Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №145 (28764) от 18 декабря 2018 года
Издается с 24 февраля 1918 года
18 декабря 2018,
вторник

Я уеду жить в Хьюстон: истории бывших амурчан, живущих, работающих и нашедших семью за границей

Люди

Устроиться в США официантом с дипломом врача, уехать в Японию, чтобы танцевать и выйти замуж за бразильца, купить дом в Канаде и воспитывать детей — героев нашего материала объединяет общая мечта жить за границей. И она сбылась. Пятеро бывших амурчан рассказали, как живут и работают за рубежом и скучают ли по родине. Что заставило дальневосточников сменить страну и насколько совпали ожидание и реальность — об этом амурские эмигранты рассказали «Амурской правде».

  • Личный архив семьи
  • Фото: Promdevelop

Яна Лашкова: 

«Скучаю по «оливье» и «гулять по‑русски»

  Багамы (Нассау) — США (Хьюстон)  

— Вся моя история сложилась по большей части благодаря стечению обстоятельств. Но я никогда бы не оказалась за границей, если бы не моя учительница по английскому языку — Олеся Владимировна Герасименко. Благодаря ее методике и требовательности мой уровень английского после школы был даже лучше, чем после двух лет в университете. Поэтому, когда программа Work and Travel (работа по обмену в США) приехала в АмГУ, я очень заинтересовалась ею. И при маминой материальной поддержке я впервые полетела работать в Америку — делать сэндвичи в Subway в маленьком городке в штате Калифорния.

Мне не хватит и дня, чтобы рассказать обо всех приключениях. Начиная с похода в полицию, потому что наш работодатель не платил нам зарплату, и заканчивая пересадками с автобуса на автобус, чтобы добраться до концерта Гвен Стефани. Скажу лишь, что мне очень понравилось, и я решила повторить поездку следующим летом.

Через год был уже Вашингтон. Работу нашла без труда. В этом городе много русских ребят, Брайтон Бич в четырех часах езды. Там у меня была подруга, тоже из АмГУ. Второе лето прошло еще лучше, чем первое. Три месяца мы путешествовали — Майами, Буффало на Ниагарском водопаде, Нью-Йорк и многие маленькие города.

В августе друзья начали задавать провокационные вопросы: что меня ждет в России, что есть там, чего нет здесь. Мне не хотелось уезжать, но все же совесть призвала собрать единственный чемодан и поехать в аэропорт. Друзья привезли меня на посадку, где мне пришла в голову дурацкая идея бросить монетку. «Орел» — остаться, «решка» — лететь домой. Выпал «орел»… А все остальное уже покатилось само собой.

34

человека уехали из Амурской области за рубеж за 9 месяцев текущего года

С улучшенным английским я устроилась работать в сеть отелей Hyatt на ресепшен, а позже — менеджером по бронированию. У них гостиницы по всему миру, есть и в России (в Москве, Екатеринбурге и Владивостоке). Здесь я встретила своего мужа. Он родился в Англии, но его отец — американец. Теперь у нас двое детей: четырехлетняя дочь Изабэлл и двухлетний сын Лэйтон-Младший.

Каждая нация отличается по‑своему. С моей точки зрения, американцы и британцы в общем более вовлечены в семейный быт. Годами феминистки призывали их к равенству, поэтому мужчины нередко могут приготовить ужин-завтрак, прибрать игрушки. Ну и конечно, беспредельная американская вежливость: «спасибо», «пожалуйста», «извините». Я долго приспосабливалась использовать «волшебные слова». Муж всегда говорит: «подай, пожалуйста, пульт», и никогда «дай пульт».

Быть менеджером в отельном бизнесе, значит постоянно переезжать. В Америке почему‑то все всегда переезжают. Карьерный рост во многих отраслях зависит от смены места жительства. За 9 лет мы жили в Вашингтоне, Оранже, Лас-Вегасе, Нассау (Багамские острова) и вот теперь Хьюстон. 

В США образование и медицина — дорогое удовольствие. Медицинская страховка на семью из четырех человек стоит в среднем 400 долларов в месяц. За один день в госпитале без страховки придется платить 10 тысяч долларов.

«В аэропорту мне пришла в голову дурацкая идея бросить монетку. «Орел» — остаться, «решка» — лететь домой».

