Актер Олег Харитонов: «В семье главное — свобода!»

В гостях у главного героя сериала «Паутина» на НТВ

Олег Харитонов, исполнитель главной роли — майора Федора Туманова — в сериале канала НТВ «Паутина», любезно распахнул перед журналистами ИА «Столица» двери своего уютного, доселе закрытого для посторонних глаз дома. Актер пожертвовал ради этого своим единственным за долгое время выходным — сейчас как раз разгар съемок девятого сезона полюбившегося зрителям сериала.

На пороге нас встретили супруга Олега Светлана и еще три пары любопытных глаз: шестилетний Роман, четырехлетняя Варвара и двухлетний Федор. Ребята очень дружелюбны и ненавязчивы. Чувствуется, что родители воспитывают их, прежде всего, личным примером и добрым отношением друг к другу. 

— Что для вас важно в домашнем пространстве? — спрашиваем хозяина. 

— Важно его наличие, — с улыбкой отвечает Олег. 

— Первое, что бросается в глаза: вы неравнодушны к дереву… 

— Да, мы с супругой очень любим дерево, — подтверждает Харитонов. — А еще — теплые пастельные тона в интерьере. Хайтек с его стеклом и металлом — совсем не наше.

 — Могут ли в ваш дом попасть случайные вещи, книги? 

— Я в принципе мало внимания обращаю на вещи. Все это находится от меня где-то на дальнем плане. И Светлана тоже спокойно к этому относится. 

Главное для меня — моя жена, и также я для нее. На втором месте – дети: мы их любим, заботимся о них. Именно такая расстановка должна быть в семье, иначе начинается бардак.

— В общем, вы оба не страдаете фетишизмом?

— Нет. Нам важно, чтобы у нас было удобно, тепло, уютно. 

— Но ведь предметы по-своему влияют на человека? 

— С одной стороны — все это, конечно, важно. Есть эстеты, которые очень детально подходят к оформлению интерьера, добиваются, чтобы все было «иголочка к иголочке» — это дает им ощущение гармонии. И конечно, внешнее влияет на внутреннее, и наоборот. Но у нас в приоритете — свобода. Наверное, поэтому стены разрисованы детьми. И когда что-то проливается и рассыпается — никто не делает из этого проблемы. 

— А кто в этом доме главный? 

— Формально — я. А неформально — у нас четкий дуумвират, и все вопросы решаются в процессе обсуждения. Нет такого, что я сказал — и так будет. Светлана  очень сильная внутренне, она имеет большое влияние на семью. Но о каких-то важных вещах мы предпочитаем не спорить, а договариваться. Обсуждаем, что и как делать, какие направления развития выбрать, что полезно для детей, а что вредно. 

— Говорят, что муж и жена — одна сатана.  К вам можно это отнести? 

— В общем и целом —  скорее наоборот: за восемь лет нашей совместной жизни я понял, что более непохожих людей трудно найти! Мы интересуемся абсолютно разными вещами, мы воспитаны в разных мирах, у нас  различные сильные и слабые стороны. Но зато у нас одинаковые взгляды на принципиальные жизненные вещи: на то, как надо жить в семье, чем дышать, что есть, как надо развиваться детям. Мы находим согласие в вопросах религии, отношений между людьми. Такие области — практически вне споров. Возможно, в этом и заключено большое счастье. Если представить обратную ситуацию — между нами шла бы настоящая битва! 

— А все-таки, в чем между вами принципиальная разница? 

— Светлана — человек земли, я — человек города. Ее тянет на природу, а меня — в театры, музеи. Мир искусства от нее так же далек, как от меня — сельское хозяйство. Моя супруга быстро принимает решения, она  человек мгновенного физического действия. Если решила — сразу сделала! Я же, наоборот, люблю подумать, помедлить, почувствовать. Я  человек тонких ощущений. В принципе в команде мы великолепно дополняем друг друга и можем передать нашим детям разные сильные качества. 

— Кто занимает главное место в вашей жизни? 

— Главное для меня — моя жена, и также я для нее. На втором месте — дети: мы их любим, заботимся о них. Именно такая расстановка должна быть в семье, иначе начинается бардак. 

— А где вы любите отдыхать? 

