывают мне, что у них в отделе все хорошо, после общения с населением видно, есть ли системные ошибки в работе полиции, и какие.

По пути в Тамбовку мы успели поговорить о многом. И собеседник не уходил от неудобных вопросов.

— Про кадровые сокращения прямым текстом в приказах МВД не сказано, а набор в органы внутренних дел с 1 февраля приостановлен. При этом только в Углегорске, где сложная криминогенная обстановка (кражи, наркотики), у нас был некомплект 21 человек. Не хватало сотрудников ППС, даже руководящие должности были вакантны. Все из‑за отсутствия жилья. Когда Циолковский построят, там будет современный отдел внутренних дел, появится жилой фонд. Но это в перспективе, а комплектоваться надо сейчас, работать надо сейчас. Поэтому в конце прошлого года установили там двухэтажное модульное общежитие со всеми удобствами, полностью меблированными комнатами. Сейчас сотрудники из Благовещенска и других районов области перевелись туда работать. Кандидатов даже больше, чем вакансий.

9.10 Встреча в Тамбовке

Начальник райотдела Константин Шабанов заболел. У входа шефа региональной полиции встречал заместитель — начальник полиции ОМВД России по Тамбовскому району Андрей Корякин.

— Здравия желаю, товарищ генерал-майор!..

Офицеры-силовики отдали друг другу честь, затем оперативный дежурный доложил обстановку.

— Вольно! — скомандовал Аксенов и направился на второй этаж.

9.15 Доклад инспектора

Не успели раздеться, как в кабинет вошла Наталья Кожеурова — начальник инспекции УМВД. Она заранее прибыла в Тамбовку и начала проверку документации.

— И что тут у нас? — Аксенов был весь внимание.

Более

6

тысяч сотрудников служат в органах внутренних дел Приамурья

— Пересмотрела материалы, зарегистрированные в книге учета сообщений о происшествиях. Имеются замечания по сбору первоначального материала, — начала доклад Наталья Константиновна. — Сегодня за ночь было несколько обращений в полицию от одного и того же гражданина, и по данному факту нет ни одного объяснения.

— В чем проблема? — спросил Николай Николаевич, обернувшись к Андрею Корякину.

— Это пьющая семья. Часто употребляют алкоголь, потом дерутся, наносят друг другу побои. Как ночь, начинаются звонки в дежурную часть. Бывает по пять-шесть за ночь! Выезжаем, принимаем меры, успокаиваем…

— А в мировой суд материалы направляли?

— Направляли. Но они в суд не являются. Дела прекращают по 116‑й статье, — пояснил подполковник полиции Корякин.

— Мне нужны на проверку все приостановленные уголовные дела, учетно-профилактические дела на несовершеннолетних, на лиц, взятых под административный надзор, документация участковых уполномоченных, в том числе паспорта на административные участки и жилые дома, — перечислял Аксенов. — И отчеты участковых перед населением — обязательно.

09.30 Встреча с прокурором

Накануне визита в Тамбовку главный полицейский области наметил ряд встреч с первыми лицами района, суда и прокуратуры.

— Николай Николаевич, Тамбовский район находится на пересечении дорог, а у нас нет ни ИВС, ни даже камеры для административно задержанных, — крепко пожимая Аксенову руку, начал серьезный разговор прокурор района Аркадий Сикорский. — Нам некуда посадить нарушителя даже на три часа, чтобы дух его остудить! Возникает проблема и по исполнению решения суда об административных арестах.

— Ко мне с предложениями по КАЗу никто не выходил. Давайте обсудим, где камеры реально сделать?

— А помещение бывшего ИВС — что там сейчас?

— Оно не отвечает требованиям, — включился в разговор замначальника Тамбовского райотдела. — Там надо сначала все разломать и потом перестраивать помещение.

— Кто и что вам мешает это сделать?! — поставил вопрос ребром Аксенов.

— Мы уже думали, но если делать камеру для административно задержанных, тогда нам нужно несколько дополнительных единиц штата.

