Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №134 (28753) от 22 ноября 2018 года
Издается с 24 февраля 1918 года
22 ноября 2018,
четверг

Дмитрий Беломестнов: «Я пришел в милицию с улицы!»

Один из последних российских милиционеров вспоминает службу в лихие 90-е

Люди

Дмитрий Беломестнов — известный амурский поэт и литератор, а еще один из последних российских милиционеров. Сейчас такой службы нет, но люди, посвятившие ей часть жизни, остались. Он пришел в правоохранительные органы в тот день, когда родственникам погибшего в Чечне Артура Волошина вручали звезду героя. В амурском воздухе отчетливо пахло кавказской войной, северные районы Приамурья терроризировали откровенные бандиты, криминал стирал границы государств, а улицы погрязли в шапочных грабежах. Дмитрий Беломестнов — участник трех командировок на Северный Кавказ и автор четырех книг о настоящих людях. В канун профессионального праздника Дмитрий Иванович вместе с «Амурской правдой» вспомнил самые сложные годы для амурской милиции.

Дмитрий Беломестнов: «Я пришел в милицию с улицы!» / Дмитрий Беломестнов — известный амурский поэт и литератор, а еще один из последних российских милиционеров. Сейчас такой службы нет, но люди, посвятившие ей часть жизни, остались. Он пришел в правоохранительные органы в тот день, когда родственникам погибшего в Чечне Артура Волошина вручали звезду героя. В амурском воздухе отчетливо пахло кавказской войной, северные районы Приамурья терроризировали откровенные бандиты, криминал стирал границы государств, а улицы погрязли в шапочных грабежах. Дмитрий Беломестнов — участник трех командировок на Северный Кавказ и автор четырех книг о настоящих людях. В канун профессионального праздника Дмитрий Иванович вместе с «Амурской правдой» вспомнил самые сложные годы для амурской милиции.

Автомат и гитара — главные спутники на войне. Дмитрий Беломестнов на блокпосту в Дагестане, 1998 год.

Не школа гуманизма

— Дмитрий Иванович, как вы оказались в милиции? Время было сложное, существовал какой-то особый отбор?

— Не поверите, но в милиции я оказался благодаря своим филологическим знаниям. Если по порядку, то мы с женой окончили Дальневосточный госуниверситет. Наш Восточный факультет готовил специалистов по Китаю, Японии, Корее. Очень долго работали по специальности в различных структурах, вплоть до комитета внешнеэкономических связей при администрации Кривченко. По примеру многих пробовали себя в бизнесе. Беда в том, что жилки предпринимательской во мне не оказалось. К тому же есть такая поговорка «Бизнес — это не школа гуманизма». Я человек несколько иного склада. Вся моя предпринимательская деятельность к 1996 году благополучно свернулась. Мы с женой, люди с университетским образованием и достаточно хорошим знанием языка, остались не у дел.

В Селемджинском районе следователю приходилось передвигаться в сопровождении охраны с автоматами. Беспредел творился полный.

И тут выясняется, что УВД Амурской области требуется специалист со знанием китайского языка. Дело в том, что связи с Китаем бурно развивались. Как следствие, происходили характерные преступления. Китайских предпринимателей интересовал лес, металлолом, другие товары. Многие везли с собой большие суммы денег, зачастую наличкой. Их, как говорится, пасли, обманывали, иногда грабили и даже убивали. Часто действовали по наводке. Бывало и такое, что китаец убьет китайца и сбежит на родину. Таких разыскивали и возвращали по договоренности с китайскими коллегами. Если преступление совершено в России, то и наказание он несет в России.    

При этом переводчиков в системе МВД еще не было. Так моя жена стала работать в отделении по раскрытию преступлений в отношении иностранных граждан при управлении уголовного розыска. Примерно через полгода уже я пришел, правда это была пресс-служба УВД. Там требовался грамотный человек. Учитывая филологическое образование, мою кандидатуру одобрили.  Кстати, у меня единственного была «пятерка» в аттестате по русскому языку из всего выпуска нашей школы.

