Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №134 (28753) от 22 ноября 2018 года
Издается с 24 февраля 1918 года
22 ноября 2018,
четверг

Город «Бонивур»: чем закончился последний поход комсомольцев за романтикой

Хабаровчанин написал книгу о мечте, ставшей руинами

Люди

Людей подобного склада вокруг немного. У хабаровчанина Александра Леонкина постоянно хочется спросить: «Зачем тебе это надо?» Семья, работа, стандартный для современного жителя большого города набор забот кого угодно приберут к рукам. Александр же находит время и для изучения того, что принято называть скучным словосочетанием «история родного края». На самом же деле речь о людях, делах и надеждах, о которых мы часто вообще ничего не знаем. Как о недостроенном городе Бонивур, который должен был стать одним из промышленных центров Дальнего Востока. В «Пятом Риме» выходит книга Александра об этой забытой комсомольской стройке, у которой даже с названием не все так однозначно.  

Город «Бонивур»: чем закончился последний поход комсомольцев за романтикой / Людей подобного склада вокруг немного. У хабаровчанина Александра Леонкина постоянно хочется спросить: «Зачем тебе это надо?» Семья, работа, стандартный для современного жителя большого города набор забот кого угодно приберут к рукам. Александр же находит время и для изучения того, что принято называть скучным словосочетанием «история родного края». На самом же деле речь о людях, делах и надеждах, о которых мы часто вообще ничего не знаем. Как о недостроенном городе Бонивур, который должен был стать одним из промышленных центров Дальнего Востока. В «Пятом Риме» выходит книга Александра об этой забытой комсомольской стройке, у которой даже с названием не все так однозначно.  

— В наше время, когда любой плод литературного труда можно без особых забот издать во вполне симпатичном цифровом виде, почему «Город Бонивур» стал бумажной книгой?

— Занимаясь сбором информации, я часто сталкивался с тем, что многие материалы попадают в интернет, а потом исчезают вместе с закрывшимися сайтами. В той же Википедии указывают в конце статей ссылки на авторитетные источники, которые нередко оказываются несуществующими. А книги и газеты как физические носители попадают в архивы и библиотеки. Они более надёжны.

— А для кого она в итоге написана?

— Мне хотелось просто рассказать историю, ведь я не профессиональный писатель, не профессиональный историк. Наверное, это люди, которые родились в 1960-х и были молоды во времена строительства Бонивура. И еще для жителей Хабаровского края, потому что многие об этом ничего не знают. Я родился в Комсомольске-на-Амуре, в 1988 году мне уже было семь лет. Все, что описано в книге, происходило рядом, но я ничего не знал до совсем недавнего времени.

— Но все-таки узнал. Как?

— Много катался на велосипеде. Как-то за день проехал 260 километров. Понятное дело, что Хабаровск и его окрестности объездил, стало неинтересно. На местном интернет-форуме велосипедистов нашел ветку про города-призраки, оттуда перебрался на сайт, где собираются люди, увлеченные поиском подобных мест. Там, правда, писали полную чушь: что город под охраной, что туда нельзя проникнуть. Сталкерство как таковое меня не интересовало, в Припять не ездил (хотя в Фукусиме побывал). Но тема в голове отложилась, после этого попалась статья в ЖЖ. Связался с ее автором, который строил Бонивур, а сейчас работает журналистом в Беларуси. Я с ним списался и пошло-поехало.

Первый комсомольский город в стране — это Комсомольск-на-Амуре, а последний должен был появиться буквально в нескольких десятках километров от него. Бонивур — это последний город, который заложили в Советском Союзе.

— Что тебя больше всего интересовало? Комсомольская стройка или правда о человеке, в честь которого ее назвали?

