Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №25 (28916) от 2 июля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
14 июля 2020,
вторник

Виталий Репин: от благовещенского музыканта до американского летчика

Гитарист «Модели неба» — о российском шоу-бизнесе и американской действительности

Общество

В шесть лет он взял в руки бас-гитару и начал играть в ВИА в родном таежном поселке, в 19 ездил на гастроли в Хабаровск и Владивосток, а в 22 выступал на сценах известных клубов Москвы. Благовещенскую группу «Модель неба», которую Виталий Репин основал вместе с Аленой Литовченко, ставшей его женой, теперь знают не только в России, но и на западном берегу Атлантики. Вот уже три года, как он сменил московскую прописку на американскую, а гитару — на штурвал самолета. Впрочем, музыку «Модель неба» продолжает сочинять — пока по скайпу, на расстоянии в 8 тысяч километров. Столько по прямой между Москвой, где живет Алена, и Кливлендом, где работает летным инструктором ее муж. По скайпу он дал интервью АП, рассказав о том, что для того, чтобы воплотить в жизнь детскую мечту, нужна вера в то, что ты делаешь, упорство и немного везения.

Виталий Репин: от благовещенского музыканта до американского летчика / В шесть лет он взял в руки бас-гитару и начал играть в ВИА в родном таежном поселке, в 19 ездил на гастроли в Хабаровск и Владивосток, а в 22 выступал на сценах известных клубов Москвы. Благовещенскую группу «Модель неба», которую Виталий Репин основал вместе с Аленой Литовченко, ставшей его женой, теперь знают не только в России, но и на западном берегу Атлантики. Вот уже три года, как он сменил московскую прописку на американскую, а гитару — на штурвал самолета. Впрочем, музыку «Модель неба» продолжает сочинять — пока по скайпу, на расстоянии в 8 тысяч километров. Столько по прямой между Москвой, где живет Алена, и Кливлендом, где работает летным инструктором ее муж. По скайпу он дал интервью АП, рассказав о том, что для того, чтобы воплотить в жизнь детскую мечту, нужна вера в то, что ты делаешь, упорство и немного везения.

Про «Модель неба»

Музыкой я начал интересоваться очень рано. Помню, воспитательница в садике отругала меня за то, что я лежал и пел Цоя. Мама старалась приучить нас к музыке — дома всегда были гитары. Я родился и вырос в поселке Снежногорском в 100 километрах от Зеи на берегу Зейского водохранилища. В шесть лет уже играл на басу в поселковом ВИА. В клубе была потрясающая худрук, которая играла на барабанах, гитаре, синтезаторе и пела. С этого все и началось. А продолжилось после переезда в Благовещенск. Здесь я сначала играл в группе «Узел», а потом встретил Алену. Это была школьная дружба — мы учились в параллельных классах. Она длится вот уже 16 лет, 10 из них — в браке.

На концерте «Мумий Тролля» в Благовещенске мы с моим другом Егором Ворошиловым договорились, что создадим группу. Аленка тогда уже сочиняла песни, она присоединилась к нам. Так в 2000 году появилась «Модель неба». Название предложила Аленкина подруга. Мы записали два альбома — один в Благовещенске, второй — во Владивостоке. 2—3 раза в год мы стабильно ездили с концертами в Хабаровск и Владивосток. Нас очень тепло принимали.

Про Москву

В перерывах между репетициями и концертами я окончил БГПУ и получил диплом учителя истории. Аленка отучилась в АмГУ, она — инженер-энергетик, сейчас выступает на конференциях по всему миру. Мы поженились после выпуска и спустя две недели уехали в Москву почти всем составом «Модели неба». Честно скажу — было страшно. Но в Благовещенске некуда было двигаться: я работал продавцом за 5 тысяч рублей в месяц. Ну и, конечно, хотелось стать известными — на первом месте были музыкальные амбиции. Мы приехали в Москву за славой — и нам там очень понравилось. Москва научила нас многому. Поначалу было трудно: осень, московская грязь, и из еды только чай «Беседа». Но энергетику города сразу почувствовали и пустили ее в нужное русло.

В России, чтобы стать известным музыкантом, нужно переехать в Москву. В США не так — в одном из пригородов Кливленда есть группа, которая недавно получила «Грэмми». Их знают по всей стране, и для этого им не нужно было переезжать в Вашингтон.

Про шоу-бизнес

Мы выступали в клубах, сочиняли и записывали новые песни. В Москве несложно собрать аудиторию, если выступаешь регулярно и хорошо играешь. Трудности — это миф. Нам все твердили: «Кому вы там нужны?» А мы через год подписали контракт с одной из самых известных студий «Снегири». Мы познакомились с продюсером Александром Кушниром, который занимался Земфирой и «Мумий Троллем». Он привел на наш концерт Олега Нестерова, который продюсировал «Машу и медведей», Найка Борзова. Ему понравилась наша музыка. К этому времени в «Модели неба» остались мы вдвоем.

