«Нас спасла любовь»: амурская семья преодолела алкоголизм и стала многодетной

Алене — 39, Анатолию — 42, и их настоящая жизнь только началась. Началась после того, как бросили пить. Пример супругов Шиян из села Пояркова называют едва ли не уникальным случаем. Любовь к детям и друг другу оказалась сильнее страсти к алкоголю. Социальный недуг победили вместе, а отпраздновали триумф рождением сыновей. Сейчас у родителей четверо детей, самому младшему 10 месяцев. «Амурской правде» они рассказали, какое это счастье — быть обычной семьей.

Трезвый взгляд

Неблагополучные семьи выявляют одинаково: их дети пропускают уроки, приходят в школу неопрятными, голодными, становятся изгоями в классе. Так случилось и с семьей Шиян. В доме с двумя детьми пили беспробудно.

— Он безработный, она — безработная. Доход — ноль. Хлеб, картошка, «Доширак». Своего жилья не было — ютились у бабушки. В доме нищета: ни мебели, ни одежды, ни обуви. Родители спали на полу, дети — на одном диване, — рассказывают в Поярковском комплексном центре социального обслуживания населения (КЦСОН). «Пили каждый день, не просыхали. Один-два дня остановки — и снова за бутылку», — кивает Анатолий Шиян.

Сейчас супруги не пьют совсем. «На праздники сок покупаем. На Новый год — детское шампанское», — улыбается Алена.

— Когда мы оказывали им адресную социальную помощь и оплатили мальчишке питание в школе, он отказался идти в столовую. Просто не поверил, что ему могут купить обед, — вспоминает директор Поярковского КЦСОН Ольга Меньшун.

Переломным годом для семьи стал 2014-й. Тогда старшей дочери Свете было 14 лет, сыну Сереже — 10. Соцработники, в очередной раз объезжая нерадивых родителей, предложили матери закодироваться. На автомате, уже не надеясь на успех. А она согласилась! С условием, что избавляться от затягивающей на дно привычки будет вместе с мужем. Анатолия с трудом, но уговорили.

— Я не хотел писать заявление на кодировку. Нам сказали: «Все сделаем, увезем вас сами в наркологию, только согласитесь!» Одно было условие — 10 дней перед поездкой не пить. Один раз за нами прибыли — мы пьяные, второй раз — мы снова пьяные. В очередной раз предупредили, что поедем. Я в половину третьего ночи встал  и давай бухать. Через час приехала машина, меня прямо с рюмкой забрали, — как сейчас помнит Анатолий Шиян свою последнюю стопку.

С тех пор супруги не пьют совсем. «На праздники сок покупаем. На Новый год — детское шампанское», — улыбается Алена.

— Хорошо, когда не пьешь! Вот сейчас думаешь, сколько денег на алкоголь уходило! Уже бы, наверное, машина была б, да все свое было бы, — вздыхает женщина, трезвым взглядом оценивающая прошлое.

«Я после Сережки 16 лет забеременеть не могла. Врач в поликлинике так и сказала: «Вот видишь, бросили пить — и подарила вам судьба малыша!»

Пример Алены и Анатолия в Поярковском соццентре называют редчайшим случаем победы над семейным алкоголизмом. Сотни пар и многодетных матерей-одиночек срываются, не в силах преодолеть окружение, тяжелые жизненные обстоятельства или привычку. Ко всему прочему Алена и Анатолий — из пьющих семей, где пагубная склонность передавалась из поколения в поколение. Семья состояла на учете в органах системы профилактики много лет и наконец избавилась от тяжелого клейма «неблагополучная». Муж и жена не пьют пятый год. А их кураторы уверены, что супругов спасли самые светлые чувства.

— Им были дороги дети. Терапия длилась 21 день. На время лечения в наркологии их дочку и сына забрали в благовещенский приют «Мечта». Родители поддерживали связь с детьми, — рассказывает директор Поярковского КЦСОН Ольга Меньшун.

