Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №109 (28878) от 14 ноября 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
18 ноября 2019,
понедельник

В этом мире только мы одни: рецензия на новый фильм Бориса Хлебникова «Аритмия»

Кино

Фильм, получивший в этом году главный приз фестиваля «Кинотавр», по традиции не спешил к широкому зрителю и вышел в прокат вместе с безнадёжно опоздавшим «Салютом-7» и накануне «Матильды», которая идёт к публике и вовсе черепашьим шагом. 

  • фото: kinopoisk.ru

Картина Бориса Хлебникова, конечно, не располагает административной мощью «Крыма» и в расписаниях кинотеатров постоянно уступает кому-нибудь место, зато с оценками у неё всё в порядке — в первые же дни показа «Аритмия» заработала «около восьмёрки», став одним из наиболее признанных зрителем отечественных проектов. Критики тоже готовы всё простить постановщику, который сумел изящно сбалансировать между безысходностью и инфантильностью, сняв нереально реалистичное кино. 

Тем интереснее, что начинается оно со стандартной байки про врачей скорой помощи — в данном жанре фольклора вообще сложно сыскать крупицы правды. Но Хлебников понимает, что выбрав эту тему, открывает безграничное пространство для боли, сопереживания и фатализма, поэтому не упускает возможностей рассмешить зрителя. Такая уж профессия у главного героя Олега: заставляет своего носителя строить бесконечно рушащиеся барьеры между собственным душевным состоянием и внешними факторами — конечно же, сплошь человеческими. Спасая жизни, раздавая плацебо и сражаясь с родственниками заболевших и коллегами с пониженным уровнем чуткости, персонаж Александра Яценко достигает того предела, когда своя персональная жизнь становится досадным придатком. Компромисс — и здесь полностью отсутствует национальное звучание — находится в алкоголе, с которым слишком сложно уживаться жене Олега. Героиня Ирины Горбачёвой, конечно, старательно делает вид, что дело вовсе не в бытовом пьянстве супруга, а в каких-то гораздо более сложных вещах, декламирует монологи о «разных галактиках» и впадает в истерики, как только на поверхность всплывают наиболее приземлённые причины для грядущего развода. А он не за горами: съёмная «однушка» уже поделена на две половины, и на пол кухни брошен коллективно-бессознательный матрас. 

Эту часть существования Олег совершенно не в состоянии контролировать: на глазах родителей жены он ведет себя наиболее дурацким образом; решившись на серьезный разговор с Катей, устраивает вместо этого очередную кухонную попойку; ну, и без щенячьих утренних взглядов не обходится. «Аритмию» постоянно сравнивают с «Нелюбовью» Андрея Звягинцева за один лишь сюжетный крах брака: но у Хлебникова развод вовсе не становится закономерным итогом монументальных первопричин, а катится под горку, как снежный ком, начавшийся с одного SMS-сообщения и набравший в итоге внушительный вес. Вероятно, даже, слишком внушительный для двоих не очень-то сильных людей. И жизнь потеряла бы всяческий смысл, но второй линией режиссер разворачивает мощную производственную драму о том, как непросто быть человеком, взаимодействуя с людьми. Олег, как врач «скорой», пытается найти индивидуальный подход на каждом вызове — в среде его коллег это считается единственно правильным методом работы. Бюрократы из Минздрава уверены в обратном: им ужасно хочется наладить процесс, подобный автоматической чистке картофеля. Чтобы на входе было всё разное, а на выходе — одинаковое. Новый руководитель станции употребляет выражения типа «сдал в стационар — и пусть умирают на здоровье» и больше всего боится не смертей, а жалоб и прокуратуры. И он здесь, наверное, единственный однозначный персонаж. 

Герой Александра Яценко — отнюдь не Дон Кихот, хотя у него есть и верный Санчо Панса, и своеобразный Россинант. Сражаться с огнедышащими драконами ему трудно по ряду причин, не последней из которых является абстинентный синдром. Но свое дело Олег знает, быстро принимать решения умеет, и во время работы умудряется отключать базовые инстинкты, в том числе и главный — самосохранения. И в переносном смысле — когда осознанно нарушает недвусмысленные приказы руководства, и в прямом — когда лезет в гущу пьяной поножовщины, чтобы помочь уже павшим «бойцам», хотя и уверяет диспетчера, что до приезда полиции «не полезет». Мы привыкли думать, что если чему-то цена — человеческая жизнь, то эта цена непременно высока. Хлебников напоминает, что жизнь вообще не является платёжным средством ни при каких обстоятельствах. Демонстрируя очередную безымянную российскую «не-Москву» с её панельными домами, узкими проездами и нетрезвыми обитателями, режиссер не только не позволяет фильму скатываться в прямолинейную чернуху, но и расставляет достаточно позитивных маяков. Черт его знает, говорит нам «Аритмия», может эти двое через пару месяцев все-таки разведутся, а из «скорой» поувольняют всех, кто не укладывается в механические «20 минут на вызов». Гораздо важнее, чтобы в тупике оставался хотя бы один выход. 

