Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №36 (28926) от 10 сентября 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
26 сентября 2020,
суббота

Тропою плачущих женщин: корреспондент «Амурской правды» покорила Тукурингру и попала в снежный плен

Общество

Хребет Тукурингра, как и Зейское море, — визитная карточка амурского севера и самые доступные горы, до которых можно добраться без особого труда и материальных затрат. Пускай амурские вершины не столь высоки, ощущения у туристов такие же, как и при подъеме на самые известные горы мира. Корреспондент «Амурской правды» совершила восхождение на Грозовое плато хребта Тукурингра, дойдя до высоты в 1400 метров по популярному и в то же время суровому маршруту. Этот подъем стал одним из самых сложных в жизни. Что случилось на «тропе плачущих женщин» и какие опасности встретила журналист на высоте более тысячи метров, читайте в эксперименте Варвары Сияновой.
 

Тундра рядом

«По этому пути женщины из одного благовещенского туристического клуба поднимаются на лыжах и плачут, настолько тяжел подъем», — предупреждает на самом тяжелом отрезке восхождения на хребет Тукурингра директор Зейского заповедника Сергей Игнатенко. Но с ледяной горы, когда преодолена половина пути, не сбежишь. Приходится идти ввысь несмотря ни на что.

1400

метров, среди которых 700 метров — крутой подъем,  надо преодолеть, чтобы попасть на живописную вершину хребта Тукурингра. Грозовое плато находится на высоте 1100 метров

Главная особенность восхождения на высоту 1400 метров в том, что из обычной лесополосы попадаешь в тундру. Сосны, ели и густой широколиственный лес меняются на карликовую растительность не выше двадцати сантиметров. Поэтому особой популярностью этот живописный маршрут пользуется в середине июня, когда цветет тундра. Или ранней осенью, когда тайга и тундра раскрашиваются во все цвета радуги. Высокий гребень можно пройти насквозь, от одного горного приюта до другого, а это одиннадцать километров. С вершины в ясную погоду видны Зейское водохранилище и контуры Станового хребта на границе с Якутией.

В теплое время года семикилометровое восхождение длится всего три-четыре часа, и осилить его может даже неподготовленный турист. «Недавно был поставлен рекорд, — делится Сергей Игнатенко. — Вместе с папой на гору забрался и пятилетний малыш. Да и вся наша бухгалтерия сюда сходила на инвентаризацию. Самой старшей сотруднице — за шестьдесят». Однако зимой этот путь становится трудным и довольно опасным. Без лыж по глубокому снегу не сделаешь и пары шагов. А непролазная первозданная тайга может разорвать одежду в клочья. Усложняет задачу и тридцатиградусный мороз — суровый охранник местных чертог.

Камусовые лыжи

Первым делом директор Зейского заповедника критически осматривает экипировку решившихся на восхождение. Удобные треккинговые ботинки, топтавшие не одну гору, и бахилы, защищающие от снега, ему кажутся недостаточно теплыми. Привычное снаряжение осталось в гостевом доме. Взамен выдают сапоги из морозоустойчивого материала, в которых госинспекторы передвигаются по тайге. Три пары толстых шерстяных носков не спасли положения. Сапоги были велики в длину и ширину и при ходьбе растягивались. Выход нашли, навертев портянки. Обувь не по размеру хоть и не дала отморозить ноги, но внесла массу неудобств. В конце концов выдали камуса — так называют лыжи, подбитые с обратной стороны шкурой оленя. Сделаны они индивидуально под каждого госинспектора, и на тридцать пятый размер обуви также не были рассчитаны. Критике подверглись и палки для треккинга, которые посчитали для тайги совершенно бесполезной вещью.

Несколько километров дорога тянулась в горку вдоль живописного леса. С одной стороны колеи росли березки, с другой — хвойники. Выданные камуса в такой ситуации стали находкой. Правда, ходить на них нужно было еще научиться. Скользить — категорически запрещается. Сразу падаешь лицом в снег. Зато забираться на гору проще. Делаешь шаг на вертикальный подъем, опасаешься, что поедешь вниз, но лыжи держат. Переносишь вторую ногу и как человек-паук потихоньку карабкаешься наверх. Взлеты и падения привели к тому, что на подходе к самому сложному, вертикальному подъему, который шуточно называют «тропой плачущих женщин», силы были на исходе.