Планов переехать в Россию пока нет. По крайней мере — у мужа. Хотя он и очарован фактом, что в России столько красивых женщин, русский язык ему плохо дается. «Кыш-кыш-кыш» — это его имитация русской речи.

За 9 лет я только один раз была дома, до беременности. Перелет в 23 часа с двумя детьми — малоприятное путешествие. Но моя мамулечка к нам прилетала дважды.

Очень скучаю по нашему духу празднования! Американские свадьбы жутко скучные. В 11 часов вечера банкет закончен, и все идут по домам. Мама так была разочарована этим во время поездки в Лас-Вегас. Потому что русским после рюмочки хочется плясать.

Роман Лиуфа:

Дипломированный врач подрабатывал официантом

  США, Чикаго  

— По профессии я медик, окончил Амурскую медицинскую академию и на родине сначала работал врачом. Работа нравилась, коллектив, пациенты, но я всегда хотел заниматься фотографией. Интерес к этому у меня с детства. Отец оставил мне свой фотоаппарат и фотооборудование. Играя, я научился фотографировать, проявлять пленки и печатать фото. Это увлечение привело меня в фотостудию. Так появились новые связи и возможности. И мечта о переезде в США.

Я ее осуществил 13 лет назад. Сейчас имею двойное гражданство. Но в первые дни жизни в Америке страшно метался: непонятный для меня язык, чужая страна, люди. Когда прилетел в США, офицер на границе спросил мое имя, и я ничего не понял. Такой уровень английского был на тот момент. Когда ехал в поезде, казалось, что я в джунглях — какие‑то непонятные звуки вокруг. Сразу потянуло домой, позвонил маме. И она сказала: «У тебя виза на год, останься, посмотри, попробуй, ты этого хотел. Ведь другого шанса, возможно, не представится».

И я остался. Окружил себя английским языком — ТВ, радио, газеты и журналы. Познакомился с людьми, создался круг общения на английском. Я понял, что мне нужно изучать язык как детям — наблюдать, повторять, говорить, как получается, и не волноваться.

Вообще, мама играет важную роль в моей жизни, ей пришлось одной поднимать нас с сестрой (отец умер, когда мне было четыре года). Она никогда не сдавалась. Мы мыли полы в институте, работали в садах, продавали выращенные овощи. Это воспитало во мне уважительное отношение к любому труду. И это помогло принять первую работу в США — официантом. Будучи врачом, не стесняться этого.

Сейчас я профессионально занимаюсь фотографией, работаю с галереями, журналами, с клиентами. Я верю, что фотография несет в себе энергию места, где она была сделана, и намерение фотографа. В своих работах я хочу показать благословенную красоту природы.

Кроме того, преподаю теорию и практику УЗИ студентам. Я перевел свой медицинский диплом, и его приравняли к американскому. После курсов получил сертификат специалиста по лечению ран. Потом работал в клинике, делающей диализ на дому. Недавно получил диплом УЗИ-специалиста и стал преподавать в медколледже.

«Когда прилетел в США, офицер на границе спросил мое имя, и я ничего не понял».

Американцы доверяют врачам, не ругают их, уважают. Профессия врача — это престижно. И американцы открытые люди. Когда я говорю, что с Дальнего Востока, через реку у нас Китай, они интересуются и просят показать на карте. Уважительно относятся к иммигрантам. Потому что помнят своих бабушек и дедушек, которые когда‑то приехали в Америку.

Американские женщины разные. В пригородах это домохозяйки, занимающиеся йогой, здоровым образом жизни и семьей. В городе это интеллектуалки, бизнес-леди, куда‑то спешащие, интересные, красивые. У меня детей пока нет, но есть семья.

Своих друзей здесь я стараюсь угостить такими блюдами, чтобы они почувствовали «вкус Благовещенска». На Новый год готовлю салаты оливье и  «шубу».

Если читатели «Амурской правды» захотят посмотреть мои работы, они могут это сделать на моем сайте romanliufa.com

Жанна Королева: 

«Родные присылают мне российскую обувь»

  Канада, пригород Торонто  

— Когда изучаешь иностранные языки и культуру зарубежных стран, стираются границы и открываются другие горизонты, по‑иному смотришь на жизнь и начинаешь понимать другой менталитет. У нас много было друзей за границей, но мы не рассматривали переезд, пытались строить жизнь в Благовещенске. Только в какой‑то момент стало понятно, что все возможности перед тобой закрываются. У мужа были трудности с работой, вроде бы устроился, карьерный рост, но вдруг контора ликвидируется, другую работу находит, но тоже что‑то не складывается. Мы решили уехать.