Тропа здоровья опасна для здоровья

— Вспоминая 90-е, сразу возникают ассоциации с норковыми шапками. Мне кажется, их воровство было самым популярным преступлением…

— Помнишь печально известную тропу здоровья? Улица Горького, район ДальГАУ. Там же общежития педуниверситета и так далее. Высокий такой тротуар вдоль Бурхановки, а с другой стороны проезжая часть. Тропа здоровья очень часто фигурировала в криминальных сводках. Ходить по ней в норковой шапке было просто опасно. Район студенческий, в общежитиях полно молодых здоровых ребят. Многие учатся без стипендий, кто-то из деревни приехал, родители небогатые. Зачастую шли на преступление не от хорошей жизни. Подбегали сзади, срывали шапку, могли и ударить, и с ног сбить. Причем шапка тут же продавалась за бесценок в ближайшем ларьке. Киоски тогда на каждом перекрестке стояли.

Потом пошли первые сотовые телефоны. Мы выезжали в учебные учреждения, проводили встречи с родителями. Просили не покупать детям дорогие мобильники, рассказывали, как их нужно носить, как прятать.  

Следователь под охраной автоматчиков     

— Амурскую область называли «красным островом». У нас действительно не было организованной преступности?

— Была у нас организованная преступность, но явление носило в основном локальный характер. У нас не было ни одного вора в законе, никаких смотрящих. Этим Амурская область сильно отличалась от западных регионов страны и даже своих соседей. Мы помним, что творилось в Хабаровске, Комсомольск-на-Амуре находился в руках криминального авторитета Джема. У нас криминал не чувствовал себя так вольготно.

Да, были какие-то отдельные группы. В Селемджинском районе сложилась весьма сложная ситуация. Этническая группировка, в которую, помимо лиц чеченской национальности, входили ингуши и русские, чуть ли не в открытую ходила с оружием — автоматами, карабинами. Подминали под себя лесной бизнес, прессовали неугодных, запугивали людей. Как потом выяснилось, были на их счету и убийства. Местная милиция своими силами не могла с ними справиться, возможно, были и факты предательства. Бандиты подмяли под себя этот район, настолько чувствовали себя безнаказанно.

— Мы говорим про так называемую селемджинскую группировку?

— Совершенно верно. Операция по их нейтрализации во многом беспрецедентна. На уровне областного УВД была создана специальная следственно-оперативная группа, в которую вошли опытные сотрудники уголовного розыска, а возглавила группу опытнейший следователь Марина Николаевна Кузьминых. Обстановка была такая, что ей приходилось передвигаться в сопровождении охраны с автоматами. Беспредел творился полный, но, к чести оперативников, 30 участников этой преступной группы оказались за решеткой.

Могу припомнить пару фактов заказных убийств. Однако опять же они не носили массового характера. Киллеры приезжали из другого региона, делали свое дело и скрывались. Насколько я знаю, большинство из них также удалось найти и задержать. 

Профессионалы сыска

— Что за люди работали в милиции тех лет?

— Я успел захватить настоящих зубров уголовного розыска, которые распутывали сложнейшие преступления. Как пример, Юрий Васильевич Шаленин — профессионал сыска, Валерий Иванович Палатов тоже в особом представлении не нуждается. Или Вера Романовна Чеченина. Красивая женщина. По результатам 1995 года она вошла в список ста лучших сыщиков России.

Старшина милиции из Тамбовки Александр Кротов погиб в 2001 году от пули чеченского снайпера. Награжден орденом Мужества посмертно.

Сергей Асхатович Ибрагимов — сегодня один из руководителей областного управления уголовного розыска. Авторитетнейший сыщик, которого уважают не только подчиненные, но и криминал. Я видел, когда он только пришел. Мальчишка совсем. Помню, была гаражная кража, и он бегает по этому вскрытому гаражу, осматривает его. Хваткий такой, цепкий. Его путь к руководящей должности пришелся опять же на самые сложные 90-е годы. И угрожали ему, и что только не довелось пережить.  

Афанасьев Николай Николаевич. Он ходил лично на переговоры с бандитом, который захватил людей в заложники. Дело было в 1999 году весной в Астрахановке. Николай Николаевич тогда работал в УБОПе. Сейчас он генерал-майор, возглавляет УМВД по Приморскому краю.