— Лето дети проводят в деревне, где чистый воздух, экологически чистые продукты и чистая вода. У нас есть своя пасека и большой огород, с которым нам помогают управляться. А зиму моя семья проводит в Гоа. Я тоже присоединяюсь к ним на месяц — благо работа позволяет. Мы пробовали менять маршрут — ездили в Таиланд, Арабские Эмираты, еще какие-то страны. Но с Гоа не может сравниться ничто: там особая атмосфера, чудесный климат, необыкновенная еда и какая-то внутренняя свобода именно этого места. 

Продюсеры планируют снять еще десятый сезон «Паутины», хотя никогда точно не известно,  чем закончится вся эта история.

— А вот эти статуэтки из меди и бронзы вы привезли оттуда? 

— Когда-то у Светланы был свой магазин эзотерических товаров, и это — остатки былой роскоши. И еще несколько деревянных кресел оттуда же. Многие вещи привозились из Индонезии, Непала, Индии. Света очень хорошо разбирается в этом и много ездила по странам. 

— А кто у вас пользуется велотренажером? 

— Я пользуюсь, но крайне редко. 

— Времени нет? 

— Нет, это вовсе не вопрос нехватки времени: время можно найти на все — было бы желание! И хотя я специально привез его с дачи, но не помогло — не хочется тупо сидеть и крутить педали. 

— Что изменится в жизни семьи с приходом осени? 

— Этой осенью у нас событие: Роман пошел в первый класс. А Варя продолжила посещать детский сад. И, наверное, будет ходить на всякие творческие занятия. Чего у нас уже только не было: и кружок лепки, и студия «Лего», и танцы. Роман посещал секцию дзюдо, а сейчас перешел в карате. 

— Нравится ему? 

— Пока, вроде, нравится, особенно когда есть успехи — тут он сияет как медный таз! А Варя недавно освоила пазлы — собирает их быстро и четко, как настоящий мастер! 

— Когда папа приходит домой — о чем его просят дети? 

— Побыть с ними: поиграть, почитать, погулять... Когда возвращаюсь домой, они набрасываются на меня, мы бесимся, дурачимся, сочиняем всякие смешные куплеты... 

— У них не очень много игрушек… 

— Для меня до сих пор удивительно: когда мы приходим в магазин, они почти ничего не просят и вообще очень умеренны в вопросах покупок и подарков. Рома просит какую-нибудь саблю или шпагу… Варя, разумеется, не так аскетична, но тоже держит себя в рамках… 

За восемь лет нашей совместной жизни я понял, что более непохожих людей трудно найти! Мы интересуемся абсолютно разными вещами, мы воспитаны в разных мирах.

— Как дети реагируют, когда видят папу в телевизоре? 

— Радуются, конечно. Но для них здесь нет ничего удивительного: дети много раз бывали на моих съемках. Буквально недавно приезжали смотреть, как я исполняю трюковую сцену, стоя на карнизе второго этажа, — с каскадерами, прыжками, выстрелами, погоней. Они ко всему, чем я занимаюсь, относятся с интересом, но без фанатизма.

 — Это они были на съемках девятого сезона «Паутины»?

— Да. 

— И это не конец? 

— Продюсеры планируют снять еще десятый — и все. Хотя никогда точно не известно, чем закончится вся эта история. Последние три сезона кино снимает режиссер Степан Коршунов — человек очень внимательный к деталям и работе с актерами. Ранее он уже успел побыть и оператором, и продюсером, и фильм-директором — он знает все. И работать с ним очень круто! 

Воспитываю детей в свободе 

— Считаю, что правильнее  развивать в ребенке ту сторону, которая у него хуже развита. Например, Рома, наш старший сын, выдает мощную яркую эмоцию, поэтому мы ни за что не отдадим его в актеры, он не будет посещать театральный кружок — это для него легко. А сложно сыну дается принятие решений, поэтому он ходит в секцию карате, где нужно тренировать волю и физику тела. О Варе пока, в четыре года, рановато судить, какое у нее призвание. Она очень любит пение и танцы и по некоторым проявлениям — прирожденная актриса. Младший, Федор, — это самый позитивный и спокойный человек в нашей семье. А вообще они растут довольно свободно. Но при этом мы стараемся прививать им ощущение границ другого человека. И когда они попадают в общество — многие это отмечают. В общем, мы очень довольны нашими детьми!