Выбирали между англоязычными странами. Великобритания сразу отпала. Австралия казалась далекой и неизвестной, а Канада — больше похожей на нас по климату и несколько социалистическому устройству. Еще сыграла ее близость с США, где жили наши друзья. Подали документы на иммиграцию, и через полтора года нам открылось «окно»: пришли визы, был дан вид на жительство (хотя нашим друзьям, которые ждали пять лет, отказали).

На тот момент у нас была доченька двух лет. С собой мы взяли три сумки, минимальную сумму канадских долларов, и больше ничего. Друзья из Америки нашли в Канаде знакомого, который встретил и разместил нас у себя дома. Полтора года мы у него снимали жилье, а потом купили свое.

Канада приняла нас как Канада. Ассимилировались сразу. Мы знали, куда едем и чего ожидать. Поэтому не было каких‑то больших разочарований. Кроме того, что приехали в самый разгар мирового кризиса и это, естественно, отразилось на поиске работы (кризис, кстати, так медленно и тянется). Но мы приехали весной, все начинало расцветать, оживать, поэтому депрессии не было.

У нас папа работает и заботится о семье, а мама занимается детьми и домом. Хотя таких семей здесь меньшинство, в основном работают и муж, и жена. Муж работает не по специальности. Начинал с повара в ресторане, дослужился до менеджера, но сейчас сменил род деятельности. Чтобы работать по профессии, нужно учиться в Канаде. Он пробовал, но не получилось. 

«Здесь есть все, что мы хотели бы для нашей жизни: друзья, уютный дом с котом, хобби по интересам, образование для наших детей».

Гражданство мы получили через четыре года. А дом купили через два. То есть были уверены, что никуда не уедем. И живем в Канаде уже 10 лет. Здесь родилась вторая дочь. Сейчас Варе 12 лет, Тае — 6, они ходят в платную общеобразовательную школу при церкви (наша семья верующая). Дети свободно говорят на русском и английском. В Канаде в привычном для нас понимании нет детских садов. Школа здесь начинается с четырех-пяти лет, так называемые подготовительные классы. В первый класс дети идут в шесть лет.

Канада — очень вежливая страна, спокойная, более расслабленная. Америка — жестче. Конечно, есть свои трудности, проблемы, но мы чувствуем себя как дома. В первый год узнавали страну и продолжаем это делать сейчас. Мы обожаем природу и каждые выходные куда‑то ездим. У нас очень красивая осень, которая тянется до ноября. В двух часах езды Ниагарский водопад, оттуда пешком можно перейти на американскую сторону. Лавандовые фермы, самый длинный в мире пресноводный пляж, озеро Онтарио, бесконечные парки, много спортивных сооружений, выставки и ярмарки творческих работ в Торонто, третий по величине зоопарк в мире, куда у нас есть семейный пропуск. Здесь есть все, что мы хотели бы для нашей жизни: друзья, уютный дом с котом, хобби по интересам, образование для наших детей. Конечно, всегда можно хотеть жить лучше, но мы счастливы.

В русских магазинах можно купить русскую еду (никогда не нравилась американская), но мы скучаем по амурской — молочке и хлебу. Еще в России более качественная и красивая обувь. В Канаде к моде и вещам проще относятся, поэтому мне не хватает нашего качества. И родные периодически присылают какие‑нибудь ботиночки.

За десять лет мы дважды виделись с родителями. Один раз сами приезжали в Россию, второй раз встречались с ними на Кубе, это оказалось дешевле и проще. Недостаток общения компенсируем интернетом.

На праздники всегда готовим русские блюда, полюбили также местную индейку. Обычно ее запекают на Рождество, но мы едим через каждые две недели. Рождество здесь празднуют с размахом и веселее, чем Новый год. Так что уже готовимся.

