Шоу с мордобоем и скидками: амурчане закрыли эпоху «черных пятниц» и советских очередей

«Ракурс» Андрея Анохина

Советского Союза нет с нами уже четверть века, но его незримое присутствие в нашей жизни ощущалось буквально до последней недели. И вот — закрыта последняя веха, разорвана последняя связующая нить с прошлым, в котором хватало номерных очередей, ночных перекличек и давки за дефицитом. Очередная «черная пятница», на мой взгляд, оказалась самой провальной за всю историю рейтинговых распродаж. Вопреки массированному «разогреву» народ на очередную порцию «диких» скидок отреагировал вяло.

В распродажную «черную пятницу» социальные сети бурно отмечали День матери. Выходные тоже прошли под знаком одного из самых нежных праздников в году. Я так и не встретил ни одного упоминания об удачных покупках, никто не делился новостями из серии, кто что урвал. Близкое и родное наконец-то стало важнее материального.

Циничная ставка на неизбалованных

О том, что грядет «черная пятница», мне назойливо напоминали всю прошедшую неделю. Один из центральных городских перекрестков (а может, и не один) превратился в пункт раздачи рекламных листовок. Яркое красочное оформление, громкие заманчивые тезисы, глянцевая бумага. Раздатчиков подобной рекламы мне всегда жалко, особенно зимой. Поэтому сначала я молча принимал у них листовки и спустя пару десятков метров благополучно спускал их в урну. Потом сменил привычный маршрут. Лишь бы не встречаться, лишь бы не видеть и не слышать. Надоело!

А ведь как все начиналось! Помню, несколько лет назад интернет тиражировал зрелищный ролик, в котором толпа благовещенцев штурмовала бутик популярного спортивного бренда. Люди рвали из рук друг у друга кроссовки и кепки, причем очередь занимали еще за несколько часов до назначенного времени.

«Черная пятница» — обыкновенный пережиток советского прошлого.

В разные годы из «черной пятницы» пытались сделать ринг с мордобоем и скидками, потом яркое шоу, а как-то раз даже всенародный праздник на ярмарочные мотивы. Благодаря скандалам и остроте ощущений «черная пятница» годами оставалась эффективным рекламным ходом и будоражила массовые упоминания на девичниках: «Я там такую юбку отхватила…»

Это действительно было шоу, хоть и не всегда порядочное. Мне оно больше напоминало спекуляцию на простом, нормальном человеческом желании сэкономить. Причем ставка всегда делалась на людей небогатых и неизбалованных. Богатым и избалованным не с руки толкаться за парой подешевевших туфель. Тут как раз все наоборот — чем дороже, тем круче. Смотреть, как люди делят вещь, без которой, в общем-то, можно обойтись, было больно. Такое шоу — не мое! 

Желание людей толкаться с ближним в тесном помещении мог объяснить только необъяснимой (прошу прощения за тавтологию) тоской по чему-то утраченному и далекому. Это тоска по советским очередям и той эпохе, в которой просто не было другой возможности купить что-то стоящее. Особенно, если речь шла о подписке на ценные книжные серии или распашонки для новорожденных детей.

Детское желание

Для меня «черная пятница» осталась в том времени, когда нужно было стоять в очередях вместе с родителями. Потому что сгущенку давали только по пять банок в одни руки. Это не было шоу, это было простое детское желание поесть сладкого. Каждый раз любое упоминание о «черной пятнице» у меня вызывало воспоминания о полной тарелке сгущенного молока. Папа наливал ее после удачного посещения гастронома и вручал нам с братом большие столовые ложки. Скажу сразу — ничего нигде не слипалось, ведь подобные праздники выдавались не часто.

Судя по последним событиям, «черные пятницы» наконец там, где им положено быть — в истории. Трудно понять, почему их преподносили как нечто революционное, современное и веселое. «Черная пятница» — обыкновенный пережиток, без которого мы, к счастью, научились жить. Слава конкуренции и широкому ассортименту!

Хлеб и водка не дешевеют при любой власти, даже в «черную пятницу». Но с этим можно научиться жить.  

«У меня сейчас круглый год "черная пятница". Если на витрине хотя бы пару раз не упоминается слово «скидка», то покупатель быстро забывает сюда дорогу», — поделился знакомый предприниматель — продавец бытовой техники. Товарищ из разряда тех, кто стоял у истоков челночной торговли. Со временем переквалифицировался с ширпотреба на серьезные технологии. Еще помнит времена, когда фотокамеры «Полароид» разбирались без оглядки на стоимость. Фритюрницы и тостеры раскупались только потому, что такие же у соседей. Увы, диктовать цены потребителю уже не получается.

Как-то раз провел личный эксперимент. От рабочего места до дома в моем случае четыре с половиной километра и целый набор торговых точек. Вечером заходил во все подряд магазины и так на протяжении нескольких дней. Покупал продукты и наблюдал, как меняются желтые (красные и зеленые) ценники. Сегодня дешевеет одно, завтра другое. Могу с уверенностью сказать: в течение недели можно купить с хорошей скидкой абсолютно любой товар, кроме хлеба и водки. Просто по пути домой. А хлеб и водка не дешевеют при любой власти, даже в «черную пятницу».  Но с этим можно научиться жить.  

С одеждой сложнее — здесь скидки, как правило, сезонные, что, впрочем, тоже не повод для столпотворения и давки.