Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №77 (28846) от 23 июля 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
24 июля 2019,
среда

Милые сердцу руины: рецензия на новую драму «Последствия» с Кирой Найтли и Александром Скарсгардом

Кино

Британская актриса Кира Найтли по-прежнему тяготеет к прошлому, которого не знала — в её послужном списке чуть ли не половина проектов представляет собой реконструкцию давно минувших дней. Анну Каренину двукратная оскаровская номинантка уже играла, и этот опыт наверняка пригодился ей в работе над образом главной героини «Последствий», в которых и адюльтер присутствует, и прибытием поезда всё заканчивается. Правда, и начинается тоже. Под руководством британского же режиссёра Джеймса Кента не самый банальный сюжет о любви и вражде превратился в классическую лав-стори, за которую даже немного обидно: в распоряжении постановщика была очень и очень интересная изнанка, с которой он обошёлся довольно пренебрежительно. И всё же за счёт актёрских работ и сдержанного трагизма «Последствия» сумели удержаться на выбранной высоте. 
 

Милые сердцу руины: рецензия на новую драму «Последствия» с Кирой Найтли и Александром Скарсгардом / Британская актриса Кира Найтли по-прежнему тяготеет к прошлому, которого не знала — в её послужном списке чуть ли не половина проектов представляет собой реконструкцию давно минувших дней. Анну Каренину двукратная оскаровская номинантка уже играла, и этот опыт наверняка пригодился ей в работе над образом главной героини «Последствий», в которых и адюльтер присутствует, и прибытием поезда всё заканчивается. Правда, и начинается тоже. Под руководством британского же режиссёра Джеймса Кента не самый банальный сюжет о любви и вражде превратился в классическую лав-стори, за которую даже немного обидно: в распоряжении постановщика была очень и очень интересная изнанка, с которой он обошёлся довольно пренебрежительно. И всё же за счёт актёрских работ и сдержанного трагизма «Последствия» сумели удержаться на выбранной высоте. 
 

Найтли досталась роль Рэйчел Морган — молодой женщины, которая прибывает из Лондона в послевоенный Гамбург, занятый британскими войсками. Комендантом города назначен её муж Льюис (Джейсон Кларк), практически идеальный офицер, который пытается руководствоваться принципами справедливости, несмотря на то, что противник повержен, а руки развязаны. В качестве резиденции градоначальнику предоставляют шикарный особняк, в котором живут и готовятся к отправке в лагерь для интернированных немецкий архитектор Штефан Люберт (Александр Скарсгард) с дочерью-старшеклассницей. Оккупационные власти подозревают владельца дома если не в принадлежности к нацистской партии, то в сотрудничестве с ней — и хотя он ясно даёт понять, что никогда не разделял взглядов, которые привели Германию к краху, основания для более тщательной проверки имеются.

Едва ступив на порог нового жилища, Рэйчел даёт понять его предыдущим обитателям, что испытывает жгучую ненависть ко всему немецкому народу: позже выясняется, что у женщины есть для этого очень веский повод. Несмотря на поведение супруги, разделившей особняк, словно Берлин, незримой стеной неприязни, Льюис решает позволить Любертам остаться: комендант уверен в том, что раз уж война осталась позади, пора начинать восстанавливать, а не продолжать разрушать. Благие намерения укладываются в основание любовного треугольника — и, похоже, иначе быть и не могло. 

Режиссёр пытается показать в картине два разных по масштабу, но равноправных мира: Рэйчел и Штефан покидают дом крайне редко, тогда как Льюису приходится постоянно окунаться в атмосферу разрушенного бомбардировками и не очень-то дружелюбно настроенного города. И там, и там наиболее животрепещущим вопросом остаётся вопрос взаимной ненависти, которая так или иначе находит себе выход — и чтобы остаться людьми и перевернуть страницу, с этой ненавистью нужно что-то делать. Молодым и не утратившим жажду жизни героям Найтли и Скарсгарда в этом смысле проще: как следует выместив друг на друге неприязнь, они трансформируют её в страсть. К тому же для этого имеется старательно подготовленная почва. На национальном уровне проделать нечто подобное вряд ли получится: и коменданту Гамбурга остаётся лишь пытаться сглаживать бесконечные конфликты. И речь не только о побеждённых, многие из которых не готовы смириться с очевидностью поражения и точат ножик на чужеземцев, заполонивших улицы, которые предварительно сами же и превратили в руины. Кент убедительно доказывает, что ржавчина ощущения превосходства одного человека над другим тронула и британских офицеров, и их легкомысленных жёнушек, играющих в высший свет на обломках чужой жизни.       

«Последствия» вряд ли способны подпитать патриотические чувства: это история о том, как пагубно действует война на все без исключения социальные процессы. Оккупированный Гамбург не может забыть о том, как авиация союзников превратила его улицы в огненный ад, в котором сгорели десятки тысяч горожан — точно так же, как о немецких бомбардировках помнит Лондон. Фильм обходит стороной само существование советских войск, чтобы усилить ощущение конфликта между двумя европейскими соседями: и Льюиса происходящее в городе тяготит не меньше, чем разлад в семье. Кларк создаёт образ сильного мужчины, который совершенно раздавлен обстоятельствами — известие о том, что его переводят работать в Лондон, он воспринимает как долгожданное избавление от непосильной ноши. Скарсгард играет совсем другого человека — способного сдерживать эмоции даже тогда, когда собственная дочь называет его трусом, но не готового мириться с посягательствами на самое дорогое, пусть оно и навсегда осталось в прошлом.

