Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №93 (28712) от 17 августа 2018 года
Издается с 24 февраля 1918 года
18 августа 2018,
суббота

Амурский писатель Владимир Куприенко о разговоре с Богом из психушки, первых шедеврах и своих героях

«Любовь живет во мне всегда»

Люди

«Когда говорят: «Владимир Алексеевич», я начинаю оглядываться — кого это зовут?» — с легкой, почти незаметной улыбкой зашел в редакцию «Амурской правды» замечательный амурский писатель Владимир Куприенко. С юности друзья и знакомые зовут его просто Купер. В интервью нашей газете иронично-серьезный Купер без купюр и прикрас рассказал журналистам «Амурской правды» о жизни, вере и, конечно, о новой книге, в частности начальной повести в ней — «Мой друг Иисус».

Амурский писатель Владимир Куприенко о разговоре с Богом из психушки, первых шедеврах и своих героях / «Когда говорят: «Владимир Алексеевич», я начинаю оглядываться — кого это зовут?» — с легкой, почти незаметной улыбкой зашел в редакцию «Амурской правды» замечательный амурский писатель Владимир Куприенко. С юности друзья и знакомые зовут его просто Купер. В интервью нашей газете иронично-серьезный Купер без купюр и прикрас рассказал журналистам «Амурской правды» о жизни, вере и, конечно, о новой книге, в частности начальной повести в ней — «Мой друг Иисус».

Владыка дал добро

— Владимир Алексеевич, расскажите, о чем вы говорите с Иисусом в вашей книге?

— Повесть «Мой друг Иисус» — повествование от первого лица — человека, находящегося в психиатрическом интернате. Поэтому он и позволяет себе говорить с Иисусом так легко и просто. О чем? Прочитайте. Написал эту вещь я достаточно давно, когда еще был жив владыка Гавриил. И для себя я тогда решил: если владыка даст добро, то она будет опубликована. А нет, то и книги не будет. Мы с владыкой Гавриилом были в достаточно доверительных отношениях, с тех еще времен, когда я работал над книгой «Православие на Амуре». Во время ее подготовки объездил все приходы Приамурья. Когда владыка Гавриил прочел повесть и позвонил, я, честно признаться, изрядно волновался, ожидал, что он мне сейчас «клизму витаминную» вставит и на этом все закончится. Но владыка сказал, что с удовольствием прочитал повесть, где-то посмеялся, где-то погрустил. Дал добро.

— Вы верующий человек?

— Я вырос во времена сплошного атеизма, и до одной поры, когда мы сплавлялись с супругой по резвой горной якутской реке Тимптон, был совершенно далек от веры и церкви. А на этой реке мы попали в «ловушку» и чуть не утонули. Меня вышибло из лодки и метров двести тащило по дну, затем река лениво «выплюнула инородное тело». Оглядываюсь — жены нет, лодки нет. А Бронька (прозвище супруги. — Прим. АП) в лодке оказалась внутри мощного водяного коллапса и сидела несколько минут в полном недоумении. И вот именно тогда я впервые в жизни обратился к Богу, попросил: «Господи, если ты есть, помоги нам!» И он помог. Секунд через 30—40 я услышал голос жены, она звала меня.

Но на этом приключения не закончились. Дно у лодки выдавило, и палатка, все наши запасы утонули. Мы шли еще четыре дня, питались чем Бог послал, но выбрались. Тогда же решили: если выберемся, то обязательно покрестимся. Что мы и сделали по возвращении. Словом, получается, что мы с супругой (моей истинной половинкой!) к Богу пришли через несчастье. И у меня такое ощущение, что мои ровесники тоже так пришли к вере. Сказать, что я сильно воцерковленный, нельзя, но тем не менее мы с женой после этого случая не только покрестились, но и повенчались.

— Герой повести — реальный человек?

— Есть такой человек. Мой ровесник, мы с ним вместе учились в Иркутском институте иностранных языков. Он патологически болен. Периодически выходит в реальный мир, а потом обратно возвращается в интернат. Он «улетел» после гибели семьи (автокатастрофа, он остался жив, а жена и дети погибли) и так и не вернулся. А вообще все мои герои — из жизни. Вот мы с вами пообщались — и вы уже героиня.

Первая вещь, за которую стыдно

— Вы пришли в литературу в достаточно зрелом возрасте. В 1993 году у вас вышла первая книга «Золото Тукурингры». Помните свою первую написанную вещь, за которую не стыдно?

— Помню первую, за которую стыдно. Я вырос в золотодобывающем прииске «Октябрьский» в Зейском районе. В первом классе, как сейчас помню, пришел в буфет, съел два пончика — и меня сразу посетила изжога. Тетенька повар, она же буфетчица, она же завстоловой жарила пончики на очень старом масле. Я пришел и пожаловался маме, которая работала в аптеке. Мама сказала: «Ах, Марьяшка! Дрянь какая!» И я, поняв, в чем дело, тут же сел и написал фельетон. Первоклашка — фельетон… В Октябрьском была своя настоящая газета на двух страничках, и я — маленький сопливый мальчик — принес свой «шедевр» редактору. Он почитал, поулыбался и говорит: «А тетю Машу-то выгонят». Я подумал, что он шутит, и ушел. И как назло в тот день в газете оставалась маленькая дырочка, куда мой «фельетон» и вставили. После публикации тетю Машу и в самом деле чуть не уволили. Но обошлось. Помню, как я ходил перед ней извинялся, но пончиков больше не ел.