Подписав контракт со «Снегирями», прыгали от счастья — «у нас выйдет настоящий альбом!» Но оказалось, что единственное студийное время для записи, которое могут нам предоставить, — с часу ночи до 4 часов утра. Это было просто застрелиться! Продюсеры и пиар-менеджеры твердили: «Вы должны сочинить хит!» И мы пытались «родить» хит, вместо того чтобы заниматься музыкой. Это продолжалось целый год. Мы записали альбом, но он получился не таким, как мы хотели. Музыка, которую записали в каморке в БГПУ, по сравнению с ним просто фантастика. Мы разорвали контракт и ни разу не пожалели об этом. Музыка, звучащая по радио и ТВ, — это результат работы продюсеров. В российском шоу-бизнесе тебя не примут таким, какой ты есть — ты должен стать ничтожеством и тогда будешь звучать отовсюду. Мы слишком любим свою музыку, чтобы согласиться на это. Продюсеры не поняли нашего решения, но у Алены до сих пор хорошие отношения с Нестеровым.

Про дорогу в небо

В Москве чуть меньше года я проработал продавцом, а потом ушел в моделизм. Это моя авиационная страсть — я с детства делал модели самолетов. В Москве это стало профессией. Модели стоят больших денег, за ними охотятся коллекционеры. В США за мои работы идет конкуренция, их продают на аукционах.

Военным летчиком мечтал стать с самого детства. С 5‑го класса это была одна из моих целей — я усиленно занимался математикой и физкультурой. Но после переезда в Благовещенск я перестал думать об этом. С годами увлечение авиацией не прошло. Один из моих покупателей — летчик из парашютного клуба — пригласил меня покататься с ним, я попросил порулить и так начал потихоньку летать. Три года я так летал. А потом решил ехать в США, чтобы получить профессию летчика. Учиться можно и в России, но гораздо сложнее и дороже: нужно потратить пять лет на институт. И без перспектив найти работу. В США же после окончания курсов мне сразу предложили работать инструктором.

Я отправил письма в несколько школ США. Из многих пришел отказ — там требовали 100 % предоплаты. Это 50 тысяч долларов за весь курс обучения. Школа в Кливленде пошла мне навстречу. Мы подружились с ее владельцем. Обучение заняло три года. Все это время Алена была здесь наездами. У нее любимая работа в России.

Когда я приехал в Америку, язык пришлось учить с нуля. Самолетные системы, аэродинамику — изучал все это на английском, и это было огромным удовольствием. Я работаю инструктором, учу летать других и это лучший способ обучаться самому. Я продолжаю заниматься моделированием. У меня очень много клиентов в США, среди них даже один нефтяной магнат из Техаса. Моя мечта сейчас — реставрировать старые советские «реактивы», вроде «Миг-15». Я мечтаю на них летать. Думаю, все возможно — нужно только приложить усилия, иметь хорошие помыслы, не думать о выгоде, и тогда все получится.

Про новый альбом

Каждую свободную минуту здесь я сочиняю музыку: сижу на кухне, обложенный гитарами и примочками. Мы с Аленой готовим новый альбом: созваниваемся по скайпу, отправляем друг другу музыку. Гаджеты, конечно, спасают. В США мы записали три песни на английском языке. Выложили их в соцсети и получили мощный отклик — народ со всей России скачивает их. Нам пишут письма. Я даже получил два из Кливленда. Планируем ли мы покорять американскую сцену? Почему нет.

Про Америку

В Москве было все отлично: хорошая работа, жилье в центре. И это угнетало — если все хорошо, значит, что‑то не так. Мы сознательно создаем себе трудности, которые с удовольствием преодолеваем. Когда я собирал документы для переезда, столкнулся с жесткостью американского эмиграционного законодательства. В этом плане Америка не очень гостеприимна к приезжим.

Но в целом в США к тебе автоматически относятся хорошо, в отличие от России. Мы с моим первым инструктором стали добрыми друзьями: мы не пьем водку, заедая ее салом, но ведем такие душевные разговоры за полночь, что его жена порой не выдерживает. По приезде в 2012 году меня поразило здесь все: чистота дорог и улиц, белки, скачущие по газонам, чистый воздух. За эти годы здесь ничего не подорожало. Я как платил 510 долларов за квартиру в 65 квадратов, так и плачу. Плата за электричество та же — 12—13 долларов в месяц. Абонемент в спортклуб с бассейном стоит 40 долларов в месяц. Медицина здесь очень дорогая, если нет страховки — вызов «скорой» обойдется в 800 долларов. А услуги стоматолога — в несколько тысяч долларов. Но страховки очень дешевые — мне обошлась в 71 доллар в год. На зубы отдельная страховка — самая дешевая 179 долларов в год.

