Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №25 (28916) от 2 июля 2020 года
Издается с 24 февраля 1918 года
13 июля 2020,
понедельник

Чужая жизнь: две амурских семьи доказывают в суде, что их детей подменили в роддоме

Люди

Они производят впечатление дружной и счастливой родни. Однако стать семьей соседей заставил кажущийся невероятным случай. Две совершенно чужие женщины Ольга Федосеева и Татьяна Титаренко с мужьями всю жизнь воспитывали детей друг друга из-за чьей-то нелепой ошибки. Сегодня амурчанки и их взрослые сыновья доказывают в суде, что 40 лет назад малышей подменили в роддоме села Тамбовка.

Пока большая часть страны находится на вынужденных каникулах — самое время перечитать интересные и полезные статьи. Мы выбрали для вас в архиве «Амурской правды» самые популярные публикации на самые разные темы.

Андрею Федосееву и Роману Титаренко сейчас по 40 лет. Они считают друг друга братьями и двух женщин называют мамами.

Родня поневоле

27 июля 1979 года Ольга Федосеева и Татьяна Титаренко с разницей в один час родили сыновей. Малыши появились на свет в одном роддоме Тамбовки. После выписки женщины разъехались, не познакомившись друг с другом. Обе счастливые, с детьми на руках. Никто и не думал о неладном.

— Я окончила институт, и мы с семьей уехали в Курганскую область, — рассказывает Ольга Васильевна.

Спустя четыре года врач Ольга Федосеева получила место в Амурской области. «Я должна была приехать не в Раздольное. Прошло два дня, я получаю новую телеграмму, что там принять не могут», — продолжает семейную летопись Ольга Васильевна.

Женщины сопоставили факты и в их души закрались страшные сомнения. Они поняли: первые три дня в роддоме Ольге Федосеевой приносили чужого малыша, сына Татьяны.

— Что самое интересное, когда мой муж окончил физкультурный техникум в Благовещенске, его тоже сразу отправляли в Раздольное. Но потом все переиграли, — рассказывает о мистических совпадениях Татьяна Титаренко.

Так или иначе, обе семьи оказались в Новоалександровке, в одном доме, но в разных подъездах.

— Кто-то сверху нас вел именно в это село. И поселили нас рядом. Не мы выбирали эти квартиры! — считают судьбой эту встречу семьи.

Первыми сходство мальчишек с чужими отцами заметили селяне. Ребята-одногодки Ромка Титаренко и Андрей Федосеев ходили в одну группу детского сада. Там тоже поползли слухи. Люди судачили, а папы и мамы, глядя на кровных детей, играющих в одной песочнице, и подумать не могли, что вот они —  их настоящие сыновья. «Мы приехали зимой, а весной стали выходить на улицу. Муж Татьяны местный, его все знали. Деревенские, когда увидели нашего сына, сразу сказали: «О, Вовка Титаренко бегает маленький! Интересно, а чего это он живет у Федосеевых?» — делится  Ольга Васильевна.  

Мамы сверстников, как и водится, познакомились во дворе. Ольга и Татьяна не вспомнили, что видели друг друга в роддоме.

— Сидели в беседке. Татьяна говорит: «Надо Ромке на день рождения что-нибудь в садик нести». Я спрашиваю: «А когда у твоего день рождения?» Она отвечает: «27-го». Я говорю: «И у моего тоже. А ты где рожала?» – почти дословно сохранился в памяти Ольги Федосеевой фатальный разговор.

Мамам одновременно пришла в голову история, случившаяся в роддоме. «Мне три дня носили одного ребенка, потом с другим пришли. А я от него отказываюсь. Акушерка сказала: «Сейчас найдем». Пошли мы по палатам и отыскали моего мальчика», — начала Ольга Федосеева.

Женщины сопоставили факты и в их души закрались страшные сомнения. Они поняли: первые три дня в роддоме Ольге Федосеевой приносили чужого малыша, сына Татьяны. Матери уверены, что изначально путаницу допустил кто-то из медперсонала. Разрешить нелепость сразу не удалось потому, что Татьяне Титаренко не давали видеть своего грудничка — он был на карантине с желтухой. В тот день, когда женщине принесли кровного мальчика впервые, его забрала Ольга. Татьяне же отдали ребенка, оставшегося «лишним». Для семей и сейчас остается загадкой, почему в больнице так легко обменяли малышей. Словно игрушки.