Екатерина Третьякова:

«Живу и работаю в Toyota»

  Япония, Тойота  

— Когда мы работали в Японии с ансамблем, то в свободное время ходили на вечеринки и дискотеки, и там я познакомилась со своим будущим мужем. Он буквально через месяц сделал мне предложение. Я долго думала — месяцев восемь мы общались по телефону «Япония — Россия». Мне нравилось бывать за границей, я объездила весь Китай, но жить хотела рядом с родными. В итоге все‑таки решилась на переезд в Японию.

Мой первый муж был не японцем, а бразильцем. Мы прожили вместе восемь лет, потом три года я была в разводе. Приходилось трудно, мама звала обратно. Но я не могла вернуться. Мне было тридцать лет, ровесники в этом возрасте уже чего‑то добились, родили детей. Ну как бы я чувствовала себя дома? Да и с русскими мужчинами не могла уже общаться — они избалованнее. Так что мой второй муж тоже бразилец, зовут его Джордж, у нас дочь Изабелла, ей шесть месяцев.

Менталитет японцев отличается от нашего и бразильского — они трудоголики до мозга костей. После долгого рабочего дня могут не пойти домой, а уснуть прямо на лавочке на территории завода. Для бразильцев в этом плане важнее семья.

В городе Тойота, где мы живем, очень много машиностроительных заводов. Почти все иностранцы работают там, но не по своей специальности. Я тоже до декрета трудилась на заводе «Тойота» — по 12 часов в сутки. Проверяла внутренние панели до установки их в автомобиль. Хотя по специальности я педагог-хореограф.

В Японии никто не стесняется своего труда. У нас на заводе практически не было уборщиц. В конце недели по жеребьевке мы сами убирали помещения. Начальник часто моет самые грязные места. И не стыдится этого.

«Я не могла вернуться. Мне было тридцать лет, ровесники в этом возрасте уже чего-то добились».

Сейчас я не работаю, занимаюсь дочерью. Материнство в Японии активно поддерживается. Для детей в государственных больницах и поликлиниках все бесплатно. Детского пособия хватает на одежду и игрушки крохе. В каждом супермаркете, парках есть комната для мамы с ребенком, где можно малыша переодеть, покормить. Зарплата у мужчин выше, чем у женщин, чтобы они могли обеспечить семью. Поэтому в их семьях царит патриархат, но при этом бюджетом распоряжается жена. При разводе государство хорошо обеспечивает бывшую супругу. Например, мне после развода выделили квартиру, чтобы было где жить.

В Японии я никогда не чувствовала себя белой вороной. У них нет в культуре такого, чтобы обижать. Они могут не любить, ты им будешь не нравиться, но они никогда тебе этого не скажут.

Климат в Японии лучше, чем в Приамурье, зимой не бывает холоднее пяти градусов. Мы часто гуляем в парках, здесь много красивых мест. По словам моей мамы, Япония — это один большой город, трудно понять, где один заканчивается и начинается другой. То есть два рядом стоящих дома могут относиться к разным городам. А еще здесь много рисовых полей.

В Японии достаточно высокий уровень жизни, но и дорогая медицинская страховка, продукты, большие налоги. Например, хлеб на наши деньги стоит 80 рублей. Но зарплаты позволяют все это оплачивать. На коммуналку, вещи и продукты у нас уходит примерно половина бюджета. Только я сюда приехала не из‑за материальных благ, а потому что полюбила.

Дома мы готовим разные блюда — русскую, японскую и бразильскую кухню. Муж по дому хорошо помогает. Общаемся на португальском. Еще я владею японским. Пришлось пройти курсы, чтобы найти хорошо оплачиваемую работу.

Юлия Царфати:

«В Израиле я учила язык по товару в магазине»

Израиль, Иерусалим

Семье родителей Юлии Царфати (Сипутиной) было не привыкать путешествовать — с папой-военным часто меняли место жительства. Но то была Россия. Последние пять лет до отъезда они прожили в Завитинске. Отец служил, а мама преподавала английский язык в школе. В городе Инну Абрамовну Сипутину до сих пор помнят. Однако Юлю занесло дальше всех — в другую страну. Будучи студенткой АмГУ, она посетила Израиль. И там девушке настолько понравилось, что, не дожидаясь окончания вуза, она уехала туда на ПМЖ. А со временем перевезла в теплые края и родителей. Говорит, надоело ходить зимой в шубах, хотелось солнца.

