Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №7 (28897) от 20 февраля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
21 февраля 2020,
пятница

Князь тишины: рецензия на новый фильм Мартина Скорсезе «Молчание»

Кино

Живой классик американского кинематографа Мартин Скорсезе родился и вырос в католической семье, которую в биографиях называют «очень набожной» — и, вероятно, стал бы священником, если бы не «великий немой». Сохраняя веру, постановщик время от времени обращается к религиозной тематике в своем творчестве — и всякий раз этот путь извилист и тернист. 

Князь тишины: рецензия на новый фильм Мартина Скорсезе «Молчание» / Живой классик американского кинематографа Мартин Скорсезе родился и вырос в католической семье, которую в биографиях называют «очень набожной» — и, вероятно, стал бы священником, если бы не «великий немой». Сохраняя веру, постановщик время от времени обращается к религиозной тематике в своем творчестве — и всякий раз этот путь извилист и тернист. 

За «Последнее искушение Христа» автора разве что не побили камнями, после выхода фильма «Кундун» — запретили приезжать в Тибет. «Молчание» тоже вполне способно оскорбить чьи-нибудь собенно обостренные чувства, но вряд ли вызовет высокую волну протестов. Об этом проекте Скорсезе размышлял добрых три десятка лет, за которые фильм превратился в очень личное дело: постороннему человеку вполне может стать неловко или просто очень скучно. 

Основой для картины стал роман писателя Сюсаку Эндо, посвятившего львиную долю своего творчества особенностям возникновения и существования христианства на японской почве. «Молчание» активно использует эту тему, доходя до назойливой буквальности; однако Скорсезе гораздо больше интересует человек, а не течение, которое этого человека уносит к странным и опасным берегам. Рассказывая историю двух иезуитов XVII века, отправившихся в Страну восходящего солнца на поиски наставника, которого заподозрили в отречении от веры, постановщик постепенно сосредотачивает внимание на одном из них — и в какой-то момент географическая принадлежность событий становится не так уж важна.

Это кино не сможет заставить или разубедить верить — но вполне способно изменить некоторые представления о вере.

 

Гонения на христиан в Японии времен Токугавы Иэясу, конечно, отлично подходят для такого кино: все эти распятия в волнах прилива, подвешивания вниз головой и прочие фуми-э (процедура публичного осквернения чуждых святынь) — но абсолютно тот же внутренний перелом главного героя мог случиться и в Европе. Благо, времечко на дворе вполне подходящее, понятия о милосердии и справедливости — своеобразные, а чернозем религиозного несогласия дает такие жуткие плоды, что действительно хочется задаться вопросом о причинах равнодушного молчания высшего разума. 

Когда-то режиссер собирался снимать в этой картине Дэнила Дэй-Льюиса, Бенисио Дель Торо и Гаэля Гарсию Берналя, но проволочки взяли своё и актерский состав обновился полностью. Фигура Лиама Нисона отнюдь не случайно занимает столько места на постере: несмотря на то, что экранного времени у него не так уж много, именно канувший в неизвестности отец Феррейра становится определяющим персонажем. На роли его благодарных учеников Скорсезе пригласил Эндрю Гарфилда и Адама Драйвера. Гарфилд, у которого не сложились отношения с Человеком-пауком, перековался в экранные узники совести: и если в военной драме Мела Гибсона «По соображениям совести» плаксивое выражение лица его героя больше раздражало, то в «Молчании» все иначе.

Родригес шествует от ступени к ступени со все нарастающим ощущением ужаса, которое постепенно вытесняет все остальное и становится нормой. А вокруг творятся такие вещи, что восторги и улыбки лучше отложить на неопределенный срок. Его спутник, Гарупе, гораздо меньше подвержен внутренним поворотам оверштаг, хотя и сталкивается со схожим набором искушений. Драйвер очень уверенно чувствует себя в качестве героя, которому свойственны и сила, и слабости — тем естественнее выглядит и непредсказуемость его поступков в критические моменты. Несколько талантливых японских актеров, имена которых ничего не скажут широкому зрителю, успешно создают условный ад и не менее успешно рисуют перспективу освобождения.

Собственно, об освобождении от мук, от угрызений совести, от страха неизвестности и прочих оков Скорсезе и рассуждает все без малого три часа экранного времени. Испытывать искреннее сочувствие по отношению к главным героям долгое время не получается: молодые люди, которые прибыли в далекую страну, чтобы насаждать и поддерживать веру, сидят в кустиках и плачут, глядя на свою несчастную паству, принимающую мученическую смерть. Описываемый период в Японии стал результатом страшной, почти химической реакции на христианство: в результате 300 тысяч обращенных ранее граждан подверглись преследованию, а само религиозное течение оказалось под запретом, продлившимся чуть ли не три века.

Не нам судить, нашли ли особый смысл в молчании божества люди, которые за него умирали — зато очень неприятно становиться свидетелем рассуждений молодых священников о том, что приверженцы других религий есть животные, обреченные на вечные страдания. Герой Гарфилда и вовсе неприкрыто мнит себя Христом, не ощутив при этом ни тяжести креста, ни всего прочего, что при этом полагается: чем он точно успевает обзавестись, так это ручным Иудой, путешествующим по кольцевому маршруту между предательством и раскаянием. Скорсезе быстро устает от намеков и начинает говорить о непомерной гордыне Родригеса прямо — возникает парадокс, при котором именно плохо контролируемое эго придает сил в неравной борьбе за право быть смиренным. 