— Достаточно и одного сотрудника, который бы наблюдал за задержанными. Они же там не постоянно будут находиться. И потом, видеосистему можно смонтировать и вывести в дежурку. Давно бы сделали предварительные расчеты и сказали, какая сумма нужна. Мы сегодня столько строим! Новый отдел в Октябрьском районе возвели, ИВС в Райчихинске строим, на очереди Благовещенск. Люди выходят с инициативой, обозначают проблему и работают по ней. Выходите вместе со своим тыловиком на тыловую службу управления.

9.45 Идем в дежурную часть

Николай Аксенов спустился в дежурную часть — мы за ним. В это время как-раз прибыл отряд кинологов из Благовещенска.

— На объекте украли два деревянных поддона, 450 штук красных кирпичей… Как поняли?

Пока один из оперативных дежурных передавал по телефону информацию в областной центр, другой, отдав честь, доложил о происшествиях за минувшие сутки. Первым делом глава ведомства проверил оружейную комнату.

— Здесь у нас два ружья, в том числе снайперское, здесь автоматы, ПМ, — выпалил начальник дежурки.

Аксенов брал один за другим пистолеты, передергивая затворы, проверял стволы…

— Смазку смотрите? — проверила я свое предположение.

— Грязь! — сказал как отрубил генерал. Затем поинтересовался у начальника дежурки, сколько здесь хранится пистолетов.

— В данном сейфе шестьдесят… (из оперативных соображений не будем называть точную цифру. — Прим. авт.).

— Нумерация странная — впервые такую вижу, — начальник УМВД пристально вглядывался в оружейный перечень, приклеенный на стене сейфа. — Это что за пропуски, объясните?

Затем, пересчитав все пистолеты, он попросил дежурного офицера полиции перечислить основания для выдачи сотрудникам оружия. Николай Аксенов в самом прямом смысле заглянул не только во все стволы, но и во все углы. Уже на выходе наклонился к оперативнику, сидящему у монитора:

— С базой ФИС по линии ГАИ есть проблемы?

— Иногда зависает минут на 20, бывают такие моменты. Потом все восстанавливается.

10.15 Ревизия уголовных дел

— Ты что такой негостеприимный — кофе корреспондентам не предлагаешь?

— Извините, что‑то не подумал, — подскочил подполковник полиции Корякин и включил чайник.

Пока мы с фотокором чаевничали, в кабинете воцарилась тишина. Главный полицейский погрузился с головой в уголовные дела, которыми завалили почти весь стол. Периодически он что‑то уточнял, требовал данные по владельцам гладкоствольного оружия в Косицине, журнал учета за конкретным номером, потом учетно-профилактические карточки по трудным подросткам. Начальники подразделений подносили новые папки, ждали в приемной, пока генерал вникнет и пригласит на разбор полетов. Мы не заметили, как пролетело больше часа.

11.20 Разговор с председателем суда

— Добрый день! — Николай Николаевич обменялся рукопожатием с председателем Тамбовского суда Юрием Кадыровым.

18

территориальных органов внутренних дел районного уровня в Амурской области

Без лишних сантиментов Юрий Хасанович перешел к делу:

— У меня по большому счету ни к руководству отдела, ни к следователям претензий нет. А недочеты есть везде. Я человек прямой — ничего не держу за пазухой. Появляются вопросы — звоню, разговариваем… Как я понимаю, во главе следствия стоит толковый руководитель. Единственный вопрос, который мешает работе, — это отсутствие ИВС.

По словам Кадырова, в прошлом году только по линии ГИБДД 28 человек не отбыли наказание.

— Здесь же в основном транзитные проезжающие. Нарушителя выявили, сотрудники спецбатальона ставят печать об отсутствии ИВС, и водителя отпускают. А потом за ним гоняются вместе с сотрудниками ГИБДД, судебными приставами… Находим, он пишет жалобу, и пока ее рассмотрят… Неизвестно, отбудет ли злодей наказание? Я не уверен в этом. Нужны хотя бы две камеры при дежурной части. Должна быть неотвратимость наказания.