— Уехала в Иерусалим я по программе для студентов — начала изучать иудаизм в одной маленькой школе, где занимались студентки из Америки, Европы, стран бывшего Советского Союза и России. Мы там учились, подружились и в итоге почти все вернулись в Израиль.  По окончании этой школы (дело было в начале 2000 года) поняла, что мне в чужой стране нравится. В Благовещенске в тот момент наступила зима, начались эти теплые пальто, шапки и дубленки, мне стало холодно. Я собрала вещи, родители написали разрешение, и я уехала.   

В Иерусалиме сразу начала усиленно учить язык и устроилась в супермаркет. Утром — занятия, после обеда — работа. Раскладывала товар по полкам и запоминала названия. Было такое, что покупатели меня спрашивают, что это, а я не знала. За год выучила иврит и начала подниматься по карьерной лестнице. В супермаркете стала кассиром, затем главным бухгалтером.

Однажды в зале нашего магазина я встретила своего будущего мужа Моше. Он искал там петрушку на салат. Подошел ко мне, спросил, я показала. Вечером он приехал проводить меня домой. Стал приезжать каждый день, так все и получилось.

После восьми месяцев работы в супермаркете я решила учиться на педагога, как мама. Правда, спустя два года поняла, что пока не готова быть учителем (надо все-таки родиться здесь). Хотя, может быть, лет в 55 пойду работать с детьми — это нелегко, но полезно и здорово.

В это же время у нас с мужем родился старший сын Шай. Сейчас ему 16 лет, а в Израиле я уже 18 лет. С ребенком на руках выучилась на курсах бухгалтеров и пошла работать по специальности. Потом были работа в банке, рождение дочери Лии (ей 14 лет), сына Томера (10 лет). Из-за неудобных послеобеденных смен (а мне нужно было встречать из школы детей, делать уроки, готовить ужин) я ушла в страховые агенты. И тружусь в агентстве уже девять лет, мне это нравится.

Четвертому моему ребенку, дочери Юваль, всего пять лет. Это наша кукла, конфеточка, мы ее все очень любим. В этом году она пошла в балетную студию. Старшая тоже танцует — черлидинг. Сыновья занимаются дзюдо. У старшего в школе невозможно получить аттестат, если ты не занимаешься волонтерством. Поэтому он преподает шестиклассникам робототехнику. Сейчас у него проект — построить робота, перевозящего продукты и воду для животных в зоопарке.

В школах учатся 12 лет, потом мальчики и девочки идут в армию на два-три года (девочкам службу можно заменить волонтерством). Поэтому мои дети ждут и гадают, в какие войска попадут, как пройдут тесты.

Сюда я перевезла папу и маму, чтобы их подлечить. Папа перенес обширный инсульт, часть тела парализовано. Через год, уже здесь, случился повторный инсульт. Вытащить его мы вытащили, но он был уже тяжело болен, требовался специальный уход. Печально, но папа умер на 60-летие мамы. Теперь мама не празднует свой день рождения. Она также живет в Иерусалиме, в спальном районе. Ей нравится ездить на Мертвое и на Средиземное моря. Ее сестра тоже сюда переехала, обе на пенсии.

Мама ходит в клуб для русских репатриантов. Там изучают иврит, историю, ездят на экскурсии. Она свободно может общаться по телефону, в больнице, в магазине, на улице. Мама помогает мне с детьми, учит их русскому и английскому. Все дети умеют писать и читать на русском, но много слов не понимают. Говорят со смешным акцентом.

В этом году мы семьей планируем поехать в Россию. Хочу, чтобы муж увидел Сочи, а дети хотят посмотреть белые ночи в Питере. Там живет моя сестра, которая каждый год приезжает к нам в гости. В Приамурье, в благовещенске, осталась только двоюродная сестра.

Мы с мужем очень любим Мертвое море. Начинается сезон, и, например в пятницу, отвозим детей в школу и выезжаем, сидим «ноги в гору», нам нравится — в Иерусалиме нет моря, там горы. У нас есть любимые пляжи.

Еще мы очень любим ресторанную еду. Израильские рестораны — классные. Свекровь научила меня готовить местную пищу. Но я еще не такая молодец, как она. Хотя ей 80, думаю, до этого возраста многому можно научиться.

