«Спасибо, что спасли мою маму!»: амурские медики вспомнили экстремальные случаи

Первые руки, в которые попадает каждый человек, —  руки врача. Медики сопровождают его на протяжении всей жизни. И свою работу люди в белых халатах называют не иначе как экстремальной. Потому что каждая встреча с пациентом в той или иной мере — это вопрос жизни и смерти. Это люди, не уступающие в популярности звездам шоу-бизнеса. Их узнают на улице и часто говорят спасибо. Специалисты, отдавшие медицине десятки лет своей жизни, рассказали журналисту «Амурской правды» о самых запоминающихся случаях из своей практики.  

Петр Иванощук,

заведующий хирургическим отделением Благовещенской городской больницы:

— Да, меня действительно узнают на улице. Сегодня рабочий день начался с того, что пришли мои бывшие пациенты, поздравили с наступающим праздником. Это всегда приятно, особенно если человек был на грани жизни и смерти, а сейчас молодой, здоровый, радостный. Я окончил Благовещенский медицинский институт в 1986 году, до этого пять лет работал санитаром и медбратом. Фактический стаж больше тридцати лет. Представляете, сколько людей за это время прошло через наши операционные? Счет уже не на сотни идет, и рутины в такой работе нет даже близко.

Травмы автодорожные, ножевые, огнестрельные. Поступают люди в состоянии шока, с кровотечениями и так далее. Каждый новый случай переживаешь как в первый раз. При этом должен оставаться совершенно спокойным, иначе начнешь теряться, потратишь драгоценное время, а речь идет о живом человеке.

Как‑то на День молодежи дежурил, а наша третья городская больница находилась рядом с городским парком. Привозят двоих с ножевыми ранениями. Одного ударили в живот, другого в грудь. Парни — двоюродные братья. Нас три хирурга на два стола. Пришлось метаться из одной операционной в другую, но спасли обоих.

Года три-четыре назад в районе перекрестка улиц Ленина — Шевченко возле ночного бара разгорелся конфликт. Ножевое ранение в сердце, пострадавшего привез таксист. Принимали его уже в состоянии клинической смерти. Сейчас гуляет, жизни радуется.

Виктор Федоров,

врач общей практики. Амбулатория села Мухина, Шимановский район: 

— У меня в трудовой книжке всего одна запись. В 1988 году окончил Благовещенский медицинский институт, в Свободненской ЦРБ прошел интернатуру и с тех пор работаю в Шимановском районе. Хотя сам городской, родился и вырос в Благовещенске.

Конечно, работа в сельской местности накладывает на профессию свой отпечаток. На месте не засиживаемся, в отдаленных селах тоже люди живут, им тоже помощь нужна. Регулярно приходится вверх по Зее вплоть до Ураловки добираться. Считайте, от нашего села до городской больницы 60 километров, а там — на моторной лодке еще полтора часа.

В экстренных случаях поднимаемся среди ночи, не исключение праздничные и выходные дни. Даже вечером, после рабочего дня, по необходимости собираемся и едем. При этом организуем полноценный прием. Поскольку я врач общей практики, то приходится и неврологические, и терапевтические, и лор-заболевания лечить.

Пациентов своих знаем практически с рождения. Они растут на наших глазах. Я работаю три десятка лет, а сейчас уже есть ребята, которые в университетах учатся, у самих дети есть. Уже второе, третье поколение наблюдаем, целые семьи.

Олег Марков,

руководитель центра анестезиологии и реанимации Амурской областной детской клинической больницы:

— Работаю в медицине 25 лет — четверть века. За это время столько было самых разных ситуаций, что никакого сериала не хватит все описать. В медицину пришел благодаря маме, она у меня тоже медик. Брала меня на дежурства, я напитывался, а когда отслужил срочную в военно-морском флоте, то сделал осознанный выбор.

Почему анестезиология-реаниматология? Здесь сразу виден результат твоего труда. Между тобой и пациентом есть только один враг, который может унести его с собой. Твоя задача помешать этому. Нашу работу можно сравнить с борьбой. Борьбой за жизнь человека. В такой работе второстепенных нюансов не бывает. Применяешь весь спектр своих знаний, оборудования и техники.

Каждую секунду помнишь, что человека нужно вернуть к жизни, вернуть его к родным и близким.

Больше всего запомнил случай, когда мы боролись за жизнь женщины с автодорожной политравмой. Когда она поправилась, то пришла в гости вместе со своей мамой, пришла вместе с ребенком. Ребенок пожал мне руку и сказал: «Спасибо, что спасли мою маму!»

20 тысяч специалистов работает в медицинской отрасли Приамурья.

Светлана Коломейченко,

фельдшер станции скорой помощи города Благовещенска:

— Я на станции скорой помощи уже шестнадцатый год, работа, конечно, очень специ­фичная. Не каждый здесь остается, ведь нас вызывают, когда человеку совсем плохо. Тем более в нашем случае, а я работаю в кардиологической бригаде. То есть наши пациенты — это люди в состоянии инфаркта. Бывает, что счет идет на минуты.

Скрывать не буду: поначалу было очень тяжело и морально, и физически. Каждый вызов — стресс. Сейчас уже опыт есть определенный, уверенность появилась. Поступает вызов, сразу концентрируешься, внутренне собираешься, осматриваешь пациента и начинаешь работать. Понимаешь, что волноваться и паниковать нельзя. Твоя задача — спасти пациента, больше ничего не должно беспокоить. В большинстве случаев удается вернуть человека к жизни, я считаю, что это главное. Когда все получается, то и самой на душе легче.

В нашей службе должны работать люди особого склада. На скорой помощи требуется мужество, ведь каждый вызов — это сигнал: в твоих руках снова чья‑то жизнь. Врач скорой помощи не должен бояться ничего.

Тамара Шантыко,

старший акушер родильного отделения Серышевской больницы:

— Я работаю 38 лет и могу уверенно сказать: акушер — это самая лучшая из всех медицинских профессий. В ней моя жизнь, жизнь рожениц, жизнь детей. Вы только представьте: дети, которых я принимала, уже сами родители, теперь уже их дети в нашем отделении. Это говорит о том, что жизнь продолжается, хотя, конечно, работа очень ответственная, и экстренные ситуации не редкость. Готовым нужно быть ко всему.

Роды приходилось принимать и в машине скорой помощи, и на крыльце родильного отделения, и в приемном покое. Однако больше всего запомнился самый первый случай. Нет, руки у меня не тряслись, когда я принимала того ребенка. И потом такой восторг бушевал в душе! Я шла домой с дежурства, смотрела на людей и не понимала — почему никто не радуется? Человек же родился!