Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №25 (28916) от 2 июля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
4 июля 2020,
суббота

Челноки на Амуре

Как в лихие 90-е женщины экономику поднимали

Экономика

«Труду и оптимизму предпринимателей посвящается». Далеко не пафосная надпись украшает бронзовую скульптуру челнока, установленную у здания «Амурской ярмарки». Мужчина интеллигентного вида несет огромные баулы, прозванные в народе «мечта оккупанта». Всего каких-то 800 метров — и начинается дорога через Амур, «дорога жизни», омытая потом и страданиями, надеждами и потерями. Одни из тех, кто таскал через реку мясорубки и шинели, превратились в крупных предпринимателей, другие, пережив сложнейший момент жизни страны, ушли из бизнеса. Челночество, которым была охвачена огромная часть амурчан, явление не только экономическое, но и героическое. Накануне Дня работника торговли АП вспомнила, как оно начиналось.

Челноки на Амуре / «Труду и оптимизму предпринимателей посвящается». Далеко не пафосная надпись украшает бронзовую скульптуру челнока, установленную у здания «Амурской ярмарки». Мужчина интеллигентного вида несет огромные баулы, прозванные в народе «мечта оккупанта». Всего каких-то 800 метров — и начинается дорога через Амур, «дорога жизни», омытая потом и страданиями, надеждами и потерями. Одни из тех, кто таскал через реку мясорубки и шинели, превратились в крупных предпринимателей, другие, пережив сложнейший момент жизни страны, ушли из бизнеса. Челночество, которым была охвачена огромная часть амурчан, явление не только экономическое, но и героическое. Накануне Дня работника торговли АП вспомнила, как оно начиналось.

Челнок с женским лицом

6932

предприятия розничной торговли насчитывалось в Амурской области на начало 2017 года, при этом площадь, которую они занимают, превысила 685 тысяч квадратных метров — чуть меньше, чем площадь Сингапура

— Я работала в Амурагропромстрое в отделе строительства, — рассказывает Лидия Борисова. — В 1991 году нам перестали платить зарплату. Отпустили на вольные хлеба — как хотите, так и выкручивайтесь. Тогда я впервые выехала в Хэйхэ. Это было даже не предпринимательство, а торговля для себя. Денег у нас не было, мы меняли товар. Например, за мясорубку можно было получить две китайские кофточки из ангоры. Два драповых пальто обменять на шубку из козы или собаки. Это тренд тех сезонов, весь город их носил.

Было так смешно, когда мужчины на теплоход приходили: на голове по десять фетровых шляп, на плечах — три шинели, на руках не одна пара часов. Я же была худенькая, на себя напяливала кучу одежды. Мы даже мясо к телу привязывали, чтобы как‑то прокормить детей. Все, что привозили, продавали на рынке в обеденный перерыв. Бизнесменом я не стала. Как напоминание — осталась механическая мясорубка. Отличная вещь, кстати. Пережила все электрокомбайны — крутит и крутит, как и мы в то время. Иначе бы не выжили.

«Баулы часто падали за борт»

Владелица магазина элегантной одежды «Адванс» Людмила Четверикова в 1993 году попала под сокращение в универмаге. Муж погиб, сама только что вышла из декретного отпуска.

— У меня ни жилья, ни работы, ни точки опоры. Было очень страшно впервые ехать в Китай на занятые у друзей деньги, — вспоминает Людмила Владимировна. — В Китае огромная очередь на таможне. По пять-шесть часов проходили. Нас иногда китайцы били тонкой палкой по голове, чтоб не шумели. Некоторые не выдерживали, падали в обморок. Как‑то, возвращаясь на теплоходе ночью, мы дрейфовали возле берега Амура. Ждали, у причала разгружался грузовой пароход. И в это время стрелка подъемного крана упала в реку. Крановщик что‑то не рассчитал, сам погиб. Махина едва не задела наш пароход, он накренился. Люди удержались, а сумки попадали в реку. Кстати, они часто падали за борт. Пароходы шли перегруженные, баулы превышали количество людей во много раз. До сих пор удивляюсь, как при таком раскладе ни одно судно не пошло ко дну. Такая вот была экстремальная торговля. Но благо тогда люди смогли быстро подняться, встать на ноги и развить свое дело.