Про оружие

США очень вооруженная страна. Дома у каждого арсенал. Американцы считают, что их священное право — владеть оружием. В Огайо, например, можно повесить на плечо автомат и ходить так по улице. Массовые расстрелы, которые случаются здесь, — это ужасно. Но в РФ на дорогах в год гибнет 27 тысяч человек — то есть шанс выйти на улицу и попасть под колеса куда выше, чем в США быть убитым при расстреле. Я за свободное владение оружием. Это дисциплинирует. В чем Америка никогда не догонит Россию, так это в хлебопечении. Хлеб в США невкусный и очень дорогой. Ну и китайская кухня в Благовещенске по‑прежнему вне всякой конкуренции. И американские сладости не сравнятся с российскими. В США они приторные и некачественные. А хорошее печенье, вроде нашего «Юбилейного», стоит 5 долларов за пачку.

За эти годы в США ничего не подорожало: ни в кафе, ни в магазинах, ни в коммунальной сфере.

Про американцев

Друзья меня спрашивают: «Как в Америке относятся к русским? Изменилось ли отношение на фоне последних событий?». В США ни у кого из друзей не изменилось отношение ни ко мне, ни к русским. Что отношение к русским здесь изменится из‑за внешней политики, это нонсенс. За три года в США мы с друзьями ни разу не обсуждали внешнюю политику. А в России все разговоры об этом: людей волнует Сирия, реакция США. Их не волнует, что час полета Су-27 обходится в 200 тысяч долларов, а они делают 150—200 боевых вылетов в день. Американцев начнут интересовать события в Сирии, когда у них в стране все будет суперхорошо. Но у них есть внутренние проблемы. Американцы платят высокие налоги, и у них не будет в городе обшарпанной остановки. Я живу в городе с 55 тысячами жителей недалеко от Кливленда. На улице сломался автомат для оплаты парковки, и из‑за этого появились пробки. Мой друг-репортер пришел к мэру с этой проблемой. Мэр проигнорировал его, и на следующий день он привел с собой 1500 человек — через два часа аппарат починили. Люди понимают, что они — сила.

Президент в США — это наемный работник, который должен делать жизнь лучше. Здесь принято не любить президента, но это не значит — не любить свою страну. Когда я приехал, в США к Обаме относились прохладно. Сейчас его уже очень не любят. Он ввел новые налоги для малого бизнеса, а в Америке этот сектор — основа основ. К Путину американцы относятся с уважением. Они видят в нем сильного противника — «наконец‑то нашелся кто‑то, кто показал всем, что Обама слаб».

https://fartov.com/

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

«Это мечта всей жизни»: амурчанка запустила продажи одежды на популярном сайте Wildberries«Это мечта всей жизни»: амурчанка запустила продажи одежды на популярном сайте Wildberries
Амурские родственники не смогли приехать на похороны брата хабаровского губернатораАмурские родственники не смогли приехать на похороны брата хабаровского губернатора
«Любимая Раиса Павловна!»: ученики со всей России поздравили амурского учителя с выходом на пенсию
Амурский ведущий Илья Дементьев: «Коронавирус дал шанс показать, что я не скоморох»
Прилетевших спецрейсом из Шанхая амурчан из Благовещенского аэропорта доставили в обсерватор
Застрявшие за рубежом амурчане узнают о возвращении на бесплатной горячей линии
​«Дружили с первого класса»: какой ученицу гипнотизера Мессинга Ольгу Мигунову запомнили амурчане
Амурская ученица Мессинга: известный гипнотизер Ольга Мигунова дала интервью «Амурской правде»
Голос Coca Cola родом из Белогорского района: экс-амурчанка озвучивает популярную рекламу
Их вычеркнули из истории: краеведы восстановили 2049 фамилий амурских эмигрантов
Мемориальную доску писательнице и журналисту Светлане Борзуновой установят в день ее рождения

Началось голосование за лучшие работы онлайн-фестиваля «Красиво.ДВ»Общество
Около детской больницы в Благовещенске распустилась водяная лилияОбщество
Бизнесмены четырех амурских моногородов могут получить кредиты под 0 процентовЭкономика
На месте бывшего Шадринского собора в Благовещенске начался поиск захороненийОбщество
Почти две тысячи анализов на COVID-2019 сделали в Амурской области вчера: сводка за суткиКоронавирус
Гороскоп на 13 июля: Близнецам улыбка подарит хорошее настроение, да и у Дев всё будет как по маслуСоветы

Читать все новости

Общество

«Берут все»: из-за жары в благовещенских магазинах раскупили бассейны «Берут все»: из-за жары в благовещенских магазинах раскупили бассейны
Началось голосование за лучшие работы онлайн-фестиваля «Красиво.ДВ»
Около детской больницы в Благовещенске распустилась водяная лилия
Амурские синоптики предупреждают об опасной жаре
«Удача сегодня вам не помешает» — Василий Орлов поддержал выпускников на ЕГЭ
Система Orphus