Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №25 (28916) от 2 июля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
14 июля 2020,
вторник

«У меня отбирают квартиру»: пенсионерка из Благовещенска стала жертвой семейных интриг и равнодушия

Общество

Если решите продать дом в селе и купить квартиру в Благовещенске, вложив в нее все свои сбережения, нельзя быть уверенным, что вас из вашей же собственной квартиры не выселят. Причем, как вы покупали квартиру законно, так и потеряете ее на вполне законных основаниях. 63‑летняя Тамара Бедина уже четвертый год живет в постоянном напряжении и неопределенности, тщетно пытаясь вернуть свои 26 «квадратов». Пенсионерка стала жертвой чужих родственных интриг и нечистоплотности. «Исправить ситуацию могли в прокуратуре, куда я обращалась за помощью, но там не стали глубоко вникать в ситуацию, — считает амурчанка. — Мне сказали: «Были бы вы участником или ветераном войны, тогда бы мы вам помогли. Сейчас, кроме вас самой, вам никто не поможет». Получается, если я просто пенсионерка, а не ветеран, меня можно выгнать на улицу?!»

«У меня отбирают квартиру»: пенсионерка из Благовещенска стала жертвой семейных интриг и равнодушия / Если решите продать дом в селе и купить квартиру в Благовещенске, вложив в нее все свои сбережения, нельзя быть уверенным, что вас из вашей же собственной квартиры не выселят. Причем, как вы покупали квартиру законно, так и потеряете ее на вполне законных основаниях. 63‑летняя Тамара Бедина уже четвертый год живет в постоянном напряжении и неопределенности, тщетно пытаясь вернуть свои 26 «квадратов». Пенсионерка стала жертвой чужих родственных интриг и нечистоплотности. «Исправить ситуацию могли в прокуратуре, куда я обращалась за помощью, но там не стали глубоко вникать в ситуацию, — считает амурчанка. — Мне сказали: «Были бы вы участником или ветераном войны, тогда бы мы вам помогли. Сейчас, кроме вас самой, вам никто не поможет». Получается, если я просто пенсионерка, а не ветеран, меня можно выгнать на улицу?!»

Росреестр гарантировал чистоту сделки

Всю жизнь Тамара Бедина прожила в Екатеринославке. Когда вышла на пенсию, решила перебраться в областной центр ближе к детям и внукам. Продала свою квартиру в райцентре и по объявлению купила в Благовещенске студию в новостройке на улице Василенко, 20/2. Было это в августе 2014 года. Перед этим в Росреестре с сыном проверили юридическую чистоту сделки: обременений нет, в квартире никто не прописан. Оснований усомниться в правомерности покупки жилья не было.

И вот свидетельство права собственности уже на руках, приступили к ремонту — студия была черновая. На отделку жилья Тамара Петровна потратила последние 300 тысяч из своих сбережений. Уютному гнездышку еще не успела нарадоваться, как однажды в ее дверь постучалась беда.

— Пришел социальный работник и спрашивает: «А где Попова Зоя Алексеевна? Она тут должна проживать». Я удивилась, потому что даже не знала, кто это такая. Квартиру я купила у Ольги Олеговны Калюжиной. Показала: «Вот свидетельство собственности, которое она мне отдала, вот ее расписки о получении денег. Все как положено». Потом пришел следователь и попросил показать документы на квартиру, — вспоминает Тамара Петровна начало истории, которая привела ее в итоге к потере жилья. — А в июле меня вызвали в суд, где я узнала, что, оказывается, квартиру, в которой живу, еще в 2013 году предоставили бабушке, как вдове ветерана Великой Отечественной войны. Бабушка очень старенькая, здоровье слабое. Всеми ее делами по нотариальной доверенности управлял ее родной брат Олег Алексеевич Калюжин. Он за сестру и пенсию получал, и от ее имени с ОАО «Амурстрой» заключал договор участия в долевом строительстве квартиры, которую потом за 50 тысяч рублей переуступил своей дочери Ольге Калюжиной. Она на основании всех документов оформила право собственности на квартиру, проданную мне. Уж не знаю, какие суммы и кому из своих родственников она передавала, но я ей лично под расписку отдала 1 миллион 480 тысяч рублей.

26 квадратных метров горя

Во время разбирательства суд посчитал, что вдова ветерана согласия на уступку права требования брату в пользу его дочери не давала, то есть Олег Калюжин своим правом по доверенности злоупотребил. А деньги в размере 1 миллиона 480 тысяч рублей за проданную квартиру Зое Алексеевне Поповой никто не передавал. Полностью согласившись с доводами прокурора Благовещенска, обратившегося с иском в интересах ветеранской вдовы, городской суд вынес решение: признать договор купли-продажи недействительным, истребовать квартиру из владения Тамары Бединой в пользу Зои Поповой.