Юрий Кадыров много лет до этого отработал в Зейском районе и сообщил Николаю Аксенову любопытные факты по городу Зее. Но оставим эту часть разговора за кадром.

12.30 Где вещдоки?

— Что‑то мы засиделись, — дал старт генерал-майор полиции, вставая из‑за стола. — Сейчас проверим хранение вещдоков и изъятых наркотиков.

По заснеженной дорожке внутри охраняемой территории мы направились к старому, но крепкому одноэтажному зданию, где находится камера хранения. Лязганье замка. Николай Аксенов открывает журнал и называет трехзначную цифру. Ответственный за сохранность криминального имущества сотрудник засуетился, начал торопливо перебирать свертки на полках…

— Так, где вещдоки?! — в голосе главного полицейского послышались железные нотки.

— Извините, товарищ генерал, — оправдывался подчиненный, — я только недавно принял камеру хранения — на время, пока ответственный сотрудник в отпуске. Сейчас все найду.

— Отставить! Даю три дня, чтобы все вещественные доказательства разложили в порядке возрастания по годам и месяцам. Один раз надо покорпеть, и тогда за три минуты любой вещдок найдете.

13.10 В гости к главе района

По хранению наркотиков вопросов не возникло. Взглянув на часы, Аксенов напомнил: пора на встречу к главе Тамбовского района, и мы направились к машине. На вопросы, какие сложности с местной полицией, на что обратить внимание, Николай Змушко улыбнулся: «Взаимопонимание находим». Предложив нам кофе, он посетовал, что два самых тяжелых села по наркомании в районе — это Новоалександровка и Козьмодемьяновка, а участковых не хватает.

— Если эту проблему решить, мы бы сгладили многие острые углы, которые у нас есть. Хорошо бы обеспечить участковых жильем по каждому селу, — рассуждал хозяин кабинета, предлагая мне сесть поближе.

— В МВД есть программа «Сельский участковый». Там предусмотрено приобретение жилья. И деньги на это будут выделяться. Но приобретать жилье мы можем только у юридических лиц, — констатировал главный правоохранитель.

Внимательно выслушав замечания первого лица Тамбовского района по поводу отсутствия КАЗ (он был уже третьим, кто поднимал эту проблему), генерал-майор полиции особенно пристально посмотрел на исполняющего обязанности начальника райотдела.

— Когда я был начальником УВД Норильска, ко мне не приезжали и за меня не решали. Я сам искал здание, чтобы МОБ расширить, сам деньги выбивал — до краевой администрации дошел. Надо быть более самостоятельными. Вы тут хозяева — решайте! Я любое разумное предложение поддержу. Там, где раньше был ИВС, можно реконструировать часть здания и сделать камеры для административно задержанных. Это снимет напряжение.

Два руководителя — полных тезки еще долго обсуждали насущные дела, говорили о лесных пожарах, плохих дорогах и ДТП… Было видно, что Аксенов немало удивлен.

— В других районах в разы идет увеличение автоаварий из‑за дорожных условий, а у вас я этого не заметил. Где анализ по линии ГАИ? Почему ДТП с дорогами в отчетах не увязаны? — требовательно поинтересовался он у начальника районной полиции и заключил: — Говорить мало — реакция должна быть.

14.20 С опозданием на обед

Николай Змушко предложил вместе пообедать. По пути заехали посмотреть двухэтажное здание, где располагаются подразделения по охране общественного порядка. Тамбовские власти отдали его правоохранителям полтора года назад, и до сих пор там идет перманентный ремонт. Здесь «прописаны» дознание, подразделение лицензионно-разрешительной работы и служба участковых.

— Раньше все теснились в покосившемся деревянном «курятнике», а теперь работают в комфортных условиях, — отметил Змушко, придерживая огромные железные двери.