Героиню Найтли пребывание между двумя этими полюсами притяжения толкает к нервному срыву: и с учётом недавней личной трагедии, боль от которой не утихает, вместо измены в этом сценарии вполне могло бы появиться самоубийство. Несмотря на то, что фильм постоянно уходит в мелодраматический крен, актёрам удаётся показать главное: все эти персонажи серьёзно ранены. 

«Последствия» вряд ли способны подпитать патриотические чувства: это история о том, как пагубно действует война на все без исключения социальные процессы.

Тоска требует утоления, усиливается, словно жажда — и герои совершают поступки, которые при других обстоятельствах их вряд ли нашли бы понимание, как у окружающих, так и у зрителей. Женщина с готовностью предаёт отдалившегося от неё супруга; мужчинам и в голову не приходит вступить в прямую конфронтацию из-за женщины; предсказуемость финала не отменяет его болезненной сути. Пытаясь справиться с последствиями, персонажи лишь создают новые, не менее губительные — и счастье оказывается мимолётным, и будущее совершенно неуравновешенным. Кент противопоставляет несущей один лишь раздор войне самые напрашивающиеся понятия: музыку, литературу, огонь в камине и уверенность в том, что больше не нужно бежать в бомбоубежище. Немец Люберт изо всех сил старается не участвовать в бойне, даже когда она номинально завершилась. Британец Морган пытается понять, как запустить процесс реабилитации нормальных общественных отношений — и донести это до других, пусть они и настроены скорее на стрельбу из-за угла, нежели на диалог. Британка Морган ищет место для женщины в заполненном отчаянием и ненавистью пространстве, а немка Люберт отчаянно нуждается в материнской ласке. Всё это позволяет совершенно несовместимым людям сосуществовать и строить новую реальность. 

Помещая героев в категорический дисбаланс, «Последствия» и сами далеко не всегда сохраняют равновесие: сюжетную линию о немецком «сопротивлении» Кент рассказывает с плохо скрываемым равнодушием. Из-за этого теряет силу потенциально мощный сценарный ход, превращаясь в ещё одну деталь восстанавливаемой картины событий. Но и на сто процентов любовной драмой фильм не назовёшь: слишком большую власть над персонажами имеют виднеющиеся отовсюду развалины — от этого зрелища не избавиться, даже если закрыть глаза.

Картина не сторонится старомодности, не злоупотребляет стремлением к исторической достоверности, не определяет правых и виноватых — это всего лишь размышление на тему «Европы после дождя», эпизод между двумя сценами на вокзале, попытка напомнить о том, что за создание такое человек. Фильм не разрушает стереотипы (в конце концов, речь в нём идёт о том, что и без того разрушено предостаточно), но с помощью явных и не очень метафор пытается обратить внимание на их обратную сторону. Так или иначе, милые сердцу руины есть у каждого, и именно ему в итоге решать — отправляться на поиски нового, продолжать оплакивать старое или браться за мастерок. 

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

Паль, Кузнецов и врачебные тайны: зрители дождались премьеры сериала «Бихэппи»Паль, Кузнецов и врачебные тайны: зрители дождались премьеры сериала «Бихэппи»
Восстали и ушли: рецензия на новый фильм Джима Джармуша «Мёртвые не умирают»Восстали и ушли: рецензия на новый фильм Джима Джармуша «Мёртвые не умирают»
Спасибо, не надо: рецензия на новый фильм Люка Бессона «Анна» с Хелен Миррен и Александром Петровым
Огонь, вода и всякая ерунда: рецензия на новый кинокомикс «Человек-паук: Вдали от дома» 
Победителей не будет: рецензия на фильм Кантемира Балагова «Дылда»
Друг молодежи: рецензия на новый триллер «Ма» с Октавией Спенсер и Люком Эвансом
Крот апокалипсиса: рецензия на новый фильм «Люди в черном: Интернэшнл» с Крисом Хэмсвортом
Выл ветер и не знал о ком: рецензия на новый фильм «Обитель страха» с Кейтлин Джерард
От суперсилы до могилы: рецензия на новый кинокомикс «Люди Икс: Темный Феникс» с Софи Тернер
Никто не водится со мной: зрителям презентовали сериал от DC «Болотная тварь»
Дочки, матери и другие чудища: рецензия на новый фантастический фильм «Годзилла 2: Король монстров»

Новые конверты-квитанции за воду и тепло вызвали вопросы у благовещенцевОбщество
«Хочу собрать идеального робота»: школьники из Свободного построят электромобилиОбщество
Где бизнесменам жить хорошо: в Приамурье выбрали благоприятные для предпринимательства районыЭкономика
Олег Кожемяко опроверг информацию о переходе в дальневосточное полпредствоВласть
Из юхтинской спецшколы в Свободненском районе сбежали 12 подростковПроисшествия
Сбербанк первым на российском рынке перевел в онлайн-режим услугу по возмещению налогов из бюджетаНовости партнеров

Читать все новости

Кино

Паль, Кузнецов и врачебные тайны: зрители дождались премьеры сериала «Бихэппи» Паль, Кузнецов и врачебные тайны: зрители дождались премьеры сериала «Бихэппи»
Восстали и ушли: рецензия на новый фильм Джима Джармуша «Мёртвые не умирают»
Спасибо, не надо: рецензия на новый фильм Люка Бессона «Анна» с Хелен Миррен и Александром Петровым
Дополненная реальность: рецензия на новый фильм «Однажды в Стокгольме» с Итаном Хоуком и Нуми Рапас
Огонь, вода и всякая ерунда: рецензия на новый кинокомикс «Человек-паук: Вдали от дома» 
Система Orphus