Памятник челноку был установлен в Благовещенске в мае 2008 года. 

«Чтобы поехать в Хэйхэ, продала все золото»

— Женщины взяли на себя ответственность за свою семью и искали способ заработать, — считает предпринимательница Татьяна Симоненко. — Магазины в то время стояли пустые. У них были площади, ресурс, но не было желания что‑то в этой жизни менять. А нам хотелось жить лучше. Я работала в мэрии и получала 90 рублей. Курам на смех! В торговых рядах комплект нижнего белья в три раза больше стоил. Чашу терпения переполнило то, что муж разбил чужую машину. Надо было выплачивать долг. Я продала все свое золото и поехала в соседний Хэйхэ. Покупала и обменивала тренировочные костюмы «Адидас» и прочий ходовой товар. Было и страшно, и тяжело, нас кидали, деньги воровали.

На рынке был криминал, приходилось отстегивать за место, за крышу и так далее. Но мы не обращали внимания, были молодыми, где-то глупыми, но отчаянными. В 1992 году я завязала с Китаем и отправилась в Турцию и Италию. Собирались туристической группой, в основном одни женщины и ехали. Нас предупреждали, чтобы даже чай там не пили, могут все что угодно подсыпать, убить, ограбить. В подворотни по одному не ходить, только толпой. Ничем не лучше, чем Хэйхэ, везде ходили оглядываясь. Да всякое было: и наши кидали турков и китайцев на деньги. Памятник челноку — говорящая фигура. Но надо было все же установить женскую скульптуру. Нас было больше. Все мы получили большой опыт, узнали, что такое работать на себя, что такое ответственность. Ведь не каждый чиновник это знает.

Амурские челноки — честные контрабандисты

—Челночество — это социально-экономическое явление — масштабное и массовое. Оно характерно для экономики, которая находится в депрессивном состоянии. Тогда люди ищут любые варианты для выживания, — рассказывает известный предприниматель, меценат, генеральный директор «Амурской ярмарки» Анатолий Телюк. — Когда в бывшем Союзе встали заводы и фабрики, закрылись учреждения, остался один доступный способ выживания — продавать или перепродавать. Как самый простой способ заработать. В это же время открылись границы с Китаем, народ бросился туда. 80% амурских предпринимателей первой волны занимались этим делом с разным успехом.

Многие владельцы известных сегодня магазинов, таких как «Мир обуви», «Строймаркет», начинали с того, что продавали китайцам чесночницы, мясорубки и другие товары, пользовавшиеся на тот момент спросом. Прошло четверть века, челночество уже давно изжило себя, канули в Лету и сменившие челноков «фонари», но это явление сыграло свою роль в становлении экономики новой России.

— Говорят, что челночество — это контрабанда. Но я бы так не сказал, — продолжает Анатолий Васильевич. — Есть такое словосочетание у Лермонтова, когда Печорин нарушил покой «честных контрабандистов». Наши челноки как раз и были честными контрабандистами. Надо было выживать. Это была школа жизни, школа бизнеса и опыта в новых, совершенно необычных условиях. Я к этому явлению отношусь с большим уважением. Это не барыга, не забулдыга-бандюга. Это амурчанин с высшим или средним техническим образованием, который в начале 90-х остался без работы. Оказавшись волею судьбы в непривычной для него сфере, он вынужден был выплывать. Достойно. Он не опустит руки ни при каких обстоятельствах, если надо — пойдет улицу мести, чтобы кормить свою семью, растить детей.

Возрастная категория материалов: 18+

https://fartov.com/

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

3
21.07.2017, 20:49

Иронию я не понял за полным отсутствием оной. Резкое неприятие материала вызвали неправильно (на мой взгляд) расставленные акценты.

 

Это было гнуснейшее время унижения и издевательства над страной и населением, под пьяно-гундосый аккомпанемент некой харизмы (от слова харя) и его чмокающего помощника — луноликого цианистого пончика, о «демократии и наполненных прилавках». А Вы называете этот период героическим. С каких это пор, пусть даже вынужденные, спекулянты, мешочники, обследующие помойки и пр. называются героями?