В снежной засаде и лесном капкане

«Вот здесь мы снимем лыжи и пойдем пешком», — командует Сергей Юрьевич, которому хорошо знаком маршрут. По долгу службы он поднимается на хребет Тукурингра почти раз в месяц. Камуса к тому моменту уже напоминают кандалы, и снять их — за радость. Но, делая шаг наверх, цепляясь палками, руками за кусты и ветки, съезжаешь вниз. Скользкие сапоги, в отличие от горных ботинок, неустойчивы на вертикалях. Вниз едут и другие участники похода. Оказывается, снег немного растаял, а потом подмерз и превратился в каток. Сворачивать с пути не стали, посовещавшись, приняли решение нацепить лыжи и покорять склон траверсом — в альпинизме и горном туризме идти траверсом — значит двигаться по склону горы вбок от линии маршрута без набора и потери высоты. Это продлило путь почти в два раза. Вместо обещанной трехчасовой прогулки по живописному лесу идти пришлось шесть часов — и это стало настоящим хождением по мукам.

Подъем на вершину занял шесть часов. За это время прошли  семь километров пути. Спустились вниз к отправной точке за три часа.

2298

метров — высота самой высокой вершины горы Приамурья под названием Город-Макит. Расположена она в Селемджинском районе, на границе Амурской области и Хабаровского края. С эвенкийского переводится как «перевал», то есть «перевал в город»

Трекинговые палки, не раз выручавшие в горах, здесь действительно оказались бесполезны. На подъеме встретились густые заросли кедрача, и палки постоянно застревали в его цепких лапах. Для устойчивости на лыжах приходилось каждый раз брать хворостину и держаться. Такой страховки хватало метров на пятьдесят, потом и эта клюка ломалась. От тяжести перехода на глаза стали наворачиваться слезы. На каком‑то этапе пути я рыдала, как и другие женщины. Мужчины, как могли, меня успокаивали, забрали все вещи, но это не помогло. Уже на высоте 1100 метров, когда лес сменился тундрой, не выдержала и сняла лыжи, но тут же провалилась по пояс в заросли кедрача. Из лесного капкана выбралась не без помощи своих спутников. Хорошо, что ничего себе не сломала. Последние пятьдесят метров до спасительного приюта на кордоне Грозовое плато добиралась почти ползком.

Грозовое плато

Грозовым плато называется единственная на всем подъеме ровная площадка, обозначенная двумя каменными исполинами. Во время летних грозовых ливней, а осадков на этом плато выпадает гораздо больше, чем в Зее, в гольцы частенько бьет молния. Здесь и появился горный приют со всей причитающейся туристической инфраструктурой.

Лабаз для хранения продуктов поднят высоко, чтобы туда не залез медведь. 

Сруб, два лабаза (место, где прячут продукты) на высоких курьих, как у избушки Бабы-яги, ножках, туалет, вигвам, лавочки и даже душ. Отдохнуть и набраться сил здесь могут одновременно более пятнадцати путников. Сами же маршруты рассчитаны на два, три и более дней. Специалисты Зейского заповедника старались сделать их насыщенными и разнообразными — с прогулками не только в горы и кристально чистым водоемам, но и походом к находящемуся в этих местах древнему священному камню с петроглифами.

Избушка, в которой группа расположилась на ночлег, построена по всем таежным правилам. Только крыша у нее скандинавская, покрытая берестой и дерном, похожая на настоящий газон. Хорошо держит тепло — не надо постоянно в буржуйку подбрасывать дровишки, но связи с внешним миром нет. Чтобы позвонить по спутниковому телефону, надо забираться на шестиметровый лабаз.

Духи Тукурингры

Хребет Тукурингра — место священное. В эвенкийской деревушке, по легенде, жили девушка по имени Тукурингра и юноша Соктахан. Молодые люди полюбили друг друга, однако богатый отец красавицы не захотел, чтобы его дочь вышла замуж за простого охотника. Он обратился к шаману, чтобы тот разлучил влюбленных. Шаман бросил между ними нож (Зея с эвенкийского — лезвие). Теперь река Зея разделяет хребты Соктахан и Тукурингру, и только туристы могут соединить эти пылкие сердца, навечно застывшие в камне.