Жизнь с клеймом

Летом, когда состоялся этот разговор, мальчишкам исполнилось по 5 лет. «Самое первое, что пришло мне в голову: слава Богу, что сын попал не к алкашам и не к наркоманам», — вздыхает Ольга Федосеева. Женщины сразу решили, что меняться детьми не станут. Но поклялись друг другу: если что-то произойдет с кем-то из родителей, другая семья заберет кровного сына к себе. Случайная ошибка, совершенная неизвестной рукой, перевернула жизнь каждого из них. Татьяна Титаренко и сейчас не может забыть, как ее винили сестры супруга.

— В глаза говорили, что сын ни на кого из нас не похож, что я нагуляла ребенка, — вздыхает Татьяна.

Когда я на общих посиделках назвал Ольгу Васильевну мамой, сестра, с которой я рос, два года со мной не разговаривала. Она посчитала это предательством.

Когда селяне зашумели о подмене детей в роддоме, родня перестала говорить о супружеской неверности. Но на смену подозрениям пришла другая боль. В школе пацаны попали в один класс. «Учителя-то старые были, еще родителей помнили.  Фамилии подменяли. Андрея называли Титаренко, а Рому Федосеевым», — делятся мамы. К мальчишкам приклеилось клеймо «подмененные». Чужие люди говорили то одному, то другому: «Посмотри, как ты на соседа похож!»

— Андрей настолько был ранимый и эмоциональный. Приходил и задавал вопросы: «Мама, а ты правда моя мама?» Я отвечаю: «Конечно». Побегает, его снова науськают, он спрашивает: «А могут детей поменять в роддоме?» Я успокаиваю: «Нет, такого быть не может!» А как трудно было все это говорить, утаивая слезы, — делится Ольга Федосеева.

Люди бесстыдно лезли в душу. «Моя подруга, бывшая директор школы, как-то сказала: "Так надо было детей поменять". Как можно в 5 лет поменять ребенка! Я не дышала на него, выкормила грудью, он у меня так болел! Как говорят: не та, мать, которая родила, а которая воспитала. Если уж забирать, то сразу двоих», — делится переживаниями Татьяна Николаевна.

В 41 год муж Татьяны, Владимир Титаренко, умер. «Что отец умер рано, я тоже в этом причину вижу. Он очень сильно переживал: ночами не спал — курил, плакал. У него рак желудка случился, но все болезни от нервов», — винит несправедливую судьбу женщина.

«Это фашистское испытание»

Александр Федосеев и Роман Титаренко на последнем звонке. Официально — учитель и ученик, по крови — отец и сын. Фото: Андрей Ильинский.

Обстоятельства сложились так, что семьи имели шанс каждый день видеть друг друга. Татьяна Титаренко работала в местной школе учителем начальных классов, ее супруг преподавал физкультуру и военное дело, а Александр Федосеев — черчение. Врач Ольга Федосеева была вхожа в каждый дом. « Это фашистское испытание. Когда ты точно знаешь, что вот она, твоя кровиночка, через дорогу, ты можешь с ним поговорить, погладить его. Но он не твой. А вот чужой ребенок с тобой живет, но он настолько родной, что ты его не отдашь никому»,— делится Ольга Васильевна.

Они так и не признались сыновьям, что те растут в чужих семьях. Но парни с возрастом сами все поняли. «Мы подслушали разговоры взрослых, люди говорили», — разводит руками Роман Титаренко. Мальчишки дружили с детства, часто ходили друг к другу в гости, дни рождения справляли вместе.

— Однажды Андрей спросил у меня: «Мам, раз у нас день рождения вместе, то мы — братья?» Я сказала: «Да», — рассказывает Ольга Федосеева.

Так и повелось, что по жизни они идут вместе. Даже поступили в один институт на один факультет физической культуры. Когда умер воспитавший Романа Владимир Титаренко, он потянулся к кровному отцу. Они стали близкими людьми. Сейчас Роману и Андрею по 40 лет, они считают, что у них две мамы и два папы. А у внуков сразу две бабушки с отцовской стороны.

— Раньше, когда мальчишки были маленькими, они стеснялись. А сейчас мне даже приятно, что Андрей мне говорит: «Мамуля, привет», — улыбается Татьяна Титаренко.

На вопрос, кого они любят больше, братья и мамы в голос говорят: «Ответить невозможно».

«Мы прожили чужую жизнь»

В 2018 году семьи решили раз и навсегда покончить с сомнениями, терзавшими их всю жизнь. Они обратились в суд, где была назначена экспертиза ДНК. Исследование разрешило неопределенность и подтвердило подозрения. Романа и Андрея действительно воспитывали чужие родители, а родными оказались соседи. Судом также достоверно установлено, что Ольга Федосеева и Татьяна Титаренко рожали в роддоме села Тамбовка.