5

тысяч рублей — такой штраф выставили 25 ноября в службе судебных приставов за неисполнение решения суда об освобождении квартиры в течение пяти дней. К Калюжиным, которые три года не возвращают деньги, ФССП никаких мер не принимает, говорит Тамара Бедина.

Саму пенсионерку Тамару Бедину никто ни в чем не обвинял, суд посчитал ее добросовестным покупателем, но ей от этого нисколько не легче. Казалось бы, Фемида поставила точку: забирайте квартиру, отдавайте деньги, купим другую и забудем все как страшный сон.

— В том‑то и дело, что меня из квартиры выгоняют, но мои 1 миллион 480 тысяч рублей, которые я за квартиру передала Калюжиным, возвращать никто не собирается. За три года не поступило ни копейки! На что я куплю себе квартиру? — утирает слезы женщина, которая уже не первый год обивает пороги прокуратуры, следственного комитета, полиции, службы судебных приставов с мольбой: «Помогите».

30 октября этого года к Тамаре Бединой пришли судебные приставы и вручили исполнительный лист с требованием освободить квартиру для вдовы ветерана войны в течение пяти дней. Это несмотря на то, что на улице сейчас зима, старушке Поповой есть где жить, а вот тоже далеко не молодой Тамаре Петровне, по сути, идти некуда. Сын с женой и детьми тоже ютятся в крохотной квартире, где самим не хватает места для нормальной жизни, поэтому внучка жила вместе с бабушкой на ее 26 «квадратах». Пенсионерку пришли выселять, совершенно не считаясь с тем, что деньги — ее кровные почти полтора миллиона, на которые она должна купить себе другое жилье, никто ей не возвращает.

Мошенничества нет

Попавшая в беду женщина задается вопросом: если суд признал, что Олег Калюжин злоупотребил своим правом по выданной ему доверенности, если вырученные за продажу квартиры деньги престарелой бабушке никто не отдавал, выходит, было финансовое мошенничество? Интересно узнать, что думает обо всем этом сама Зоя Алексеевна Попова, которая уже несколько лет живет в Благовещенском доме-интернате для престарелых и инвалидов. Редакция пыталась связаться с руководителем социального учреждения Федором Пыткиным, чтобы встретиться с ним, задать вопросы и увидеться с самой ветеранской вдовой. Однако согласия на встречу пока не получили.

— Я видела Зою Алексеевну всего два раза. Раньше на заседания суда бабушка никогда не приходила. В 2015 году я сама пошла в интернат и с большим трудом смогла к ней попасть. Тогда она говорила, что эта квартира ей не нужна, потому что самостоятельно она жить все равно не сможет. Так и сказала мне: «Я не против того, что вы там живете. Но я обижена на брата, хочу его наказать, и мне нужны деньги». А на днях было заседание суда, где я просила отсрочить мое выселение из квартиры. Зоя Алексеевна впервые пришла в суд, точнее, социальные работники ее за руки привели. Она вела себя странно и говорила совершенно обратное: настойчиво просила суд заселить ее в квартиру, и как можно быстрее. Спрашивается, почему же она не делала это раньше, когда квартира стояла пустая целых полтора года, пока родственники ее не продали? И как она сможет там одна жить при нынешнем состоянии ее здоровья? — поражается Тамара Бедина.

1780

тысяч рублей вложила Тамара Бедина в покупку и ремонт квартиры-студии, которую у нее забирают по решению суда. Где будет жить сама 63-летняя женщина, никого не волнует —  ни суд, ни полицию, ни следственный комитет, ни прокуратуру 

Еще в 2015 году Тамара Петровна написала заявление начальнику МО МВД «Благовещенский» с просьбой осуществить проверку по факту совершения мошеннических действий всеми членами семьи Калюжиных — Олегом Алексеевичем, его дочерью и братом Юрием Алексеевичем, которому, возможно, передавали часть денег от продажи квартиры. Этот факт в суде подтвердил свидетель, но сам Юрий Алексеевич отказывается это признавать. Куда подевались деньги, отданные за квартиру, суд так и не установил. И в полиции факта мошенничества не признали.

— Городская прокуратура отменила постановление об отказе возбуждения уголовного дела, усмотрев в действиях Олега Калюжина признаки преступления по статье 159 УК РФ. А потом все затихло. В итоге никого к ответственности за исчезновение денег не привлекли, — удивляется амурчанка. — На мою жалобу, которую я недавно направила в прокуратуру, пришел ответ, что она необоснованна, потому что уголовное дело возбуждено. Да, дело было возбуждено, но оно и было приостановлено еще полтора года назад. Почему — по этому поводу мне ничего конкретного до сих пор не сказали ни в полиции, ни в прокуратуре.

