Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №75 (28844) от 16 июля 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
16 июля 2019,
вторник

Дэниел Киз, Виктор Пелевин и Джонатан Франзен: книжные новинки сентября

Обозреватель АП Андрей Митрофанов приготовил читателям книжный аперитив осени

Общество

В списке книжных новинок сентября есть полноценные премьеры и давно известные миру книги, которые в России выходят впервые. Одну из таких АП включила в свой очередной обзор — это «Пятая Салли» Дэниела Киза, автора знаменитых «Цветов для Элджернона». Три оставшиеся — новые романы Виктора Пелевина, Валерия Бочкова и Джонатана Франзена. Несмотря на то что все это очень разные книги, у них немало общего: от ничем не примечательных на первый взгляд героев многое зависит, а обстоятельства часто принимают неожиданный оборот. Скажете: такое можно заявить про большинство художественных произведений, — и будете правы. Книжная осень обещает быть не менее увлекательной, чем в прошлые годы, и вот вам только, с позволения сказать, аперитив.

  • Фото: tapeciarnia.pl
  • Фото: vk.ru

Виктор Пелевин

«Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами»: истоки и стоки

Стандартный отзыв на любой из ряда последних романов некогда светоча российского постмодернизма Виктора Пелевина преисполнен неизбывной тоски по временам «Чапаева и Пустоты» и Generation P.

Читатель уже привык к тому, что ежегодно (в этом отношении поздний Виктор Олегович весьма ритмичен) получает очередную огромную главу одного и того же малоинтересного, полного самоповторов, банальных диалогов и сомнительных заявок на новаторство произведения. В прошлом году эта «глава» даже не влезла в одну книжку. Собственно, к готовящейся премьере «Лампы Мафусаила» в обществе отнеслись с тем же вялым интересом: негласно принято считать, что «Пелевин свое отписал» и время от времени перечитывать его культовые произведения. Новые для этого чересчур одноразовые. Сам писатель по традиции безразличен к критике: по крайней мере публично.

Тем не менее новый роман классика современной русской литературы можно считать пусть и не очень охотной, но все же попыткой обернуться к себе былому: пока не к хрестоматийным произведениям, конечно, но к «Ананасной воде для прекрасной дамы» как минимум. Именно эту книгу принято считать последней удачей Пелевина. В «Лампе Мафусаила» читатель, несомненно, обнаружит и все ингредиенты недавних произведений автора, но они по крайней мере смешаны по другому рецепту. Это снова не цельное повествование, а сборник, и таковые писателю всегда удавались. Новеллы на этот раз имеют вполне себе отчетливые точки пересечения и соприкосновения, а герои могут позволить себе перемещаться не только в пространстве, но, если очень надо, и во времени. Причем герои эти очень разные — от чекистов до рептилоидов, ну и без нормальных людей, конечно, не обошлось.

В четырех частях «Лампы Мафусаила» читатель найдет многое из того, что его душе угодно, и кое-что, что в этот список не входит. Порой автор вновь использует собственные находки столь неприкрыто, что это выглядит как очередная находка, которой лучше было бы оставаться не найденной. Наркотические трипы и поддельные реальности, злободневные намеки и прямолинейные издевательства, а на десерт действительно почти тот самый Пелевин, которого мы полюбили еще за «Синий фонарь». Взявший в руки эту книгу homo sapiens мгновенно становится еще и homo quaerens — искателем, вынужденным продираться сквозь то, что ему не надо, чтобы добраться наконец до заветной цели. Обнадеживает, подождем еще годик.

Джонатан Франзен

«Безгрешность»: все и сразу

Писатель Захар Прилепин как-то сравнил прозу Джонатана Франзена с романами Льва Толстого, заметив, что американец пишет «на том же почти недостижимом уровне — с тонкой прорисовкой самых разных героев, создавая энциклопедию быта, чувств, патологий».