«Я не Шукшин»

— Вы долгое время работали журналистом в Свободном. Работа «в полях» помогла стать писателем?

— Я всегда, начиная со школы, писал прозу. Хотя, когда меня называют прозаик, я это отрицаю и говорю, что не прозаик, а прокролик. Особых иллюзий на свой счет не питаю и тем, кто называет меня амурским Шукшиным, строго грожу пальцем (если не понимают, кручу пальцем у виска). Другое дело, что я не могу не писать. Первая опубликованная книга «Золото Тукурингры» появилась благодаря старателям, которые попросили написать про них. Они знали меня как журналиста, но я вырос «на золоте» и с малых лет проводил каникулы в разведывательной партии, которой руководил мой отец — истинный золоторазведчик. С 11 лет я уже работал, зарабатывал на разведке и добыче металла. Я его чувствую, как мой отец.

Я принес свой «шедевр» редактору, он поулыбался и говорит: «А тетю Машу-то выгонят.

Тогда я на все лето ушел в артель и проработал на всех участках — мониторщиком, пытался работать бульдозеристом, но через два часа выскочил из кабины как ошпаренный — тряска невыносимая, работал шнырем, помогал на кухне. Уже ближе к концу лета понял, что весь материал максимум тянет на хороший очерк, но не на книгу. И я предложил председателю артели Валерию Гаврисевичу написать об артели публицистическую повесть и приплюсовать мои рассказы, которые были давно написаны. Так первая книга и появилась.

— Владимир Алексеевич, вас не раздражает, что сегодня человек напишет четыре предложения в интернете и считает себя чуть ли не классиком?

— Я в эти игры вообще не играю. Ни разу не читал, что пишут на литературных сайтах. Мне это просто неинтересно. Знаю, что есть сайт «Проза.ру». Меня постоянно тащат что-нибудь там опубликовать. Мол, прочитают — будешь известен всей стране. А я в этом очень сильно сомневаюсь. Я, конечно, неправ. Надо бы отслеживать и это. Но для меня компьютер — это просто печатная машинка.

— Что хочется как писателю сказать о современном мире?

— Не думал об этом… Мне хорошо живется в этом мире, в этом городе. Люблю наш город, сто лет люблю мою надегу Броньку, люблю некоторое (небольшое) количество людей, люблю сплавы, люблю работать. Любовь, мне думается, — это самое главное. Это чувство во мне живет всегда. 

https://gto-shop.ru/

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Книга амурчанки попала в финал престижной премии в области детской литературыКнига амурчанки попала в финал престижной премии в области детской литературы
Книга амурской писательницы попала в лонг-лист престижной премии электронной литературыКнига амурской писательницы попала в лонг-лист престижной премии электронной литературы
Благовещенский юрист написал сказку для детей и хочет продавать ее в Приамурье и Москве
В Благовещенске хотят издать книгу об экспедиции Антона Чехова на Дальний Восток
«Я книжный наркоман»: детективно-фэнтезийную книгу амурчанина взяли на популярный литературный сайт
Книгу амурского Саши Черного презентовали в Благовещенске
Владислав Лецик: «Амурские писатели на книгах не зарабатывают»
Светлана Алексиевич снимает с нас броню: амурская интеллигенция о вручении Нобелевской премии
На 83-м году жизни в Израиле скончался амурский поэт Олег Маслов
Писательница из Германии презентовала в Благовещенске свой роман об эмиграции

Пять амурских школ откроют сенсорные комнаты для детей-инвалидовОбщество
Гороскоп на 18 августа: Девы заскучают, а Львы вспомнят о своем долгеСоветы
Швейцарские велосипедисты проедут через БелогорскОбщество
Малый бизнес в Приамурье соберут в кластерыЭкономика
Благовещенцам в сентябре привезут «Запретный плод»Общество
Свободненского фермера оштрафуют за риск заражения свиней африканской чумойОбщество

Читать все новости

http://fartov.org/

Люди

Тату с Путиным и кабульские лабиринты: амурские журналисты побывали в Афганистане Тату с Путиным и кабульские лабиринты: амурские журналисты побывали в Афганистане
«Каждый раз было больно и страшно»: жительница Кустанаевки рожала 15 лет подряд
Двухэтажный коттедж для колхозника: как строили в Приамурье в ударные пятилетки и эпоху застоя
Курсант ДВОКУ поразил две мишени одним выстрелом на этапе АрМИ-2018
Экс-благовещенка с подругой и мужем-американцем запускает программу по обучению иностранному языку
Система Orphus