Хлебников, обращаясь к документальной манере, осознанно обрекает картину на высокий возрастной рейтинг — без которого не обходится ни одна взрослая жизнь. На премьере «Аритмии», как рассказывают, зал аплодировал стоя — но это было в конце, когда зрители уже перестали вытирать слезы. Впрочем, тех, кому все это покажется комедией с досадными перерывами на драматические вставки, тоже будет немало. Склонный к малопонятным экспериментам постановщик, который ранее привлекал теперь уже бывшую «телепередачу с Андреем Малаховым» в качестве одного из персонажей для фильма «День до», теперь задействует Валентину Мазунину из «Реальных пацанов», которой для работы в этом фильме даже не приходится выходить из привычного образа — и все равно получается настоящее кино, а не бесконечное «мыло». Разные и похожие, страдающие и торжествующие, сограждане проходят перед нашими глазами — и каждый заслуживает внимания. Такое, конечно, бывает только в кино: зато в редком кино случается эффект узнавания такой силы, ведь настоящее российское здравоохранение — это не какие-нибудь «Интерны», и любой, кто вызывал скорую помощь, узнает в происходящем на экране нелакированную действительность. Это, может, и не очень понравится как раз тем, кто предпринимает в отрасли оптимизирующие и эффективные шаги, но на зрителя действует самым магическим образом: он погружается в «Аритмию» полностью. 

Хлебников, в отличие от уже упоминавшегося Звягинцева, старается избегать отчетливых заявлений и Россию-матушку метафорами не бомбардирует. Номинации на «Оскар» — это про другое кино, зато «Аритмия» успешно показала себя на фестивале в Карловых Варах, завоевав награду для Александра Яценко. На подходе, кстати, ещё несколько отечественных картин в том же ключе: о том, как мы живем (а не о том, как плохо мы живем).  Рассказывая смешную и печальную историю разъединенья двух сердец, абсолютно лишенную шекспировских страстей, подлых ударов судьбы и непостижимых стечений обстоятельств, режиссер последовательно доводит свой «самый взрослый» фильм до кульминации, к которой, кстати, личные проблемы главного героя имеют весьма посредственное отношение. На заднем плане надрывается исполнитель Валентин Стрыкало с песней про Ялту и август. «В этом мире только мы одни», — поет голос из колонки, и вдруг становится понятно, что понимать эту заезженную фразу можно отнюдь не только в романтическом ореоле. И тогда уже совсем нетрудно поставить себя на место Олега, Кати или, например. кого-нибудь из бесконечной вереницы «клиентов» скорой помощи. Раз уж мы одни, быть может, действительно, как говорит главный персонаж, стоит попробовать друг друга не уничтожать.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Мы все тяжело больны: сериал «Эпидемия» презентовали зрителямМы все тяжело больны: сериал «Эпидемия» презентовали зрителям
Реальность страшнее: рецензия на новый шведский триллер «Идеальный пациент»Реальность страшнее: рецензия на новый шведский триллер «Идеальный пациент»
Агрегатные состояния: рецензия на новый фильм ужасов «Доктор Сон» по роману Стивена Кинга
Падают листья: рецензия на криминальную драму «Кокаиновый барон» с Николасом Кейджем
Любите, девушки: рецензия на новый боевик «Терминатор. Темные судьбы» с Арнольдом Шварценеггером
Модель для сборки: рецензия на новый триллер «Три секунды» с Розамунд Пайк и Клайвом Оуэном
Площадь треугольника: рецензия на новый фильм Юрия Быкова «Сторож»
И все засмеялись: рецензия на «Zомбилэнд: Контрольный выстрел» с Вуди Харрельсоном и Эммой Стоун
Опиум для народа: майор Черкасов и его команда вернулись на Первый канал
Зловещая скукота: рецензия на фильм ужасов «Они» с Кэти Стивенс
Обратный билет: рецензия на новый фильм Вуди Аллена «Дождливый день в Нью-Йорке»

фото: kinopoisk.ruфото: kinopoisk.ru
В тындинской гимназии бесплатно установят новые пластиковые окнаОбщество
Амурские дороги расчищают от снега свыше 100 единиц спецтехникиОбщество
Следственный комитет расследует 12 уголовных дел по хищениям и растратам на ВосточномКосмодром
Благовещенский снегопад побил рекорд дня за последние 50 летОбщество
Энергетики обнулят амурчанам пени по долгам за свет и теплоНовости партнеров
Гороскоп на 18 ноября: Скорпионы избавятся от вредных привычек, а Тельцы обрадуются новостиСоветы

Читать все новости

Кино

Реальность страшнее: рецензия на новый шведский триллер «Идеальный пациент» Реальность страшнее: рецензия на новый шведский триллер «Идеальный пациент»
Агрегатные состояния: рецензия на новый фильм ужасов «Доктор Сон» по роману Стивена Кинга
Падают листья: рецензия на криминальную драму «Кокаиновый барон» с Николасом Кейджем
Любите, девушки: рецензия на новый боевик «Терминатор. Темные судьбы» с Арнольдом Шварценеггером
Модель для сборки: рецензия на новый триллер «Три секунды» с Розамунд Пайк и Клайвом Оуэном
Система Orphus