Романы писателя «Поправки» и «Свобода» быстро стали бестселлерами, критики и публика по достоинству оценила и их масштабность, и нежелание автора отворачиваться от важнейших проблем современности, и лиризм, присущий его стилю. «Безгрешность» находится в том же ряду: здесь переплетаются поколения, благодаря чему читателя прямо-таки швыряет из эпохи в эпоху. При этом Франзен успевает исследовать не только вечные лабиринты человеческих отношений, но и главные вопросы современности, будь то пугающе широкая поступь интернета или прогресс, который так часто обслуживает милитаристические потребности.

Критики назвали «Безгрешность» самым личным романом американца и предрекли книге успех, превосходящий популярность тех же «Поправок». Кстати, Безгрешность в данном случае — имя одной из героинь. Она является не главным, но именно что центральным персонажем, благодаря которому истории совершенно разных людей складываются воедино. Франзену вообще свойственны все эти взаимосвязи, которые мы привыкли видеть скорее в мыльных операх, нежели в серьезном искусстве: но в этом романе они особенно важны, превращая монументальный труд в повествование от которого трудно оторваться, перетекающее из любовной истории в детектив, триллер и так далее. Для ценителей интеллектуальной прозы, которую вот так вот за вечер не осилишь — едва ли не лучшая находка года.   

Валерий Бочков

«Коронация зверя»: Россия в беде

Автор «Коронации зверя» Валерий Бочков по профессии художник, что роднит его с более именитым российским литератором Владимиром Сорокиным. Впрочем, от этого сходства писатель однозначно открещивается. Тем не менее в новом его романе не обошлось без так называемого альтернативного будущего, которое так любит создавать мэтр постмодернизма.

В России произошла политическая катастрофа, президента убили, на улицах все эти пожары-танки-баррикады, а в Кремле — чехарда власти. В объятую хаосом страну прибывает человек, покинувший ее в далеких 90-х — можно сказать, из неразберихи в бардак. Он собирается спасти своего сына и немедленно вернуться, но с первых минут на родине оказывается вовлеченным в могучий водоворот политических интриг. Из готового окончательно обрушиться русского мира вырваться, оказывается, очень непросто.

Роман сразу после публикации вызвал горячие споры. Одни говорили, что эту бульварщину нельзя относить к серьезной литературе, другие — что таким и должен быть динамичный мейнстрим (англ. mainstream — основное течение – преобладающее направление в какой-либо области (научной, культурной и др.) для определённого отрезка времени) в прозе. «Коронацию зверя» даже назвали «безумным триллером, напоминающим фильм Тарантино, рассказанный Набоковым». Сам Бочков назвал свое детище политическим заявлением. Россия, которую он описывает, ужасает не хуже самых кровавых лет сталинского правления. Тем не менее читателю совершенно необязательно накладывать выдумку на реальность — каждый вправе воспринимать роман как фантастический триллер, действие которого происходит на улицах Москвы.

Дэниел Киз

«Пятая Салли»: поймай меня, если сможешь

Знаменитый американский писатель Дэниел Киз создал не так много крупных произведений, хоть и дожил до солидного возраста 86 лет.

«Пятая Салли» — третий по счету его роман, который стал своего рода этюдом для «Множественных умов Билли Миллигана», уже знакомых российскому читателю. «Салли», которая впервые выходит на русском языке, считается одним из лучших литературных произведений, в которых речь идет о психике и ее «темных» сторонах. И хотя вышедший через два года «Билли» стал более знаменитым произведением, исследователи считают, что эти две книги следует воспринимать как единое целое. Их объединяет тематика: персонажи страдают даже не раздвоением, а «размножением» личности, из-за которого способны на самые неожиданные и порой отвратительные поступки. 

