Актеры «Молодежки» рассказали амурским поклонникам о дружбе, актерской профессии и хоккее

«Женю можно унижать сколько угодно, он не унижается!»

Хоккейная команда «Медведи» из сериала «Молодежка» почти всем составом побывала на фестивале «Амурская осень». Ребята провели в Благовещенске товарищеский хоккейный матч, получили за «Билокси блюз» статуэтку журавля в номинации «Лучший спектакль», а актеры Евгений Кулик и Макар Запорожский, который приехал на фестиваль как продюсер конкурсного фильма «Я остаюсь», провели еще и встречу в фестивальном шатре с амурскими поклонниками. Коллеги и давние друзья рассказали о своем пути в профессию, семьях, нелегких взаимоотношениях со спортом и любви к хоккею.

— Макар, Евгений, у вас театральное образование?

Евгений: — Конечно. Я маме в 15 лет сказал, что поеду отдыхать на природу с друзьями, попросил у нее 500 рублей, чтобы заправить машину. А сам автостопом из моего родного Волгограда поехал с другом в Саратов. Поступил, как раз у мамы 10 июля был день рождения, я ей позвонил: «Поздравляю! Я в Саратове, я здесь остаюсь».

Макар: — Хочется заметить, что Саратов — это Олег Табаков, Олег Янковский, Евгений Миронов… и Евгений Кулик.

Евгений: — Саратов — это почерк. Саратовская мафия. Потом я уехал в Москву и поступил в театральное училище имени Щукина. И второй раз получил театральное образование.

Макар: — Я окончил московскую школу № 1241 с углубленным изучением английского языка, музыкальную школу по классу тромбона, школу акробатики с первым юношеским разрядом. Потом поступил в ГИТИС на режиссерский факультет, мастерскую Олега Кудряшова. Окончил актерскую группу, затем год отслужил в армии и поступил в театр Маяковского, где служу по сей день.

— У вас и музыкальное образование есть?

Евгений: — У меня с музыкальными инструментами всегда было тяжело. Я гнался за красотой, за силой. Только была проблема — у меня есть старший брат. У кого есть братья и сестры, наверное, понимают, о чем я. Старший брат — это когда ты хочешь чем‑то заняться, а он говорит: «Я буду заниматься тхэквондо». И все, я уже не могу за это взяться. В Волгограде не так, как в Москве, где если не тхэквондо, то можно выбрать что‑то другое. У нас в городе была только секция тхэквондо и… танцевальная студия. Брат пошел в тхэквондо, а мне же чем‑то надо было заниматься, я пошел на танцы не от большого ума. Естественно, брат не мог промолчать: «Пацаны будут драться, ты им выдай парочку па». Потом он играл на гитаре, правда, плохо. А я любил музыку, но гитару я уже не могу — она у брата.

Зато я самоучка игры на фортепьяно. Моя сестра училась, она очень не хотела заниматься. И я не мог смотреть, как сестра плачет. Я спрашивал про занятия, она начинала мне рассказывать про сольфеджио. По пальцам что‑то раскладывал, сестра учила с моих движений.

Макар: — А я играю на тромбоне, на трубе, на валторне при желании, на гитаре, на фортепьяно, могу спеть баритоном, могу тенором.

— Как вы познакомились друг с другом?

Евгений: — Макар стал вторым из «Молодежки», кого я узнал и за кем я следил. Мне он был очень интересен по одной причине: когда снималась пилотная серия, я пробовался на роль Щукина младшего — роль, которую сыграл Макар. Я даже рад: моя роль Дрозда (Кулик превратился в Дрозда) досталась мне в другом сезоне. Макар со мной не был знаком, а мне было интересно: да кто ж ты такой, да чем же ты лучше, чертяка? Вот смотрел. Не лучше (смеется).

Макар: — Я даже не помню, как познакомился с Евгением Александровичем. Но я помню момент, когда он поймал мое сердце в капкан. Есть у него черта, перед которой я преклоняюсь. Женю можно унижать сколько угодно, он не унижается, представляете! Ты говоришь ему правду в глаза, все, что думаешь, даже еще чуть больше, а он улыбается. И ты думаешь: «Боже, спасибо тебе, что ты мне позволил все это сказать!» Это дорогого стоит.

Евгений: — Просто у меня есть старший брат. И я знаю, что такое унижение. Поверь мне, эти твои попытки — это такие плевки в вечность. Они меня просто умиляют. Я действительно улыбаюсь.

— Макар, у вас очень актерская семья, расскажите про родных.

Макар: — Папа — заслуженный артист России, мама, как родила меня с братом, ушла из актерской профессии. Работает профессором по сценической речи в Щепкинском училище. Есть брат, на 4,5 года старше меня.

Евгений: — Я восхищаюсь семьей Макара. Я знаком с его братом, отцом. Я просто влюбился в этих людей. У нас был проект «Солнечный круг» для Первого канала, там была история про цирк, 1979 год. Нам выпало с Макаром играть братьев, а бонусом нашего папу играл папа Макара. Удивительные люди, с удивительным мышлением!

— Вы обсуждаете дома работу?