Сначала на кордоне надо задобрить духа местности. Положить возле идола что‑нибудь вкусненькое. «Как‑то раз туристы положили сюда в жертвенник половину шоколадки и попросили хорошей погоды на следующий день. Но, видно, пожадничали. Хорошая погода была только полдня», — рассказал Сергей Игнатенко.

За ароматным таежным чаем из талого снега разговор сам собой заходит о знаменитом писателе-геодезисте Григории Федосееве, который вместе со своим проводником Улукитканом не раз бороздил хребет Тукурингра. Возможно, они раскладывали свою палатку и на Грозовом плато. Поговорили заодно и о снежном человеке, хозяине этих мест и символе Зейского заповедника. В начале девяностых годов несколько специалистов, в том числе и научные сотрудники, зафиксировали огромные следы вдоль дороги Зея — Золотая гора («Амурская правда» писала об этом явлении материал «А был ли Йети». — Прим. редакции). Тем временем за дверью избушки выл ветер. Было ощущение, что кто‑то ходит вокруг и дышит. И даже в луче фонаря светились чьи‑то глаза. Возможно, от ветра и снега поблизости укрывалась кабарга.

В зимовье на Грозовом плато есть все необходимое для туристов.

Утро началось со сжигания съестных запасов, которые обнаружили в горном приюте. В топку пошли майонезы, соусы и другие припасы, которые предыдущие группы туристов оставили в зимовье. Сжигали, чтобы не приваживать к зимовью медведей. Если он хоть раз обнаружит здесь что‑нибудь съестное и свяжет этот факт с человеком, то не только перевернет и покорежит весь дом, но и будет постоянно сюда наведываться. И тогда каждый приход туристической группы станет сопровождаться визитом хозяина тайги. Поэтому все, что не пахнет — крупы, закрытую тушенку, необходимо складывать в высокий лабаз. Все остальное — съесть или сжечь.

Медвежий угол

700

метров крутого вертикального подъема приходится пройти при восхождении на хребет Тукурингра 

Хребет Тукурингра — настоящий медвежий угол. В период особой урожайности кедрового ореха (это случается раз в три года) чуть выше Грозового плато на вершине собираются до пятидесяти косолапых. И не только местные, приходят сюда нагулять жир и якутские медведи. Поэтому весь путь от начала маршрута и до конца любую тургруппу сопровождают опытные госинспекторы с ружьями. У всех взрослых в руках фальшфейеры (пиротехнические сигнальные устройства), жутко ревущие звуковые отпугиватели и перцовые баллончики.

Наверное, мы тоже чем‑то разозлили духа местности. Утром на вершине дул сильнейший ветер, который валил с ног, началась метель. Было решено спускаться вниз. Перед уходом из приюта убираем за собой мусор, пакуем спальники, набираем в термосы горячий чай и совершаем еще один ритуал — плющим до минимума пустые консервные банки.

Кое-как добрели до лесного укрытия, где стояла совсем другая погода: тихая, безветренная и солнечная. По дороге встретили птичку дикушу — редкий и малоизученный вид семейства тетеревиных, занесенный в Красную книгу России. Серая птичка, совершенно не боясь человека, сидела на ветке. Дикуша и есть добрый дух Тукурингры. Ее можно поймать голыми руками, однако эвенки считают, что съесть эту легкую добычу можно только в самом крайнем случае, когда ты совсем обессилел от голода и холода и другого выхода, чтобы выжить, нет. Только тогда дух Тукурингры может сжалиться и послать тебе дикушу.

Через два часа мы были уже у подножия хребта. На кордоне госинспекторы, проводившие зимнюю перепись лесных зверей, напоили нас вкусной родниковой водой. Талым снегом напиться невозможно.