Кавказские вихри

— Помню, война на Кавказе отдавалась эхом и в Амурской области…

— «Вихревали» тогда почти постоянно (контртеррористическая операция «Вихрь — антитеррор»). Как только объявлялся очередной этап, переходили на усиленный режим службы. Сначала у тебя полноценный рабочий день, потом выходили на патрулирование. Привлекали всех, включая неоперативные службы и даже пожарных. Не могу сказать, что здесь, в Амурской области, мы массово ловили террористов. Однако уровень уличной преступности во время подобных операций снижался. В городе становилось гораздо спокойнее.

— Но ведь одними «Вихрями» дело не ограничивалось?

— Наши сводные отряды выезжали в зону боевых действий начиная с 1995 года. Я пришел в милицию в тот день, когда родственникам Артура Волошина вручали звезду Героя России. В мою бытность погиб Бондарев Сергей, погибли другие ребята. Да, мы несли потери. Саша Кротов в душу запал. Мальчишка застенчивый, слегка заикался, но при этом в звании старшины — боевой. Когда мы собирались в командировку в 2001 году, то людей в сводном отряде оказалось с избытком. Сашу отсеяли в числе других. Не попал он с нами. Однако настойчивостью своего добился. Мы вернулись из командировки, а он как раз поехал туда. Фактически поменялись. Потом пришло это сообщение — Саша Кротов погиб, Дима Сережичев, наш сотрудник  из пресс-службы УВД, тяжело ранен. Боевики обстреляли машину, в которой ребята находились.

— На Кавказе действительно не могли обойтись без амурчан?

— Это сейчас в Чечне и Дагестане уже сформированы собственные органы внутренних дел. В годы наших командировок у той же Чечни практически не было своей милиции. Помню, едешь по Чечне, на каждом перекрестке блокпост, а на нем все прикомандированные. Ребята со всей страны.

Я познакомился с нашими амурскими собровцами в 2000 году. Это был Гудермес. Вокруг боевые действия, но они без каких-то понтов, без выпячиваний, совершенно спокойные и уверенные в себе. Они реально делали свою работу. Делали ее как-то привычно и буднично. Я, будучи в составе мобильного отряда, совершенно спокойно несколько раз ходил с ними в ночное. Была абсолютная уверенность в их надежности. Вот такие люди служили в амурской милиции.

Все, кто устраивался на работу, сразу предупреждались: «Вас могут привлечь к несению службы в особых условиях». Было понятно, что речь идет о войне.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

3
15.11.2018, 22:56

Не показывай свое невежество и скудность. Борзунову она не знает...(

— кттт (гость)
2
14.11.2018, 10:05

А я знаю Дмитрия, как литератора и поэта! А вот Борзунову не очень, хотя читала несколько ее произведений, вы том числе про желтые цветы...

— Tattyana (гость)
1
09.11.2018, 23:40

Анохин-зализал.... «Известный поэт и литератор», ну ты загул своим обычным штампом..., Поэтом известным и настоящим в Приамурье была Светлана Борзунова, например...

Литератор, наверное, Лецик....

А Беломестнов-самодеятельность, таких много...

— krf (гость)
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Режим ЧС введен в Белогорске после обследования путепроводаПроисшествия
Амурчане коллективами голосуют за имя благовещенскому аэропортуОбщество
В парке развлечений Ивановки появился фонтанОбщество
Цифровизация и урбанистика: опубликована образовательная программа Фестиваля Дальнего ВостокаОбщество
Общественность увидела в инсталляции благовещенских художников элементы экстремизмаОбщество
Льготников-должников в Приамурье лишат компенсации коммунальных услугВласть

Читать все новости

http://fartov.org/

Люди

Игорь Горевой: «Жизнь надо считать в днях» Игорь Горевой: «Жизнь надо считать в днях»
Амурчанка стала стилистом «Модного приговора» на Первом канале
Наставник из скромности: в амурском селе молодой тренер учит вольной борьбе детдомовцев
Бывший амурский журналист преодолел самую сложную трассу в Азии и стал «железным человеком»
Мама Героя России Солнечникова: «Сережа в первый раз спас человека в 14 лет»
Система Orphus