Макар: — Да, но не всегда. Батя всегда очень предвзято смотрит. (Копирует интонацию отца.) «Макар, я восхищен! Боже, как у меня родился такой талантливый сын!? За что мне это!? Откуда в тебе это, боже!?» Здесь объективность трудно искать. И все‑таки у нас немного вкусы и понятия о том, что такое хорошо, немного разнятся, но бывают моменты, когда мне его мнение важно, а в каких‑то моментах — нет. Так же и мое мнение ему.

Евгений: — У меня рабоче-крестьянская семья, в которой никто никогда не имел отношения к искусству. Тогда во время телефонного разговора мама мне сказала: «Ты что, шутишь?» Ее мнение и мое сходились на том, что я буду доктором. А сейчас, когда я уже стал артистом, когда уже все доказал, приезжаю с работами в Волгоград, мама с восторгом смотрит. Но у нее один критерий: либо нравится, либо нет. Она не может что‑то разобрать, посоветовать. Но вот до сих пор, сколько лет прошло, она мне звонит, я ей говорю: «Мама, меня взяли в театр, я играю роль Моцарта в «Маленьких трагедиях» Пушкина». Мама: «Это ж так здорово! А вот, говорят, ты с Нагиевым сфотографировался?»

Евгений Кулик: «Мне хочется сказать слова благодарности амурчанам. Вы замечательные! Я на амурской земле две недели. Я и так любил Дальний Восток, а за это время кусочек моего сердца вообще остался здесь. Вы потрясающие люди, спасибо вам!» 

— Вы ребята спортивные, хорошо выглядите. Какие у вас отношения со спортом?

Макар: — Разорванный мениск, хронический вывих обоих голеностопов, две титановые гайки в лопатках — хорошие взаимоотношения. Я окончил акробатику с первым юношеским, набегал 400 метров на второй взрослый, потом второй взрослый по гиревому спорту был в весе до 70 килограммов. Очень люблю баскетбол и вот хоккеем заболел после сериала, три года играл любителем, пока не родился ребенок.

Евгений: — Я танцевал в детстве. Тоже проблема с мениском, надорвал, больше не танцую. Был интерес, занимался акробатикой, потом понял, что надо было с самого детства начинать, а так это — избиение младенцев. Потом пошел в тренажерный зал, развлекаюсь на батутах. Здесь, в Благовещенске, узнал, что такое лазертаг. Оказалось, что это не просто развлечение, а спорт. И каждое утро я здесь бегаю. В 7 утра встаю и бегаю.

— Кто из вас старше?

Евгений: — Я на два месяца.

Макар: — Тебе 30 лет, а ты все бобылем ходишь!

— Переходим к личной жизни. Можно ли претендовать на ваше сердце или уже поздно?

Макар: — Без шансов. У меня жена. И дочь. Еще скоро будет.

Евгений: — Я еще завидный жених.

— Какие у вас планы, как вы себя видите в жизни?

Макар: — Пока меня кино кормит, я буду заниматься им. Как только перестанет, займусь тем, что будет кормить. Я не считаю себя каким‑то таким актером… Я в первую очередь человек, во вторую — муж, в третью — отец, а в четвертую я уже могу подумать о своем предназначении, чем я хочу заниматься в свободное от роли мужа и отца время. Пока что радует душу и, что немаловажно, приносит хлеб то самое. Я не раз задумывался, конечно… Начну бомбить, как некоторые мои товарищи. Я, кстати, когда‑то бомбил. Можно в «Яндекс-такси» зарегистрироваться, на хлеб с маслом хватит.

Евгений: — Главное — не гнушаться какой‑то работы. Моя машина не подошла под такси, так бы я тоже поехал бомбить. Я «братом» Макара в том фильме стал только благодаря тому, что устроился туда подносить чай артистам на площадке.

Макар: — Да, Женька был ассистентом по актерам. Просто он в какой‑то момент сказал: «Слушайте, давайте я сыграю». Кстати, у меня ни разу не поднялся язык попросить чай у Евгения Александровича.

Евгений: — На самом деле я чай‑то и не носил. Говорил: «Вон там чайник, там лимон — вперед!» Меня назвали самым отвратительным ассистентом по актерам. Но зато у меня все работало как часы. Все актеры были при деле. Самый действенный, но хамовитый. (Смеется.)

«С хоккеем познакомились на съемках»

— Перед каждым сезоном у нас проходят тренировки — два месяца по три раза в неделю, — рассказывает о взаимоотношениях с хоккеем Евгений Кулик. — Перед стартом проекта ребята приезжали на кастинг, где им задавали вопрос: «Умеете ли вы кататься на коньках?» Они все говорили: «Пффф… Конечно!» И я тоже так говорил. Макар говорил, что может спиной ехать. Продюсеры это все записали на видео и сделали нарезку, а потом устроили пробы на льду. Актерам надели коньки — покажите! И вот тогда‑то было шоу! Только Сашка Соколовский (роль Егора Щукина. — Прим. АП) еще прямо ехал.

Да, с хоккеем мы познакомились непосредственно перед съемками. Я полюбил хоккей благодаря этому проекту, благодаря ему же познакомился с Алексеем Яшиным. Это удивительно! Мы с ним давали мастер-класс на Красной площади.