— История самого Виталия Бонивура очень неоднозначна. Это как с перевалом Дятлова, про который каждый раз пишут, что вот теперь-то точно выяснили в чем дело. Так и здесь: точка не поставлена и неизвестно — будет ли. В приморском архиве хранится аттестат Виталия Баневура (именно через «а»), еще я нашел оригинал «Комсомольской правды», где про его гибель напечатали, как ни странно, фельетон. Там его вообще называют Виктором. Есть пропагандистская книга, по ней снят такой же фильм. Много разных версий: что он был действительно крутым подпольщиком, что ему разве что расклеивать листовки доверяли, что был чуть ли не бандит. Читал даже о том, что никакие белые Бонивура не казнили, а случилась обычная бытовуха. В моей книге есть про него глава, но не это главное.

Интересовал город. Если не брать в расчет город Славутич, который экстренно построили после Чернобыльской катастрофы, Бонивур — это последний город, который заложили в Советском Союзе. И при этом его строил комсомол. Есть город-близнец на Ямале — Губкинский, их создавали одновременно, причем Губкинский «выжил». Получается, что первый комсомольский город в стране — это Комсомольск-на-Амуре, а последний должен был появиться буквально в нескольких десятках километров от него, хотя речь идет об огромной стране.

— Что именно должно было получиться по проектам?

— Первоначально — город на 300—350 тысяч человек с четырьмя крупными предприятиями. Это заводы по производству азотных удобрений и автомобильных шин, радиотехнический завод и мебельная фабрика. В 1989 году проект перекроили. В марте было принято решение остановить строительство, а в апреле в Хабаровск поступило письмо о возобновлении проектирования, только уже не на 350 тысяч человек, а на 50 тысяч. Тогда же завод удобрений убрали, но добавили фармацевтический и предприятие по производству конвейерных линий. Решали вопрос с электроснабжением будущего города, в том числе и вариант со строительством АЭС на озере Эворон. В итоге СССР развалился, деньги поступать перестали. Проблемы возникали уже в ходе строительства, дома делали из бракованных плит, которые нельзя было использовать при возведении многоэтажек — а для одноэтажных они годились. Приходилось за свой счёт покупать гвозди и так далее.

— Не секрет, что Комсомольск строили не только комсомольцы, но и заключенные. Как с этим обстояли дела в Бонивуре?

— Хабаровский крайком КПСС в письме Совмину СССР просил колонию на полторы тысячи человек. Отказали. Все, кто строил Бонивур, не были заключенными.

— Тогда что это были за люди? В 80-х уже сложно представить армию исключительно романтически настроенных комсомольцев.

— Действительно, в стране уже была перестройка. Если судить по газетам, то все шло тихо и спокойно, люди трудились, создавали город. Но в других документах, в протоколах есть и пьянство, и наркомания, и воровство, в том числе и на самой стройке. В общем, не совсем тот картинный Советский Союз. Те, кто поехал «за туманом», тоже были: это подтверждают первостроители. Некоторых просто милиция направляла на объект из других городов из-за асоциального поведения. Были и такие, кто прямо говорил: комсомол мне ничего не дал, я приехал зарабатывать, получить в новом городе квартиру.

— Со строителями разобрались. А откуда собирались взять десятки и сотни тысяч людей для нового города, для заводов и предприятий?

— Как уже говорилось, люди ехали на Дальний Восток из-за высоких заработков. Комсомольск и Хабаровск могли готовить специалистов для предприятий, учебные заведения для этого были. При этом промышленную составляющую можно было варьировать: на том же заводе удобрений делать селитру, порох для расположенных поблизости военных заводов. Покрышки — не только для автомобилей, но и для самолётов и вертолётов. Для производства мебели — навалом леса, леспромхоз, рядом река, была и железная дорога. Ее в конце 90-х — начале 2000-х разобрали.

Если бы Циолковский строили не централизованно, а объявили призыв по стране, желающие нашлись бы без проблем. 

— Что в итоге успели построить и насколько сейчас населенным является город?