Киндер-сюрприз

«Пить бросил, друзей-подруг всех отшил», — рассказывает о былом Анатолий. Когда с водкой было покончено, жизнь наладилась. Мужик нашел работу кочегаром. А Алена вскоре поняла: ждет ребенка.

— Я после Сережки 16 лет забеременеть не могла. Врач в поликлинике так и сказала: «Вот видишь, бросили пить — и подарила вам судьба малыша», — улыбается женщина.

Так в 37 лет Алена стала многодетной мамой. А спустя год семью ждал еще один киндер-сюрприз. «Пошла в больницу, а мне говорят: уже 4 месяца беременности!» — смеется она. В семье теперь два младших брата — двухлетний Женька и десятимесячный Стасик. На материнский капитал супруги выкупили у тетки старый дом и построили собственное жилье.

— Своими руками все делал. Родственники только помогли балки потолочные кинуть и крышу сделать. Кочегарку свою делаю. Зарабатываем, деньги понемногу откладываем, чтобы дальше строиться, — планирует семьянин.

50

тысяч рублей на корову выделили в качестве поддержки многодетной семье. В доме теперь свое молоко.

Многодетный папа завел небольшое подсобное хозяйство. «Огород свой, 50 соток в поле. Чушки — их держу у брата, пока строимся. Бык и корова Марта. В конце января — в феврале должна отелиться. Я сам дою, сам роды принимаю. У меня мечта — еще маленько развести скотину, рогатиков. Кручусь-верчусь, где чего-то закалымлю. Вот так и живем!» — рассказывает Анатолий Шиян, оказавшийся хозяйственным мужиком. Их обыденное счастье складывается из мелочей.

— Куртка новая. Жена купила, я брать не хотел, — отмахивается глава семьи.

Родительская гордость — старшая дочь. «Светка в Белогорске выучилась на пекаря, корочку получила. Отличница! За это я рад», — хвастает отец.

— Спасибо соцзащите. Если бы не они, давно бы на том свете были, сгорели бы от этой пьянки! — искренне благодарит Алена.

Их благополучие сердобольно опекает общественность. «У меня одноклассница работает в магазине. Иной раз беру пиво знакомой. Она спрашивает: «Ты кому? Только попробуй! Убью тебя лично!» — смеется многодетная мама.

— Даже брат Анатолия к нам приходил. Говорит: «Хочу жить как Толик!» — радуются в Поярковском центре соцобслуживания населения.

Брата Анатолий закодировал. «Пока не пьет, — переживает за родню мужик. — Двух быков ему взяли, 8 чушек. И дом они тоже купили».

Алена и Анатолий вместе уже 20 лет, все невзгоды пережили рука об руку. «С первого взгляда любовь была. Дрался с ее друзьями: кто победит, того она и будет. Я победил! И столько лет уже живем!»

Матерей губит алкоголь

Ольга Меньшун, директор Поярковского комплексного центра соцобслуживания населения:

— Большинство неблагополучных семей живут в деревнях. В большинстве случаев вернуть пьющие семьи к нормальной жизни не получается. Родители пройдут лечение, какой-то период держатся — год, два, три. Потом наступает переломный момент. Кто-то идет на дно, кто-то пытается бороться. Положительных примеров мало, но они есть. Был случай в селе Красная Орловка. У матери-одиночки пятеро детей. Ей в первый раз помогли. Она почувствовала, что вот-вот сорвется — пешком пришла к нам в дождь: «Помогите, пожалуйста!» Мы позвонили в наркодиспансер, она прошла лечение, сейчас живет с семьей. В другом населенном пункте горе-мама выкинула на лавку трехмесячного ребенка, звонит: «Забирайте!» Заставили закодироваться всех — ее, сожителя, бабушку. В итоге мать забрала ребенка с соцкойки и воспитывает.