Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №40 (28930) от 15 октября 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
21 октября 2020,
среда

Без паники: советы специалиста помогут сохранить душевное и физическое здоровье

Здоровье

Сообщения о чрезвычайных ситуациях всегда на первом месте в рейтинге новостей. В любой день, в любое время суток на людей льется поток тревожных известий: наводнения, ураганы, авиакатастрофы, теракты… Страшные видеокадры, ужасающие фотографии… И вот уже ловишь себя на мысли, что беда поджидает за каждым углом, что страшно не только отправляться в заграничное путешествие, но и идти в ближайший магазин… Весь мир ополчился против тебя, и если ничего ужасного с тобой и близкими пока не случилось, то это лишь по счастливой случайности… И тут уже не до беззаботного веселья и оптимистического настроя. О том, как не поддаться панике и страху и сохранить здоровье и нервы, рассказывает известный эксперт-психоаналитик, коуч по лидерству, руководитель Центра стратегического коучинга и психотерапии Дамиан Синайский.

Без паники: советы специалиста помогут сохранить душевное и физическое здоровье / Сообщения о чрезвычайных ситуациях всегда на первом месте в рейтинге новостей. В любой день, в любое время суток на людей льется поток тревожных известий: наводнения, ураганы, авиакатастрофы, теракты… Страшные видеокадры, ужасающие фотографии… И вот уже ловишь себя на мысли, что беда поджидает за каждым углом, что страшно не только отправляться в заграничное путешествие, но и идти в ближайший магазин… Весь мир ополчился против тебя, и если ничего ужасного с тобой и близкими пока не случилось, то это лишь по счастливой случайности… И тут уже не до беззаботного веселья и оптимистического настроя. О том, как не поддаться панике и страху и сохранить здоровье и нервы, рассказывает известный эксперт-психоаналитик, коуч по лидерству, руководитель Центра стратегического коучинга и психотерапии Дамиан Синайский.

— Дамиан, с точки зрения психотерапии, какая реакция на негативные, трагические новости считается неадекватной?

— Существует две волны информационной травматизации. Первая касается тех, кто становится непосредственным участником чрезвычайных ситуаций. Вторая затрагивает всех, кто узнал о трагическом событии из каких‑либо источников. И в век информационных технологий, когда все события фиксируются на видео, вторая волна может быть не менее разрушительной, чем первая. Ведь на экранах телевизоров, на мониторах компьютеров мы видим кадры, снятые очевидцами, — и тогда уже на людей, которые находятся далеко от места трагедии, «льется кровь», они слышат крики и стоны пострадавших… И такая волна тоже накрывает серьезно. После шока, полученного от увиденного, люди могут страдать от бессонницы, ночных страхов, депрессии, они постоянно раздражены, срываются на близких — причем не понимая, что с ними происходит. Многие даже не связывают свое состояние с тем, что они так переживают увиденное.

— И что тогда нужно делать?

— Осознать свой страх. Признаться себе в нем. Если человек, например, напуган терактом в метро, он может пару недель передвигаться по городу в наземном транспорте. Тем, кто испытал серьезный стресс, не нужно заставлять себя спускаться в метро. В противном случае произойдет фиксация на этом страхе. А это только усугубит ситуацию, и со временем симптоматика усилится. Если есть страх оказаться в чрезвычайной ситуации за пределами дома, на улице, можно на пару дней взять отгул, больничный лист. А если и через две-три недели страх не отпустит, необходимо обратиться к специалисту.

— А самому можно попытаться помочь себе?

— Конечно. Сначала нужно понять причины своего страха. Нужно честно поговорить с собой: «Чего я боюсь? Почему я боюсь?» Нужно описать этот страх на листе бумаги. Можно даже нарисовать. То есть каким‑то образом отделить от себя. Ведь что нас страшит? То, что мы не можем контролировать. Нужно попытаться прочувствовать: в какой части тела живут страх и ужас, где особенно тяжело? В грудной клетке? Ближе к животу? И вот уже человек начинает отстраняться от негативных чувств, начинает их контролировать, снижая силу воздействия. Важно сосредоточиться на текущих делах. Например, человек идет в магазин и дает себе установку: «Я иду в магазин, где должен купить то‑то и то‑то. Мне нужно спуститься в метро (или сесть в автобус, если страх связан с автотранспортом) — и я быстро доеду, чтобы купить необходимые мне вещи». То есть необходимо сместить фокус с неприятного момента поездки на саму покупку. Можно ходить в компании с друзьями, просить подвезти знакомых людей — то есть попытаться найти какой‑то выход, а он всегда есть. Если же проблема повышенной тревожности, страха и после этого остается, а ситуация только ухудшается — нужно искать дополнительные варианты, вплоть до того, что идти к психотерапевту, психиатру. Проблему обязательно нужно осознать и пережить, переболеть ею. Гораздо хуже, когда она подавляется, загоняется внутрь. Да, на время ее можно заглушить, держать взаперти, но она все равно будет «бурлить под крышкой». И в самый неподходящий момент напомнит о себе.