Квартиры и денег тоже нет

Вдове ветерана Великой Отечественной войны, которая в свои 93 года уже не может обходиться без посторонней помощи, а тем более жить самостоятельно, квартиру по суду вернули. Ее интересы государство в лице прокурорского ока отстояло. А что будет теперь с другой женщиной, которая также честно трудилась всю свою жизнь, родила и вырастила детей, а теперь в свои 63 года остается в положении полной безысходности? Как вернуть ей свои деньги, чтобы купить другое жилье?

Дело в том, что пенсионеры Калюжины заключили с дочерью соглашение, по которому она обязуется выплачивать родителям алименты на их содержание по 12 тысяч рублей каждому — общий ежемесячный платеж составляет 24 тысячи рублей. Поэтому служба судебных приставов вернула Тамаре Бединой исполнительный лист о взыскании с Ольги Калюжиной денег в ее пользу — алименты считаются первоочередной выплатой. И все законно!

На днях горсуд, войдя в положение несчастной пенсионерки, отсрочил ее выселение из квартиры — но только на 9 месяцев. К слову, представители прокуратуры были против такого гуманного решения суда.

— Девять месяцев я пока еще могу жить в этой квартире. А что дальше? — в глазах Тамары Петровны полное отчаяние. — Бабушка живет в доме престарелых, а мне где теперь жить? Я тоже бабушка, мне 63 года. Идти на улицу?! Или сразу в петлю?

Вопрос повис в тишине редакции «Амурской правды», куда женщина пришла с тонкой ниточкой надежды, не получив до этого защиты и ответов на свои вопросы — ни в социальной службе, ни в надзорных органах, ни в силовых структурах.

АП пытается найти ответы

Если не доверять таким официальным государственным структурам, как Росреестр, при покупке жилья, то кому доверять? И непонятно, где все‑таки те самые вдовьи полтора миллиона? Почему Зоя Попова почти два года не вселялась в свою квартиру и социальные службы молчали, а когда квартиру продали, теперь спешно пытаются бабушку туда заселить — даже ценой несчастья других людей? Список «кто, почему и зачем» можно продолжить.



 

Пытаясь помочь пенсионерке Тамаре Бединой решить ее жилищную проблему, АП направила запросы в разные инстанции. Но первым делом распутывать клубок мы начали с Олега Алексеевича Калюжина — того самого брата-доверителя. И не скроем: были готовы ко всему — что он начнет возмущаться, отпираться или откажется от разговора, но только не к тому, что ожидало нас при этой встрече.

О чем журналисту рассказал Олег Калюжин, читайте в продолжении истории в ближайших номерах «Амурской правды».

Возрастная категория материалов: 18+

https://fartov.com/

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

1
11.12.2018, 14:42

В России уже давно есть закон который гарантирует добросовестному покупателю,если он потерял жильё вследствии халатности госорганов(которым в данном случае является Росреестр) компенсацию потерянных денег в размере миллиона. Миллиона конечно мало но это хоть что то. Остальную сумму можно взыскать с нерадивого работникадавшего добро на регистрацию сделки. А то сейчас после этой статьи появится шанс у недобросовестных продавцов проворачивать такие сделки. А государство как всегда ни причём. Редакция подскажите пострадавшей вариант с компенсацией от государства.

— читатель 59 (гость)
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Гороскоп на 14 июля: Водолеи попробуют себя в новом деле, а Рыбы заработают уважение коллегСоветы
Началось голосование за лучшие работы онлайн-фестиваля «Красиво.ДВ»Общество
Около детской больницы в Благовещенске распустилась водяная лилияОбщество
Бизнесмены четырех амурских моногородов могут получить кредиты под 0 процентовЭкономика
На месте бывшего Шадринского собора в Благовещенске начался поиск захороненийОбщество
Почти две тысячи анализов на COVID-2019 сделали в Амурской области вчера: сводка за суткиКоронавирус

Читать все новости

Общество

«Берут все»: из-за жары в благовещенских магазинах раскупили бассейны «Берут все»: из-за жары в благовещенских магазинах раскупили бассейны
Началось голосование за лучшие работы онлайн-фестиваля «Красиво.ДВ»
Около детской больницы в Благовещенске распустилась водяная лилия
Амурские синоптики предупреждают об опасной жаре
«Удача сегодня вам не помешает» — Василий Орлов поддержал выпускников на ЕГЭ
Система Orphus