Зубы дракона: рецензия на боевик «Иностранец» с Джеки Чаном и Пирсом Броснаном

Накануне премьеры фильма Майкла Кэмпбелла ходили разговоры о том, что Джеки Чан сыграет в ней чуть ли не первую драматическую роль в своей продолжительной карьере — такова уж его репутация «забавного мастера кунг-фу», заработанная десятками проектов. Конечно, «Иностранец» — далеко не дебют гонконгца в серьёзном амплуа, хотя, возможно, самая удачная такая роль. 

Актер, получивший в этом году почетного «Оскара», в этом боевике вполне наиграл на номинацию — а глядя на него, перестал валять дурака и Пирс Броснан, приложивший много усилий к воплощению своего персонажа. Итоговый результат производит очень даже достойное впечатление: в нём в выверенных пропорциях смешаны жанры, а вот лишнего почти нет. Сегодня такой подход увидишь нечасто. 

Кэмпбелл — режиссер с удивительным послужным списком, в котором отыщутся и два фильма про Зорро с Бандерасом и Зета-Джонс, и пару серий бондианы (как с Броснаном, так и с Крейгом), и комикс «Зеленый фонарь», и многое другое, вплоть до боевика на пленэре «Вертикальный предел». Примечательно, что к 74 годам постановщик не получил ни одной достойной внимания награды: это не представляется справедливым, но и чем-то из ряда вон выходящим тоже. Тем не менее, ирландец, родившийся в Новой Зеландии, вынужден всю дорогу скрываться в тени собственных картин — далеко не каждый с ходу назовет его фамилию, обсуждая, например, фильм «Казино Рояль».

Новый проект Кэмпбелла очень похож на попытку сказать наконец хоть пару слов от себя: тема, соответственно, выбрана наиболее близкая самому режиссеру. Непрекращающееся противостояние между официальным Лондоном и неофициальным Белфастом, которое регулярно собирает урожай жизней невинных людей, в «Иностранце» оказывается на первом плане — а сам иностранец, имя которого, безусловно, привлекло к картине достаточно внимания, исполняет скорее вспомогательную функцию. В кои то веки оказавшись не в центре действия, Джеки Чан погружается в личную драму конкретного «маленького человека» и срывает аплодисменты.

И трейлеры, и завязка, впрочем, обещают нам нечто вроде «Заложницы», в которой некого спасать, зато есть кому мстить. Кэмпбелл не тратит времени на долгие проводы, он вообще не очень-то склонен отвечать на все вопросы публики: и потому еще до появления на экране названия фильма происходит переломный момент, а дальше камень катится с горы с нужной режиссеру скоростью.

Куань, владелец ресторанчика в столице Великобритании теряет последнего близкого человека, снимает фартук и берется за нитроглицерин, благо, навыки имеются: ему нужны имена террористов и больше вообще ничего. В соседней сюжетной линии те же имена пытается выяснить высокопоставленный ирландский чиновник Лиам Хеннесси: на него одновременно давят и Лондон, и старые соратники по террористическому подполью.

Герой Броснана пытается усидеть на всех попадающихся в поле зрения стульях, причем отнюдь не только в политике — и в том, что ближе к титрам из шкафов, гремя костями, начнет вываливаться их неприятное содержимое, нет ничего удивительного. Но очень быстро Хеннесси становится не до дипломатии — убитый горем пожилой китаец, не представляющий на первый взгляд никакой опасности, быстро переходит от просьб к требованиям, подкрепляя их действиями. Возникает парадоксальная ситуация, которая разрешится вполне стандартным для политического боевика манером. 

Кэмпбелл не делит героев на совсем плохих и совсем хороших: мотивация Куаня, конечно, предельно прозрачна, но он, безусловно, отвечает на террор террором, пусть даже и точечным. Остальные пребывают в паутине гораздо более сложных взаимоотношений и интриг, но каждый способен объяснить свое участие в кампании по высадке зубов дракона в плодородную почву — и объяснить вполне конкретными фактами. Герой Броснана лучше многих других понимает, какова будет жатва, а потому по ходу действия почти полностью преображается — уверенный в себе и при этом скользкий чиновник превращается в загнанного в угол волка, не умеющего ни скрывать ярость, ни щадить врагов и друзей. И даже у героинь, которым постановщик выделил совсем немного пространства в мужских играх (хотя, конечно, эти игры проходят во многом под женскую диктовку), есть тайные личины — и они не в силах долго носить маски.

Фильм и сам такой: перед нами то «Рэмбо» с вьетнамскими войнами в европейском перелеске, то вышеупомянутая «Заложница» с пытками электричеством, то «Отступники» Скорсезе, в которых, кстати, тоже речь шла про ирландцев — и одну из сцен Кэмпбелл копирует почти дословно, прекрасно отдавая себе в этом отчет. Режиссер отвел даже специальные места для фирменных кунг-фу-сражений Чана, которые, впрочем, резко выбиваются из общего антуража и надолго не затягиваются. 

Зато раздавленного несчастьями человека Чан играет так, что хочется внимательно изучать каждое его движение: шаркающая походка, трясущиеся руки и взгляд, которого никак не ожидаешь от этого исполнителя. Постановщик намеренно не углубляется в подробности, мельком показывая личное дело Куаня и столь же поверхностно демонстрируя его приготовления — а ловушки в лесу, например, и вовсе возникают из ниоткуда. Месть здесь совсем не на главенствующем месте — она лишь добавляет политической драме подвижности, создает ощущение непредсказуемости.

Речь идет о принятии решений, которые оплачивают жизнями как ничего не подозревающие обыватели, так и рядовые бойцы-фанатики, лишенные права видеть истинное положение вещей. Кэмпбелл и официальную британскую власть рисует далеко не в самых позитивных тонах, а в концовке и вовсе снимает всяческие вопросы — понятие «кровь за кровь» в «Иностранце» получает предельно зловещее звучание. Обоих главных героев при этом терзают и прошлое, и настоящее, и они демонстрируют невиданную волю к жизни, продолжая идти к поставленным целям по трупам и руинам. Мы похожи, говорит Хеннесси Куаню, глядя в дуло пистолета: и в этих словах есть значительная доля истины. Но хэппи-энда не будет, а будет лишь возможность жить дальше. 

«Иностранец» не лишен неправдоподобности, хоть и выдержан в реалистичном стиле: довольно непросто поверить в то, что пенсионер (пусть и бывший спецназовец) способен сражаться с несколькими более молодыми соперниками сразу, получать от них существенные повреждения, но уже через пару часов вступать в новую схватку. В свою очередь, североирландский вице-премьер мог бы нанять себе гораздо более квалифицированную гвардию — доверие доверием, но охранники из бывших террористов получились так себе. И все же это не портит общего впечатления от картины, которая, вне всякого сомнения, получилась.

Материала вполне достаточно и для продолжения, которое, впрочем, будет трудно выдержать на должном уровне. Из Куаня не стали делать бессоновского Брайана Миллса с азиатскими корнями — зато показали, что даже смертельно уставший человек способен в корне изменить ситуацию, если уверен в своей абсолютной правоте. А Хеннесси ближе к концу примеряет на себя шкуру Уолтера Уайта из сериала «Во все тяжкие»: его яростный монолог о вине и последствиях запомнится зрителю надолго. Вопросы безопасности — дело важное, но над ответами на них следует хорошенько подумать.