Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №43 (28662) от 20 апреля 2018 года
Издается с 24 февраля 1918 года
23 апреля 2018,
понедельник

«Ракурс» Андрея Анохина. Плацкарт для бедных родственников

Прицепные вагоны Благовещенск — Москва как курсы по выживанию

Общество

Амурчане — жители самого космического региона и вечные пассажиры на правах бедных родственников. Бесконечные заложники обстоятельств и Российских железных дорог. Эта компания делает многое для прекращения связи с западными областями. Сообщение Москва — Благовещенск — это семь суток испытаний на прочность.

  • Фото: Архив АП
  • Фото: Андрей Ильинский (Архив АП)

Путь на Большую землю

Жизнь — штука сложная и непредсказуемая. Так получилось, что мы с мамой живем в разных регионах России. Между нами тысячи километров и почти трое суток железнодорожного полотна. Измерять его в километрах язык не поворачивается. Путешествие по достаточно ровному Транссибу вызывает физические муки и моральную турбулентность. Пассажиры пары прицепных вагонов в чужом составе никому толком не нужны и фактически брошены на произвол обстоятельств.

Когда пару лет назад отменяли поезд Москва — Благовещенск, шуму было много. Мы беспокоились, понимали, что нам есть что терять. Этот маршрут десятилетиями не давал затеряться тупиковой станции Благовещенск в глобальной системе железнодорожных перевозок. По сути, он оставался главной возможностью выбраться на Большую землю. Я сам и моя мама пользовались им начиная с 1991 года. Ровно с того момента, как мне довелось покинуть отчий дом и обосноваться в Приамурье.

Прицепной вагон — это препарат, который противопоказан пожилым и беременным.

Мы до сих пор навещаем друг друга с завидной периодичностью. Я наведываюсь в мамин дом каждое лето, она традиционно встречает с нами Новый год на амурской земле. Однако за последние годы многое изменилось. Пара прицепных вагонов Москва — Благовещенск — это жалкое напоминание о былом уровне сервиса. Я не говорю о комфорте, прежде всего речь идет об элементарных бытовых мелочах, без которых невозможно представить нормальную жизнь в 21-м веке.

В нынешнем году мы по традиции встречали маму за пару дней до Нового года. Хабаровский состав уверенно втащил на второй путь долгожданные прицепные вагоны из Москвы. Мама села в один из них в Иркутске.

После этого почти трое суток ей, а также десяткам других горемык приходилось ходить по разной надобности в соседние вагоны. Оба коммунальных чуда прицепного вагона оказались неисправны, биотуалеты попросту не работали. В чьих полномочиях решать такие проблемы, не известно. По Транссибу до Белогорска благовещенские вагоны тянет один поезд, потом до Благовещенска уже другой. Обратно — в таком же порядке. В чужих составах прицепные вагоны никому не нужны. При этом цена обычного плацкартного билета от Иркутска — 4 000 рублей.

Сообщение Москва — Благовещенск — это семь суток испытаний пассажиров на прочность.

Каково это — трое суток не самой простой дороги жить на птичьих правах, да еще за свои, честно заработанные деньги? Мама на пенсии, но продолжает работать. Делает это во многом ради таких вот поездок к детям. Мы не раз предлагали ей купить купейный билет, она всегда наотрез отказывается: «Мне проще среди людей, без перегородок!» Тем более что в купейном прицепном точно такие же биотуалеты.

Она, действительно, очень компанейский, добрый и отзывчивый человек, легко находит общий язык с любыми попутчиками. Старая советская закалка и детство, проведенное с родителями в рабочем поселке барачного типа, тоже наложили свой отпечаток. Мама стоически переносит любые трудности. Это ли повод навязывать их согласно тарифному расписанию?

Островок человеческой ненависти

Новогодние каникулы неизбежно заканчиваются. День проводов сам по себе повод для грусти. И всегда внутренне напрягаешься в предвкушении посадки в поезд. Я до сих пор не могу понять, для каких целей у пассажиров дальнего поезда проверяют на входе паспорта и билеты? Мы хоть и живем на сочинской широте, но реалии отнюдь не тепличные.

Ладно, в нынешнем году природа сделала подарок — на протяжении всех праздничных дней погода стояла теплая. Год назад мы провели перед дверью вагона больше двадцати минут. Все это время — на сорокаградусном морозе в окружении бесчисленного количества сумок, баулов и хныкающих детей. Во время посадки узенький перрон превращается в островок человеческой ненависти и нервотрепки.

Меньше суток едем, а воды в туалете уже нет.

Проводник скрупулезно по очереди проверяет проездные документы каждого пассажира. Если так выглядит борьба с терроризмом, то она больше напоминает профанацию. Ведь после проверки документов на улице в вагон лезут все — кто едет и не едет. Причем безо всякого контроля. Провожающие помогают занести сумки и устроиться близким людям.

Посадка начинается строго за полчаса до отхода поезда. К этому времени у вагона накапливаются десятки людей с багажом. Почему просто не открыть двери вагона и не запустить всех внутрь? Билеты и паспорта можно проверить уже в тепле, как это было в не таком уж далеком прошлом. Я прекрасно помню те времена, когда проводник проходил по вагону перед самым отправлением и делал соответствующие отметки.