Тропою Улукиткана

— Ежегодно на купол хребта Тукурингра поднимаются более 300 туристов, 70 процентов из них — школьники из Зеи, Благовещенска и Благовещенского района, Белогорска, Свободного, Шимановска, поселка Новобурейского, — рассказывает директор заповедника Сергей Игнатенко. — Любят это место и дамы, увлекающиеся йогой. Летом, во время цветения тундры, команда областных судей не только поднялась на высоту 1400 метров, но и прошла ее насквозь, а это одиннадцать километров от одного приюта до другого. Зимой, когда добраться сложнее, сюда на лыжах поднимаются туристы-экстремалы.

Семикилометровый маршрут от подножия до вершины хребта Тукурингра сотрудники Зейского заповедника разработали четыре года назад. Создан он на основе медвежьих и козьих троп, по‑другому первозданные дебри никак не пройти. Чтобы посетить эти удивительные места, необходимо отправить заявку в администрацию Зейского заповедника. Там вам выпишут пропуск и определят проводника. Самой затратной статьей расходов в этом случае будет билет или стоимость бензина до Зеи. При конторе заповедника есть уютный и недорогой хостел, где можно переночевать перед восхождением. Два приюта по обоим краям хребта Тукурингра оснащены всем необходимым. Туристам не надо тащить с собой на высоту спальные мешки. Здесь они на любой вкус и цвет. Также есть котелки, дрова и другие предметы таежного быта. Еще один маршрут, который мечтаю пройти в следующий раз, находится на территории созданного семь лет назад заказника Токинский. Он носит имя выдающегося писателя, геодезиста, натуралиста и путешественника Григория Федосеева. События, описанные в книгах «Последний костер», «Злой дух Ямбуя», «В тисках Джугдыра», как раз и разворачиваются в местах, где располагается государственный природный зоологический заказник на самой границе с Якутией в районе Станового хребта. И здесь разработаны не только пешие маршруты к самому большому водопаду Амурской области, но и сплавы по горным рекам.

Командировка в Зейский заповедник состоялась при поддержке Амурского филиала WWF России.

Материалы по теме

Туризм станет одной из ведущих сфер сотрудничества Амурской области и провинции ХэйлунцзянТуризм станет одной из ведущих сфер сотрудничества Амурской области и провинции Хэйлунцзян
«Амурская правда» поучаствовала в поисках самолета, при крушении которого выжил только один пассажир«Амурская правда» поучаствовала в поисках самолета, при крушении которого выжил только один пассажир
Кладбище динозавров и Кремневая сопка: в 2ГИС добавили памятники природы
Среди амурчан набирают популярность восхождения на Каменные ворота
На Тукурингре только девушки: журналист переночевал в тайге, пообедал у берлоги и слепил снеговика
Узнать об интересных туристических маршрутах в Зейском районе поможет визит-центр
Космодром, ГЭС и казаки: в первом туристическом сезоне для пенсионеров приняли участие 165 амурчан
В Бурейском районе растут ледяные грибы и проходит Непальская тропа
Китайским туристам хотят разрешить ездить по Благовещенску на личных автомобилях
Детскую туристическую группу эвакуировали в Свободненском районе

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

1
31.01.2018, 14:56

Мы 2,5 года назад над «зимовьём Федосеева» на вертолёте пролетали. Но это слегка в других местах.

И «камус» это всё же не лыжи, а шерсть с голени оленя, лося или ещё какого копытного. Камусом лыжи подбивают.

— ПК
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
За уборку города и слоган благовещенцам подарят планшетыОбщество
Пневмония у половины заболевших: в Амурской области 32 новых случая COVID-2019Коронавирус
В парках Хэйхэ и Благовещенска установят одинаковые скульптурыОбщество
В Ивановке после масштабной модернизации открыли самую современную библиотекуОбщество
В амурских лесах разложат брикеты с вакциной от бешенстваОбщество
Задержанного в аэропорту мужчину заключили под стражу на время расследования дела о взяткеОбщество

Читать все новости

Общество

За уборку города и слоган благовещенцам подарят планшеты За уборку города и слоган благовещенцам подарят планшеты
Амурскую область накроет непогода: прогноз обещает сильные дожди и ветер
В парках Хэйхэ и Благовещенска установят одинаковые скульптуры
Дальнобойщику Джамалу помогает отремонтировать машину семья из села Старая Райчиха
В Ивановке после масштабной модернизации открыли самую современную библиотеку
Система Orphus