«Молчание» не притворяется притчей, не учит, как правильно верить и в кого — по крайней мере, не делает этого открыто. Одежда священника актуальна в разные времена, так же, как и вооруженные культурно-кодовыми мечами японцы отнюдь не обязательно привязаны к XVII веку. Столкновение традиций, ведущее к издевательствам и ненависти — одно из любимых развлечений человечества, и кому-то удается даже найти в этом смысл всей своей непродолжительной жизни. Скорсезе снимает об этом одновременно авторское и массовое кино, хотя массам, конечно, будет хотеться спать сильнее: обычно в его фильмах поддерживается необходимый градус зрительского вовлечения.

В «Молчании» же и сам постановщик сохраняет хладнокровие, и оператор ни во что не вмешивается, время от времени делая движения камерой в духе документального кино, и актеры оттачивают мастерство убедительно страдать, ни на что не отвлекаясь. Публика от таких кунштюков редеет, а тем, кто остается до конца, все время есть над чем подумать вне сюжета, который, по правде говоря, грешит не самыми необходимыми повторами. Скорсезе, безусловно, великий мастер — благодаря этому ему и удается находить деньги под проекты с заведомо незавидной коммерческой судьбой. Но для того, чтобы принять и полюбить это кино, нужно стечение персональных обстоятельств, не свойственных общественному восприятию.  

Сам постановщик, кстати, не раз предрекал кинематографу неминуемую гибель именно из-за тяги угодить миллионам зрителей — что никогда не мешало ему делать сугубо коммерческое кино. «Молчание» ожидаемо привело в восторг критиков, раздраженных кокаиновым мельтешением человеческих слабостей в «Волке с Уолл-стрит», но вот с наградами вышло не очень. Поздний выход на экраны лишил картину возможности заявить о себе на фестивалях, а киноакадемики наспех выдали ей только одну номинацию на «Оскар» — и ту операторскую.

Фильм автоматически переходит в разряд блюд для истинных гурманов, которые проведут немало увлекательных часов, отыскивая в нем аллюзии, поклоны и ассоциации: Скорсезе умеет высказывать почтение своим учителям в профессии. Отправляясь в путь вместе с героями «Молчания», средний зритель в некотором роде добровольно обрекает себя на муки — и хотя ему, в отличие от персонажей, заранее гарантировано освобождение (в том числе — и досрочное), этот выбор стоит все-таки сделать осознанно. Это кино не сможет заставить или разубедить верить — но вполне способно изменить некоторые представления о вере. А Лиаму Нисону все же следовало выдать номинацию на «Оскар» за роль второго плана — великолепно сыграл.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Дорогая передача: рецензия на новый фильм «Скандал» с Шарлиз Терон и Николь КидманДорогая передача: рецензия на новый фильм «Скандал» с Шарлиз Терон и Николь Кидман
Порядочные люди: рецензия на фильм Гая Ричи «Джентльмены» с Мэттью МакКонахи и Колином ФаррелломПорядочные люди: рецензия на фильм Гая Ричи «Джентльмены» с Мэттью МакКонахи и Колином Фарреллом
Химия и жизнь: рецензия на новый фильм «Тёмные воды» с Марком Руффало и Энн Хэтэуэй
Вместо девичника: рецензия на новый кинокомикс «Хищные птицы: Потрясающая история Харли Квинн»
Боги, девочка и волк: рецензия на новый скандинавский кинокомикс «Вальгалла: Рагнарёк»
Очень личная мировая: рецензия на новую военную драму Сэма Мендеса «1917»
Отцы и деды: рецензия на новый боевик «Плохие парни навсегда» с Уиллом Смитом и Мартином Лоуренсом
Монстр не в себе: на экраны вышел новый сериал «Чужак» по роману Стивена Кинга
Не останьтесь без билетов: главные кинопремьеры 2020-го
Место в жизни: рецензия на новый фильм «Особенные» с Венсаном Касселем
Привиделось и забылось: рецензия на новый фильм ужасов «Проклятие» с Лин Шэй

Гороскоп на 21 февраля: Рыбы сегодня будут, как огурчики, а к Близнецам придут гостиСоветы
В зеркальную дату загсы в Приамурье поженили 112 парОбщество
Дом на 27 семей железнодорожников сдали в СковородинеОбщество
Ученики двух частных амурских школ тоже будут получать бесплатные горячие завтракиВласть
Одаренным детям в Приамурье предложили добавлять баллы при поступлении в вузыОбщество
Амурчане потратили на продукты в 2019 году больше 80 миллиардов рублейЭкономика

Читать все новости

Кино

Дорогая передача: рецензия на новый фильм «Скандал» с Шарлиз Терон и Николь Кидман Дорогая передача: рецензия на новый фильм «Скандал» с Шарлиз Терон и Николь Кидман
Порядочные люди: рецензия на фильм Гая Ричи «Джентльмены» с Мэттью МакКонахи и Колином Фарреллом
Химия и жизнь: рецензия на новый фильм «Тёмные воды» с Марком Руффало и Энн Хэтэуэй
Сборная Кореи: американские киноакадемики в 92-й раз раздали «Оскары»
Вместо девичника: рецензия на новый кинокомикс «Хищные птицы: Потрясающая история Харли Квинн»
Система Orphus