Полвагона неумытых

Вечером восьмого числа маму посадили в поезд, проводили, помахали рукой. На перроне подошла женщина, попросила присмотреть за ее беременной дочерью, которая едет в том же вагоне. Мама согласилась. Поезд тронулся, мое сердце успокоилось. До утра девятого января, не больше.

— Стоим в Сковородино. Меньше суток едем, воды в туалете уже нет, — сообщила по телефону мама. — Кто встал пораньше, успел умыться. Сейчас из крана только тоненькая струйка. Полвагона неумытыми едет…

Куда делась вода спустя несколько часов после начала пути, большой вопрос. Еще больший вопрос — почему прицепной вагон не заправлен водой в Белогорске, где он простоял целых четыре часа в ожидании прицепки к другому составу?

— Титан холодный, кипятка нет, — ближе к вечеру вновь созваниваюсь с мамой. — Откуда ему взяться, если вода так и не появилась. К Ерофею Павловичу подъезжаем, может, хоть там заправят. Зато температура в вагоне 31 градус. Спать ночью было невозможно, здесь дышать нечем. Спасаемся только холодными сквозняками на больших остановках, когда проводники двери открывают.

После таких диалогов ощущение пережитых праздников улетучивается, как та вода. Поездка по железной дороге больше напоминает курсы экстремального выживания. Как выяснилось, беременная молодая женщина тоже едет до Иркутска. Легкий путь к материнскому счастью никто не обещал. Обычный человеческий комфорт — тоже. Российские железные дороги — для сильных и здоровых мужчин. Тех, кто выдержит все семь суток до Москвы, можно сразу к награде. Пожилым и беременным этот препарат противопоказан.   

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

4
15.01.2018, 15:54

Ехал в таком же вагоне из Хабаровска в Благовещенск — +32 на верхней полке, воды нет (перемёрзла ёмкость), туалет в соседнем вагоне.

— ПК
3
12.01.2018, 16:54

Андрей, ну вот скоро март, ты же наверняка пойдешь голосовать за царя, поднявшего Россию с колен. чего ж ты жалуешься, не понимаю? напомнить, кто руководил компанией РЖД долго-долго? близкий друг этого самого царя. теперь он мушкетер, читает лекции, хранит шубы в шубохранилище и не понимает, почему люди удивляются, что его сынуля тратит миллионы фунтов на жильё, причём не в патриотичной Астрахани, а совсем даже наоборот — ну, по фунтам ясно, где. как ты полагаешь, если ставить везде исправные биотуалеты, греть водичку в сортирах (семь суток! семь суток люди едут без возможности помыться, господи, немытая Россия, бгг) и менять титаны времён Леонида Ильича на новые, то на очередной дом за высоким забором и яхту с красивым названием кому-то не хватит. так что не нойте, а вываливайтесь из вагона и агитируйте, а то вдруг явка низкая будет, живое божество расстроится и войска ещё куда-нибудь введёт.

— Андрей Митрофанов
2
12.01.2018, 15:49

Не понимаю деньги платим за доставку пассажиров как груза, или в стоимость все-таки сервис входит? Если так, то как вернуть деньги за отсутствие сервиса? Ненормальных поездов в принципе не должно быть, даже в произношении. Злободневная актуальная статья дня.

— Ольга111 (гость)
1
12.01.2018, 10:44

Довезли бы маму до Белогорска и отправили бы в нормальном поезде.

— ирина123 (гость)
2
12 января в 19:49

Эту статью мы отправили на личную почту Генерального директора АО «ФПК» Иванова П.В. — ivanovpv@fpc.ru

1
12 января в 16:51

Да нормальные там условия. За эти деньги

— Игорь Чабан
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Фото: Архив АПФото: Архив АПФото: Андрей Ильинский (Архив АП)Фото: Андрей Ильинский (Архив АП)
Ансамбль «Мы» стал лучшим танцевальным коллективом ПриамурьяОбщество
В Приамурье на 20 лесных пожарах работают 845 человекПроисшествия
В Благовещенске мужчина на детской площадке избил 12-летнего мальчикаПроисшествия
Цирковые артисты из Приамурья взяли золото на Дельфийских играх РоссииОбщество
Три амурские девочки прошли отбор в балетную школу Санкт-ПетербургаОбщество
Россиян ждет шестидневная рабочая неделя и четыре выходныхОбщество

Читать все новости

http://fartov.org/

Общество

Ансамбль «Мы» стал лучшим танцевальным коллективом Приамурья Ансамбль «Мы» стал лучшим танцевальным коллективом Приамурья
«Надо подкачаться»: в Благовещенске прошел чемпионат ДВ по бодибилдингу и фитнесу
Цирковые артисты из Приамурья взяли золото на Дельфийских играх России
Три амурские девочки прошли отбор в балетную школу Санкт-Петербурга
Пешком по ледяному Гилюю, 101 роза почти даром, бодибилдинг и сотни матрешек:дайджест соцсетей
Система Orphus