Больше сотни свалок ликвидировали за год вблизи Благовещенска

Экологи не один год бьют тревогу: столица Приамурья обросла свалками со всех сторон. В какой бы сосняк ни заехал, везде натыкаешься на кучи мусора. «Соседство с городом для нас — не только преимущество, но и головная боль. 108 несанкционированных свалок было ликвидировано за 2018 год, и большинство — вблизи областного центра. За год мы вывезли 1404 тонны мусора», — рассказал Сергей Адаменко в последний день работы на посту главы Благовещенского района.  Решит ли эту проблему региональный оператор, который заходит с первого апреля?  И что делается для того, чтобы экологических нарушений вокруг амурской столицы стало меньше? «Амурская правда» пыталась найти ответы на эти вопросы.

«О мусоре эпос можно написать. Утилизация отходов и мусора — тема всеобъемлющая. Она актуальна для всех районов Амурской области, а для нас просто кричащая, — начал серьезный разговор Сергей Адаменко. — Число стихийных свалок в Благовещенском районе катастрофически растет, загрязняя наши леса, землю, подземные источники. Это как раз обратная сторона медали нашего соседства с большим городом. И наше спасение, что принят закон о раздельном вывозе мусора». 

За вывоз и складирование твердых коммунальных отходов в Приамурье будут отвечать пять региональных операторов. «Сейчас мы четко знаем, кто этим вопросом будет заниматься — за чистоту нашего Благовещенского, а также Тамбовского и Ивановского районов и областного центра отвечает компания «Полигон», которая с первого апреля приступит к работе», — пояснил Адаменко.

Только Чигиринский сельсовет затратил на борьбу с несанкционированными свалками в прошлом году около двух миллионов рублей. И это помимо спонсорской помощи организаций и финансовой поддержки администрации Благовещенского района.

— Сергей Владимирович, сельские свалки сегодня вне закона?

— Раньше вся ответственность лежала на нас, а инструмента решения не было. Свалки официальные были в каждом муниципалитете. И финансовое бремя по их содержанию ложилось на сельсоветы и районные администрации. При этом за прием и вывоз мусора деньги с населения брать было нельзя. А бюджеты у большинства муниципалитетов скудные, поэтому часто случались сбои по вывозу мусора. А с определенного времени даже официальные свалки перестали соответствовать нормам экологического законодательства, которое достаточно серьезно изменилось. Требования стали более жесткие. И сельские свалки оказались вне закона. Ни один хозяйствующий субъект района не мог их взять и обслуживать должным образом. Мы рады, что региональный оператор этим займется. Но переход на новую форму вывоза мусора дается нелегко. Горожане на себе глобальных изменений не ощутят, а вот жителей области, ведущих типичный сельский уклад жизни, реформа коснется в большей степени.

Сейчас появляются полигоны, куда будет вывозиться мусор. Конечно, не бесплатно. Расходы заложены в тариф.

— Но люди воспринимают это болезненно.

— Это не удивительно: если раньше ты вывозил мусор бесплатно, а сейчас придется платить, конечно, это всех раздражает. Нового заработка ведь не появилось. Есть такая сложность. Но разъяснительную работу проводим через сельские советы, общественные советы. Надеемся, что понимание со временем придет. Это сделает нашу жизнь чище. Конечно же, не сразу. Нечистоплотные граждане есть и будут.

 Надо ловить за руку и наказывать! Мы уже закупаем видеокамеры.  Возможно, создадим экологические патрули. 

Особую тревогу вызывает пригород Благовещенска. Железного занавеса ведь между районом и городом нет. И предприниматели из областного центра вносят свою лепту в экологический беспредел. Не хочется за сбор мусора платить деньги, да еще и везти далековато. Многие рассуждают: «Зачем я повезу все куда‑то в Моховую Падь, если рядом можно где‑нибудь свалить возле Верхнеблаговещенского?» А мы вынуждены тратить свои бюджетные деньги на зачистку территории. И какие деньги! Только с одного места недалеко от Верхнеблаговещенского ежегодно вывозим по 40 КамАЗов мусора.

— Вы полагаете, региональный оператор сможет эту проблему решить?

— Мы будем помогать. Уже предоставили реестры предприятий, индивидуальных предпринимателей, чтобы они индивидуальные договоры с оператором заключали. Но мы понимаем, что все и всех невозможно охватить. Многие занимаются индивидуальным предпринимательством, тем же квартирным ремонтом, но юридически не оформлены. Конечно, мусор дырочку найдет. Несанкционированные свалки будут появляться, но хотя бы не в таком количестве, как сейчас.

— Система, куда девать мусор организациям и жителям, уже налажена. Но все в одночасье сознательными не станут. Желательно бы еще поставить какой‑то заслон, чтобы даже соблазна не было вываливать мусор куда не попадя. Вы не думали над тем, чтобы установить в определенных местах видеоловушки — такие же, какие используют биологи для съемки зверей?

— Думали. И даже по такому пути пошли. Уже купили одну камеру для видеофиксации экологических нарушений. Сейчас ее обкатываем. Не все так просто, но пытаемся навести порядок.

— Почему в маленьких населенных пунктах объем мусора в разы превышает установленные нормы?

— Мы этот вопрос внимательно изучали и дважды перепроверяли, прежде чем предоставили информацию в министерство природных ресурсов и министерство ЖКХ. Замеры делали и в прошлом году, и в этом. Мое мнение: что касается твердых коммунальных отходов, то их количество и у сельского жителя, и у городского сильно не отличается. Тот же картон селяне могут в печах сжигать. Но больше мусора органического происхождения — это зола, листва, ветки деревьев, выпиленные в саду, и так далее. Потому что у каждого свое хозяйство. Но этот мусор в ТКО не входит. Он не будет убираться региональным оператором. Сейчас на районном уровне прорабатываем схемы.

— Какие, например?

— Возможно, какие‑то предприятия появятся, которые займутся вывозом органических отходов, измельчением той же листвы. Ведь это, по сути, удобрение — компост. От этого загрязнения окружающей среды не будет. И если вывезти гору веток за околицу, конечно, неправильно, но это не преступление против природы. Примерные варианты решения есть. Думаю, по вопросу компостирования органического мусора наладим диалог с сельскохозяйственными предприятиями. Это вопрос технологии. Я не вижу глобальной проблемы в этом плане.