Экскурсия была недолгой. «Мы сюда еще вернемся — есть повод», — пообещал Аксенов, когда мы направились в одно из местных кафе. Обед был по‑деревенски сытным и очень вкусным.

— Мне второго не надо! — главный полицейский Приамурья категорично отказался от аппетитной котлеты с картошечкой. А мы вот не смогли.

— Я как из отпуска вернулся, встал на весы — столько лишних килограммов набрал! Решил пищу есть только низкокалорийную и порции уменьшить. Когда первый раз съел чего‑то граммов 150, выхожу из-за стола и не пойму — то ли с чувством легкого голода, то ли я совсем голодный, — засмеялся Николай Николаевич. — Ничего, выдержал. Вот утром позавтракаю и до обеда стараюсь вообще ничего не есть, не пью ни чай, ни кофе — только воду. Почти шесть кг уже скинул. Главное — на ночь не наедаться, когда рука так и тянется к холодильнику. Я перетерпел — сейчас вечером есть не хочется.

— И сколько терпеть надо? — поинтересовалась я под дружный мужской хохот.

— Мне месяца хватило.

15.02 Звонок сыну

— Привет, как дела?.. Ну молодец, а по физике что?.. С собакой погулял? Ладно, об этом потом поговорим, сейчас мне некогда.

Пока ехали из кафе в райотдел, Николай Николаевич сделал звонок сыну.

— Подросток, а за ними глаз да глаз нужен, — улыбнулся он, убирая в карман сотовый, и философски изрек: «Как гласит английская пословица: не воспитывайте детей, все равно они будут похожи на вас. Воспитывайте себя».

15.20 Встряска для участковых

Опять идем мимо дежурки на второй этаж, где на столе у генерала остались нетронутыми штабеля папок. И снова Аксенов с головой погружается в бумажную рутину, вызывает ответственных за те или иные направления работы райотдела полиции. «Ну и нудная работа у начальника УМВД. Никогда бы не подумал», — вполголоса заметил фотокор, нацеливая объектив на собеседников в погонах.

— Видно, что по оружию, другим вещам работа проводится. А почему алкоголиков и наркоманов, состоящих на учете, проверяете только раз в год? Считаете, что это достаточно?

— Никак нет. Мы проверяем, — возразил начальник службы участковых уполномоченных.

— В январе всего три преступления?! Что, нет лиц, совершавших правонарушения в отношении других лиц? Не поверю! Почему нет данных о посещении семей участковым Мальцевым? Я не вижу этой работы в паспорте участка…

Генерал стал просматривать отчеты о работе с населением.

— И что, на сельском сходе вопросов к полиции не было? — уточнил он у тамбовского Анискина.

— Вопросы были. Но люди говорили о благоустройстве, о собаках, других проблемах, которые адресовали сельской администрации. Полиции это не касается.

— Вы зря так считаете! Бездомные собаки — это тоже наши вопросы, — между бровей главного правоохранителя стала еще отчетливее видна морщинка. Он вспомнил трагический случай из криминальной практики, когда бесхозные одичавшие собаки утащили в лес мальчонку и загрызли насмерть.

— Совсем недавно в одном из населенных пунктов мы проводили с прокурором прием граждан. Люди жаловались, что уже на протяжении нескольких лет многоквартирный дом, огороды заливает нечистотами и никому нет дела. Поставили вопрос на контроль, обратили внимание администрации и управляющей компании на проблему с тем, чтобы были приняты соответствующие меры. Помогать людям надо…

74,8

процента составил удельный вес раскрытых преступлений в Тамбовском районе в 2014 году 

Помолчав немного, начальник управления добавил:

— Мы не для отчета работаем. Все, чем люди озабочены в данном населенном пункте, должно быть, как минимум, отражено в документах. Надо проинформировать прокуратуру, администрацию, другие структуры и потом интересоваться: почему вопрос хронически не решается? Люди видят в нас представителей власти. Мы — органы внутренних дел. И все, что происходит внутри страны, области, района, села, нам должно быть интересно. А я вижу в работе участковых формализм.