Никакие совпадения, линии на ладони, звезды на небе не должны управлять нашей жизнью, властвовать над нами.

— То есть всевозможные фобии, панические атаки, психосоматические заболевания могут начаться гораздо позже, и человек даже не будет понимать — почему все это с ним происходит?

— Да, именно так. И, как правило, вот эта вторая волна, так называемая информационная, накрывает вдруг. То есть пока все это живо, мы переживаем, плачем, даем выход эмоциям, жалуемся другим людям — и, кстати, более-менее нормально себя чувствуем. В нашем русском менталитете очень развито единение людей. С одной стороны, у нас развито чувство авось, нам ничего не страшно, мы надеемся, что пронесет, а с другой — мы всегда объединяемся, когда случается беда. Напугать нас, как это было, например, при теракте в Норвегии, невозможно. У россиян другой культурный код. И этим нужно пользоваться, не стесняться просить поддержки. Если нет возможности попасть к психологу — позвони друзьям, проговори эту ситуацию, поделись подробностями в неформальной обстановке. И обязательно станет легче.

— Людям, попавшим в трудную ситуацию, переживающим стресс, потерю, часто говорят: «Держи себя в руках!» Это работает?

— Человек, действительно сильный, безо всяких советов может держать себя в руках. Но опять — до поры до времени. Мы же живые люди — почему мы должны держать себя в руках, если нас изнутри корежит, разрывает? Можно притвориться сильным, но придешь домой — и не сможешь спать. В три часа ночи что‑то щелкнет — и возникнет страх. И начнешь бояться каких‑то очертаний или теней. Разве это выход? Я понимаю, когда человек должен скрывать свой страх, чтобы элементарно выжить, например, в какой‑то криминальной волне. Но у нас, слава богу, все мирно. И нет необходимости делать вид, что ты ничего не боишься.

— Всем знаком страх за близких, родных. Но одни могут включать разум, а другие впадают в панику, начинают дергать тех, кто куда‑то ушел, уехал, по сто раз в день звонят, чтобы убедиться, что все в порядке. Это же ненормально?

— К сожалению, это уже симптоматика. Так мы проявляем страх за близких. А это тоже искаженная ситуация. За себя тоже надо в меру бояться — это нормальный страх, живой. Но любой страх нужно рационализировать. Волнуешься за близких? Позвони, убедись, что с ними все в порядке. Это правильная коммуникация. Но не названивай каждые десять минут. И начни уже думать о себе. В заботе о других мы часто забываем свой страх, а он самый разрушительный.

«Волнуешься за близких? Позвони, убедись, что с ними все в порядке. Это правильная коммуникация. Но не названивай каждые десять минут», — советует Дамиан Синайский.

— Сколько, из вашей практики, нужно времени, чтобы вывести человека из травматического состояния?

— По статистике, от трех до двенадцати месяцев. Но в целом это все очень индивидуально и зависит от предыстории. Если человек уже был сильно травмирован в детстве, юности или в более зрелом возрасте и это наложилось на новую травму — тогда, конечно, для исцеления нужно больше времени. Но остроту переживания специалист может снять очень оперативно — купировать, а потом уже прорабатывать детали, нюансы. В первую очередь очень важно снять острую душевную боль — чтобы, не дай бог, не возникло суицидальных мыслей.

— Предчувствия, сны, знаки — такая тонкая тема… Может быть, журналисты виноваты в том, что она часто поднимается в прессе. Но всегда находятся люди, которые чудом избежали беды. Например, увидели плохой сон и не поехали туда, где случилось несчастье… Что вы думаете по этому поводу?