— Там есть 54 двухквартирных одноэтажных дома — всего семь кварталов. Люди живут не во всех, но в большинстве зданий. Формально они являются частью села Нижнетамбовское, хотя до него примерно километр. Через тайгу проложена дорога из бетонных плит. Есть недостроенный детский сад, достаточно большая школа, в двух километрах от населенного пункта возводили промышленную базу, но от нее остался один фундамент.

— Сейчас недостроенный город постепенно теряет людей, очень многие уезжают в Комсомольск и Хабаровск. Жители работают на заготовке леса, кто-то находит заработок в соседних поселках. Участвовали во временных стройках — объекты АТЭС, космодром Восточный, нефтепровод ВСТО. Есть гостиница и магазины. Сегодня там остается около тысячи жителей. Сегодня можно представить, что страна затеет что-то подобное?

— Я думал об этом. Если бы такая стройка началась, полагаю, что люди поехали бы. Например, город Циолковский — если бы его строили не централизованно, а объявили призыв по стране, желающие нашлись бы без проблем. С возможностью получить квартиру: да, сегодня здесь только тайга, но если есть перспектива появления города, не было бы нехватки в рабочих руках.

— И еще: в том, что случилось с Бонивуром, можно найти параллели с Советским Союзом в целом?

— Это называется — вся история в одной капле. Заманивали людей, вели громкие дебаты, строили планы, говорили про город будущего и образец для всего мира. В итоге же — все развалилось, стройку закрыли и впоследствии растащили.


 

Александр Леонкин родился в 1981 году в Комсомольске-на-Амуре, окончил государственный технический университет по специальности «самолето- и вертолетостроение». В 2004 году получил дополнительное образование в Японии по курсу «PR, маркетинг и реклама». Сейчас работает в пресс-службе министерства экономического развития Хабаровского края. Увлекается путешествиями, к настоящему моменту посетил 55 стран. Женат, воспитывает дочь и сына

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Книга амурчанки попала в финал престижной премии в области детской литературыКнига амурчанки попала в финал престижной премии в области детской литературы
Книга амурской писательницы попала в лонг-лист престижной премии электронной литературыКнига амурской писательницы попала в лонг-лист престижной премии электронной литературы
Благовещенский юрист написал сказку для детей и хочет продавать ее в Приамурье и Москве
«В Москве такого не увидишь»: столичные поэты побывали в Свободном
Амурский писатель Владимир Куприенко о разговоре с Богом из психушки, первых шедеврах и своих героях
Амурская школьница возьмет интервью у известной детской писательницы
В Благовещенске хотят издать книгу об экспедиции Антона Чехова на Дальний Восток
«Я книжный наркоман»: детективно-фэнтезийную книгу амурчанина взяли на популярный литературный сайт
Книгу амурского Саши Черного презентовали в Благовещенске
Владислав Лецик: «Амурские писатели на книгах не зарабатывают»

Режим ЧС введен в Белогорске после обследования путепроводаПроисшествия
Амурчане коллективами голосуют за имя благовещенскому аэропортуОбщество
В парке развлечений Ивановки появился фонтанОбщество
Цифровизация и урбанистика: опубликована образовательная программа Фестиваля Дальнего ВостокаОбщество
Общественность увидела в инсталляции благовещенских художников элементы экстремизмаОбщество
Льготников-должников в Приамурье лишат компенсации коммунальных услугВласть

Читать все новости

http://fartov.org/
http://amurphil.ru/

Люди

Игорь Горевой: «Жизнь надо считать в днях» Игорь Горевой: «Жизнь надо считать в днях»
Амурчанка стала стилистом «Модного приговора» на Первом канале
Наставник из скромности: в амурском селе молодой тренер учит вольной борьбе детдомовцев
Бывший амурский журналист преодолел самую сложную трассу в Азии и стал «железным человеком»
Мама Героя России Солнечникова: «Сережа в первый раз спас человека в 14 лет»
Система Orphus