— Товарищ генерал-майор, работа ведется, — заступился за подчиненных Андрей Корякин. — Просто иногда написать времени не хватает.

— А на эту ересь хватает? Усилить, углубить, улучшить… — в голосе главного полицейского звучала досада. — Активизировать работу с несовершеннолетними. Вы для кого это пишете?! У вас нет сути: кто не дает людям спокойно жить? Вы конкретно укажите: несовершеннолетний такой‑то затерроризировал всю деревню, жители жалуются. И уже конкретно будете думать, что с ним делать: в ЦВСНП его направить или какие‑то другие меры принять. Профилактическую работу надо не на бумаге делать, а в жизни.

16.00 Едем в ГАИ

Как и обещал, Аксенов отправился смотреть подразделения по охране общественного порядка, где опытный глаз профессионала отметил ряд недочетов. В этом помогла и Наталья Кожеурова, которая успела изучить кипу внутренних документов и отчетов.

На обратном пути генерал заехал в ГАИ. И там проверил все помещения, журналы регистрации, поговорил с сотрудниками, проверил конфискованное оружие. У посетителей, которых мы встретили, Николай Николаевич интересовался мнением о работе инспекторов. Отметил, что учет записей и планируемых встреч с населением в регистрационных журналах ГИБДД составлен понятно и четко.

16.30 Совещание в райотделе 

Лица полицейских напряжены. Судя по суровому взгляду начальника УМВД, радоваться нечему: отдел сдал свои позиции по итогам работы за январь.

— Сократилось количество направленных в суд уголовных дел… Сотрудниками ПДН составлено всего 5 административных протоколов, — констатировал генерал. — Меньше выявлено преступлений двойной превенции. Есть нарекания к организации работы в дежурные сутки — не все материалы оперативно отрабатываются. Я запрещаю отписывать участковым «голые рапорты». У них своей — профилактической — работы много…

18.40 Вторая смена в УМВД

Подъезжаем к управлению. Начали прощаться.

— А вы что, собрались уже уходить? — остановил Николай Николаевич.

— Так уже вечер, рабочий день закончился!

— У кого‑то, может, и закончился, но не у меня. Сейчас еще придут с отчетами начальники дежурной смены, уголовного розыска, дознания, следствия, тыла, главный наш кадровик… Вы со мной?

Рубрика обязывала! После чашки чая генерал дал помощнику команду: «Запускай!» За окном кабинета начальника УМВД сверкает огнями вечерний Благовещенск. С докладами и документами к нему на подпись один за другим заходили офицеры полиции. Мысленно обрадовалась тому, что в присутствии журналистов они о многом умолчали, а то бы, наверное, пришлось нам сидеть до первой звезды…

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Благовещенцы вновь получают фейковые извещения о поверке водосчетчиковОбщество
В День знаний в Приамурье запретят продавать алкогольОбщество
Мошенники обманули 66-летнюю благовещенку на 3,5 миллиона рублейПроисшествия5
Амурских подтопленцев начали обеспечивать дровамиПаводок—2019
Режим ЧС сняли в амурской столицеПаводок—2019
Благовещенские спортсмены зовут на массовый забег от Ивановки до БелогорскаОбщество

Читать все новости

Спецпроекты

Что выгоднее — ездить на такси или на своем авто: эксперимент журналиста АП Что выгоднее — ездить на такси или на своем авто: эксперимент журналиста АП
«Ешьте сами!»: советы нутрициолога, как приучить ребенка есть овощи
Тайны ритуального гравировщика: «Заказывают оформление могил по цене двухкомнатной квартиры»
Урожай дождя: корреспондент АП ждет баклажаны, пробует перцы и выбрасывает помидоры
Кто придумал пельмени «Амур»: гастрономическое расследование «Амурской правды»
Система Orphus