 

Закрывались предприятия, экономика рушилась, население деградировало... Что там подымали?

Героев уважают. Где это уважение? Разгоняевский челнок? Неужели не видите скрытой, совершенно оскорбительной, скользко-ядовитой насмешки в этой фигуре? Не зря около нее ухмыляются китайцы.

 

Мне довелось несколько лет проработать в хэйхэском университете на кафедре русского языка. Когда присмотрелся, было видно как на глазах пропадало уважение к стране и русским, перерастая в открытое небрежение и чванство. Один китайский студент написал в сочинении — раньше русские носили шаровары и сарафаны, впервые костюмы увидели в Хэйхэ на утреннем рынке. Каково! Спасибо, хоть в зипуны не одел. Конечно, это крайний случай, но тенденция очень наглядна.

Китайские преподаватели-женщины покупали себе шубки из крашеной норки. В Харбине брали? Конечно, здесь только для русских...

— пенсионер2 (гость)
Автор
21.07.2017, 13:35

Пенсионер вы иронии не поняли. Хотя возможно и подымали. Сами выживали и другим не давали пропасть. Вспомните то время. Детям в школу ни учебников ни одежды. Магазинные полки пустые. это сейчас в школу учебники идут централизованно. Все это везли в своих баулах челноки. Yовый год настает. опять же хоть какие то подарки везут челноки. Школьный процесс ни на минуту не остановился. Мои дети 90-х выучились. Можно по всякому относится к челночеству, как к явлению. Но оно было и не от хорошей жизни. Возможно и позорище, но кто до этого людей довел? Уж явно не они сами.

— Варвара Сиянова
1
21.07.2017, 12:30

Это было позорище. Какую экономику поднимали?

У автора с головкой усё при себе?

— пенсионер2 (гость)
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

В Китае на границе с Россией новая вспышка коронавирусаВ Китае на границе с Россией новая вспышка коронавируса
«В теле Мэн Сяньго живет наша сестра!»: как советские медсестры пожертвовали кожу китайскому ребенку«В теле Мэн Сяньго живет наша сестра!»: как советские медсестры пожертвовали кожу китайскому ребенку
Теплая погода остановила движение по понтонному мосту между Благовещенском и Хэйхэ
Китайским и монгольским туристам разрешили приезжать в Приамурье по электронной визе на автомобиле
Россия продлила закрытие границы с Китаем до 1 апреля
Китайских рабочих на Дальнем Востоке предлагают заменить индийцами
По временному коридору из Хэйхэ в Благовещенск въехали семь китайцев
Гражданам Китая запретили въезд в Россию
Суд Москвы заочно арестовал бывшего начальника таможенного поста Благовещенский
Очередной коридор для возвращающихся из Хэйхэ россиян откроется 14 февраля
Амурская область осталась на четвертом месте по количеству китайских туристов

Гороскоп на 4 июля: Близнецы помогут себе сами, а Тельцы организуют погоду окружающимСоветы
Детские лагеря «Орленок» и «Смена» не примут юных амурчанОбщество
С понедельника без горячей воды останется центр Благовещенска: изменения в графике отключенийОбщество
Оперативный штаб: в Амурской области разрешат туристические поездкиКоронавирус
В Амурской области 8 000 работающих с COVID медиков пройдут лечениеКоронавирус
Глава Роспотребнадзора Ольга Курганова о коронавирусе: «Ни в коем случае нельзя расслабляться»Коронавирус

Читать все новости

Экономика

Кризис, бизнес и банкиры: глава Сбербанка Герман Греф о рубле, пандемии и разводе с «Яндексом» Кризис, бизнес и банкиры: глава Сбербанка Герман Греф о рубле, пандемии и разводе с «Яндексом»
В Благовещенске отсыпают участок под канатную дорогу через Амур
На месте нового моста через Зею вырубили просеку к берегу реки
Аукцион на продолжение строительства набережной Зеи проходит в Благовещенске
Инвестиции в ТОР «Свободный» превысили триллион рублей
Система Orphus