Муж работает в Тель-Авиве, каждые день ездит между двумя городами. Мы живем в центре Иерусалима. Квартирка маленькая, но есть дворик, как парк, где мы с мужем сажаем цветочки. Любим это дело, недавно ездили в Голландию за луковицами тюльпанов. В прошлом году они не прижились, но будем надеяться.

У меня очень много русских друзей. Израиль — небольшая и молодая страна, ей всего 70 лет, там живут люди со всего мира. Есть знакомые, кто не прижился и уехал в Канаду. Конечно, я очень скучаю по России, по телевидению, по разговорам, песням. Все-таки все, что вложилось до 21 года, оно осталось. Я больше россиянка, чем местная. Стараюсь смотреть русские телеканалы, фильмы, спектакли — душа требует. А дети мои растут израильтянами.



Советы бывалых мигрантов

 Если вы решились переезжать, то запаситесь терпением — внедрение в новую культуру процесс не из легких. 

 Тем, кто хочет переехать в другую страну, стоит подумать, могут ли они что-то сделать для той страны. Если могут, то страна ответит взаимностью.  

 Взвесить все за и против, быть готовым к тому, что жизнь очень круто изменится. Придется начинать с нуля, никто тут не раздает розовых слонов. 

 Изучайте язык, читайте про другую культуру и менталитет жителей.  

 У вас будет шанс полюбить новую страну, если вы будете открыты ко всем переменам, что вас ждут. 

 В каждой стране можно жить.

Спрашивать и слушать людей, не бояться озвучивать свои проблемы. В большинстве своем люди добрые и любят помогать.



 

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
1
30 ноября в 12:02

Амурская правда,является пропагандистом 5-ой колонны.В России всё плохо.Вот они СМОГЛИ,и вы стремитесь к лучшему.

Комментариев пока не было

Материалы по теме

Бывшая амурчанка Ирина Корнеева: «Во Франции я мечтала стать второй Жанной Агалаковой»Бывшая амурчанка Ирина Корнеева: «Во Франции я мечтала стать второй Жанной Агалаковой»
Экс-благовещенка с подругой и мужем-американцем запускает программу по обучению иностранному языкуЭкс-благовещенка с подругой и мужем-американцем запускает программу по обучению иностранному языку
Амурская любовь Алисона Маркеса: бразильский боец ради любимой готов переехать в Россию
Популярный блогер из Белоруссии рассказала о детстве в Тынде при минус 50 и путешествиях по миру
У нас просто любовь: благовещенская жена курсанта из Конго прокомментировала ажиотаж вокруг свадьбы
Агроном из амурской деревни стала счастливой мамой негритенка
Виталий Репин: от благовещенского музыканта до американского летчика
Амурчанин стал шеф-механиком команды Mercedes на самом популярном гоночном чемпионате Европы
Экс-журналист Константин Че — о жизни амурчан в южном Китае
Богатые китайские пары заказывают фотосессии в Благовещенске

Личный архив семьиЛичный архив семьиФото: PromdevelopФото: Promdevelop
Государственную жилищную инспекцию Приамурья возглавит Сергей МолинОбщество
Амурские пресс-секретари прошли обучение в медиашколе ТАСС во время «Дней Дальнего Востока»Общество
Губернатор Приамурья поздравил особенных детей с наступающим Новым годомОбщество
«Альпийскую» ель и лавочку с подогревом установили на площади БелогорскаОбщество
Получившим увечья на рабочем месте амурчанам вручили ключи от автомобилейОбщество
От барберов – стрижки, от хоккеиста – 2 шайбы: десант волонтеров поздравил детдомовцев с Новым годомОбщество

Читать все новости

http://fartov.org/
https://www.gosuslugi.ru/

Люди

Ледовый художник дед Валерий приглашает амурчан на «елку» на Хомутине Ледовый художник дед Валерий приглашает амурчан на «елку» на Хомутине
«Всех подниму!»: папа-одиночка воспитывает шестерых детей после смерти жены
«Амурская правда» помогла амурчанину найти бабушку спустя 18 лет
Житель Шимановска построил в огороде снежный городок (фото)
Хабаровские ливни и якутские морозы научили амурчанку бегать каждый день
Система Orphus