— Как правило, это всего лишь совпадения. А так как 70—80 процентов населения имеют психические особенности разного рода, то все мы очень чувствительны к такому роду совпадений. Понятно, когда что‑то «сбывается», это громко обсуждается — я знал, что так и будет! Мы все немного дети, у нас есть и магическое, суеверное представление о том, что есть некая необъяснимая сила, которая нас ведет по жизни, есть сказочные герои… В тяжелые периоды все это просыпается, обостряется, идет регресс в детство, мечты, желания, страхи и фантазии оживают. И биологически взрослый человек начинает себя вести, рассуждать, как 10—12‑летний ребенок. Я это часто наблюдаю. Есть ли в предчувствиях элемент здравого смысла? Есть, если говорить о таком понятии, как внутренний голос — он существует. Но связан он с другими механизмами. Главный совет: ни в коем случае не впадать в оккультизм. Это лишь будет программировать на негативные события. А мы должны управлять своими эмоциями. Никакие совпадения, линии на ладони, звезды на небе не должны управлять нашей жизнью, властвовать над нами. Иначе — где наша идентичность? Где свобода? Мы — главные, и мы свободны. И мы имеем право управлять всеми своими страхами.

— То есть поехать отдыхать в «горячую точку» — это нарушение здравого смысла, которое и может привести к беде, а не предсказание астролога или плохой сон?

— Конечно! Всегда надо включать голову, размышлять. И если есть хоть какие‑то опасения — менять свои планы. Береженого Бог бережет — это как раз тот случай.

Если близкий получил психологическую травму

— Что главное в реабилитации людей, которые попали в экстремальную ситуацию, пострадали психологически, а может быть, и физически? Есть надежда, что в какой‑то момент они снова ощутят вкус жизни?

— Это страшно, когда близкий человек получает серьезную травму — как физическую, так и психологическую. А зачастую бывают десятки, сотни пострадавших в различных чрезвычайных ситуациях… И главное их лекарство — любовь близких. Настоящая любовь творит невообразимые чудеса. Даже в психотерапии, когда работают врач и клиент, исцеление происходит только при истинной любви к пациенту — что же говорить про родных людей… Это чувство не стоит никаких денег — нужны только душевные усилия. Но, к сожалению, мы зачастую даже этого не можем — просто по‑честному полюбить, посочувствовать, попереживать. И даже вместе помолчать. В травматических ситуациях даже молчание близкого человека — это тоже форма ответа, форма речи. Бывает, что клиент выходит и говорит: «Как хорошо мы поговорили!» А у него был внутренний диалог, он был синхронизирован с моим молчанием. Если же человек хочет поговорить — нужно разговаривать с ним.

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

«Договаривайтесь со стрессом по дороге домой»: советы психолога БГПУ  Ольги Барковской«Договаривайтесь со стрессом по дороге домой»: советы психолога БГПУ Ольги Барковской
Костры рябин: врачи и ботаники о пользе и красоте популярного в сентябре дереваКостры рябин: врачи и ботаники о пользе и красоте популярного в сентябре дерева
Частые перекусы замедляют обмен веществ: ученые изменили взгляды на дробное питание
Сбербанк запускает многофункциональный сервис СберЗдоровье
«У каждого должно быть свое время ничегонеделания»: как пережить изоляцию с детьми
От стресса к простуде: почему даже ОРВИ начинается от нервов и как вирус помогает телу
Защита от туберкулеза — высокий иммунитет:5 вопросов заместителю главврача областного тубдиспансера
Глава амурского Роспотребнадзора: «Вакцинация — это средство управления инфекциями»
Грибковая инфекция поражает тех, кто пьет мало воды и любит сладкое
Как укрепить иммунитет ребенка и без последствий пережить «сезон болячек»
Безопасный Новый год: СОГАЗ-Мед о том, как не потерять здоровье в праздники

В 2021 году доходы благовещенской казны вырастут на 2,5 миллиардаЭкономика
На отдаленные маршруты Благовещенска выпустят современные «Газель-СИТИ» Общество
Белый джип сбил в Благовещенске пешехода и скрылсяПроисшествия
В Екатеринославке строят детский сад для малышейОбщество
Ракам нужно сделать паузу, а Скорпионам защитить спину: гороскоп на 21 октябряСоветы
Василий Орлов предупредил бизнес о штрафах за несоблюдение санитарных правил в пандемиюКоронавирус

Читать все новости

Здоровье

Вторая волна пандемии: прогнозы и рекомендации специалистов Вторая волна пандемии: прогнозы и рекомендации специалистов
ЭКО стало доступнее: для амурчан увеличены квоты на вспомогательные репродуктивные технологии по ОМС
Руки — важный инструмент маммолога: врач-онколог о раке молочной железы, его лечении и группе риска
Всегда на связи: специалисты контакт-центра СОГАЗ-Мед ежедневно принимают более 40 обращений
Руководитель амурского Росздравнадзора: «Я первым пойду на вакцинацию от COVID-19»
Система Orphus