Сам Киз, хоть и был писателем, филологом и редактором, в 1950 году стал бакалавром психологии, а литературное образование получил лишь 16 лет спустя. Недолгая, но впечатляющая врачебная практика отразилась на всем его творчестве, которое началось с рассказа «Цветы для Элджернона», превратившегося в роман. Любопытно, что рассказ получил премию «Хьюго», а роман — премию «Небьюла». В «Пятой Салли» речь идет об официантке, в которой живет четыре «дополнительных» личности. Каждая из них — полноценная: несостоявшаяся актриса и певица; художница, привыкшая вращаться в интеллектуальном обществе; просто отчаянная девушка, и, наконец, разочарованная в жизни и в людях одиночка с задатками убийцы. Ложные личности выходят «на сцену» поочередно, у них все разное, от имен до привычек, общее только одно — тело самой Салли. Психиатр Роджер Эш ставит перед собой задачу создать «пятую Салли», избавив несчастную официантку от последствий редкого заболевания.

Популярность романов Киза нетрудно объяснить: он позволяет стороннему наблюдателю заглянуть в скрытый от посторонних глаз мир психиатрии. Писатель показывает, сколь многообразен, малоизучен и при этом хрупок мир человеческого сознания. Первый же его опыт в большой литературе оказался настолько впечатляющим, что власти США поспешили на всякий случай изъять «Цветы для Элджернона» из открытой продажи и публичных библиотек. Даже забавно, что сам Киз при этом не только работал редактором в одном из ответвлений Marvel, но и лично писал истории для комиксов. «Пятая Салли» выходит в России через 36 лет после премьеры — достаточный возраст для проверки произведения на прочность, которую эта книга, как и все остальные, вышедшие из-под пера этого автора, с успехом прошла. Споры о том, следует ли относить писателя к фантастам или он заслужил право называться классиком, не утихают и сегодня. Доподлинно известно только одно: подобной литературы вы больше нигде не найдете.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Что прочитать в июле: неожиданный Набоков, готика по-польски и детектив под следствиемЧто прочитать в июле: неожиданный Набоков, готика по-польски и детектив под следствием
«Читаем вместе» с Андреем Митрофановым: письма счастья, шахматы, театр«Читаем вместе» с Андреем Митрофановым: письма счастья, шахматы, театр
Книжные новинки февраля: настоящий детектив от Кинга и альтернативная реальность от Сальникова
Книги Кинга бьют рекорды: амурчане разбирают произведения о Николае II и бестселлеры короля ужасов
Книги против депрессии: осенняя «согревающая» подборка
«Читаем вместе» с Андреем Митрофановым: люди, звери, Лора Палмер
Прошлое от Иванова и Акунина, будущее от Брэдбери: книжные новинки ноября
Благовещенцы разобрали весь тираж «Девушки в поезде»
Книжные новинки октября: Мураками — о мужчинах, Коэльо — о Женщине
Библиотекари предлагают благовещенцам заняться экранизацией любимых книг (5 примеров)

Фото: tapeciarnia.plФото: tapeciarnia.plФото: vk.ruФото: vk.ru
Топливо в цене: за полгода бензин в Амурской области подорожал, а дизтопливо подешевелоЭкономика
Участников международного заплыва «Дружба» застрахуют от несчастных случаевОбщество
Уровень загрязнения рек в Приамурье отследят с помощью новой мобильной лабораторииОбщество
Гороскоп на 16 июля: Близнецам надо быть внимательнее на дорогах, а у Раков появится новая цельСоветы
«Берегите себя и детей»: Станислав Мелюков призвал белогорцев не купаться в местной рекеОбщество
Водолазы в Архаре исследуют водоем в поисках тела 11-летней девочкиПроисшествия

Читать все новости

Общество

Под Благовещенском построят точную копию знаменитого Албазинского острога Под Благовещенском построят точную копию знаменитого Албазинского острога
Участников международного заплыва «Дружба» застрахуют от несчастных случаев
Уровень загрязнения рек в Приамурье отследят с помощью новой мобильной лаборатории
Что прочитать в июле: неожиданный Набоков, готика по-польски и детектив под следствием
Скорые перемены: в Благовещенске обсуждают реформу автопарка станции скорой помощи
Система Orphus