В 2018 году семьи решились на тест ДНК, который подтвердил их подозрения, под гнетом которых они прожили всю жизнь. Фото: Андрей Ильинский.

Семьи потребовали компенсировать нанесенный моральный ущерб, который они сами оценили в 50 миллионов рублей. Однако Тамбовский районный суд отказал в удовлетворении иска.

— В больнице не осталось ни архивных документов, ни свидетелей — ничего. Люди либо ушли из жизни, либо постарели и ничего не помнят. Нет никаких доказательств того, что подмена случилась именно в роддоме. Звучит только одна точка зрения, однако никто не знает, что произошло на самом деле, — прокомментировала главный врач Тамбовской центральной районной больницы Нина Бредюк.

В защиту своей позиции юрисконсульт местной больницы Ольга Мацак приводит доводы о том, что закон о возмещении морального вреда вышел лишь в 1991 году. По установленным правилам, он не имеет обратной силы. Однако семьи Титаренко и Федосеевых намерены оспаривать приговор в Амурском областном суде. Один из пунктов закона гласит, что если истец испытывает моральные страдания до сих пор, он все-таки может рассчитывать на компенсацию.

— В суде нам задают глупые вопросы: «Вам разрешали общаться? Разрешали друг к другу в гости ходить? Значит, вы прожили счастливую жизнь». И начинают расценивать наши страдания в процентах. Как можно вообще оценить страдания человека вот так?! Только нам известно, что мы испытали за 40 лет. Мы сейчас понимаем, что жизнь-то мы чужую прожили! — возмущен Андрей Федосеев.

«Когда мы начали взрослеть и понимать, что случилось, разве мы не страдали? Мы невольно сравнивали родителей. Иногда в сердцах думали: "Да лучше б я там воспитывался!" И каждый из нашей семьи переживал это вместе с нами. Когда я на общих посиделках назвал Ольгу Васильевну мамой, сестра, с которой я рос, два года со мной не разговаривала. Она посчитала это предательством», — делится Роман Титаренко.

Чужие люди, узнав о судьбе Романа и Андрея, нередко называют их счастливчиками. «Говорят, что мы богатые, ведь у нас так много родственников. Но пережив все это, порой думаем: лучше бы мы вообще ничего не знали», — вздыхают братья.  


Материал впервые был опубликован в «Амурской правде» 04.03.2019 года

Случаи подмены детей в роддомах известны во всем мире. В российской судебной практике есть положительные решения в пользу пострадавших истцов. Так, в 2018 году суд Перми встал на сторону двух пермячек Юлии Савельевой и Риммы Швецовой, дочерей которых подменили в роддоме в 1978 году. Матерям и одной из дочерей, Веронике, постановили выплатить по 1 миллиону рублей. Так как подмена произошла слишком давно и виновных найти не удалось, деньги решили выделить из российского бюджета, — пишет cosmo.ru

Возрастная категория материалов: 18+

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

1
04.03.2019, 14:43

Это ужасно! Думала, в страшном сне такое только приснится может. Разве при рождении ребенка не показали? Я с первой секунды запомнила.

— Ольга Николаевна 100 (гость)
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

В Ромненском районе фермер на грант расширил молочную фермуЭкономика
Гороскоп на 12 июля: к Скорпионам нагрянут гости, а Львы сами отправятся к роднымСоветы
На мосту через Зею образовалась пробка из-за тройного ДТППроисшествия
На Восточный привезли первые части стартового стола ракеты «Ангара»Космодром
Разбившим фотопоинт в Белогорске вандалам ограничили свободуОбщество
В Благовещенске за лето отремонтируют почти 8 километров тротуаровОбщество

Читать все новости

Люди

Пять сыночков и четыре лапочки-дочки: история семьи из амурской Бочкаревки Пять сыночков и четыре лапочки-дочки: история семьи из амурской Бочкаревки
Носатая Мона Лиза: амурская художница перерисовывает женщин с шедевров известных живописцев
«Исключительный человек с ранимой душой»: ушёл из жизни основатель юрфака АмГУ Анатолий Герасименко
Бойцы COVID-ного фронта: истории амурских медиков, получивших награды за работу в «красной зоне»
Амурчанка стала единственной представительницей ДВ на Всероссийском онлайн-выпускном для студентов
Система Orphus