Динозавров мучили опухоли, хондрозы и артрит: итальянский ученый исследует кости амурских ящеров

«Потрясающе!» — отзывается об уникальных останках амурских динозавров итальянский ученый, который почти месяц изучал в Благовещенске кости доисторических животных. 28-летний Филиппо Бертоццо занимается редким направлением — исследует костные патологии ящеров. Оказывается, 65 миллионов лет назад загадочных рептилий мучили раковые опухоли, остеохондрозы и переломы — совсем как современных амурчан. Исследования фрагментов останков наших динозавров войдут в докторскую диссертацию итальянца. Не побывать в Благовещенске, который является одним из центров динозавроведения, энтузиаст не мог. Отличались ли североамериканские и азиатские ящеры, чем страдал знаменитый амурозавр — в эксклюзивном материале АП.

Кладбище динозавров манит иностранцев

«Это моя первая любовь», — отзывается о динозаврах молодой ученый, который уже около полутора лет учится в аспирантуре Королевского университета Белфаста, что в Северной Ирландии. Футболки, кепки с изображениями динозавров, игрушки, сувениры, бесчисленные фотографии в соцсетях из палеонтологических музеев и парков возле скелетов и фигур рептилий  — все говорит о страсти итальянца. Своим исследованием Филиппо Бертоццо занимается на палеонтологические гранты, работу ученого финансируют вуз и Европейское научное сообщество. В Приамурье иностранец три недели собирал материал для докторской диссертации.

Итальянец изучил в Благовещенске кости амурозавра, олоротитана, керберозавра и кундурозавра.

Палеонтологи свозили коллегу на «кладбище динозавров», которое находится на окраине Благовещенска, а также дали доступ к хранящемуся материалу — национальному достоянию России. Амурская область периодически притягивает палеонтологов со всего мира — у нас были ученые из Бельгии, Китая, Монголии, Японии и Германии. Однако исследования палеопатологий проводится впервые. Как говорит известный амурский палеонтолог Юрий Болотский, он неоднократно звал современных патологоанатомов, но никто не приезжал.

Фото: Игорь Агеенко

— У наших динозавров масса переломов, остеохондрозов, опухолей. Я, конечно, знал, что есть раковые опухоли на образцах, но ими не занимался: нужны специальные исследования и знания. Я показал Филиппо всю нашу коллекцию, фрагменты с повреждениями. То, что 65 миллионов лет назад животные болели раком, это очень интересно не только нашей команде, но и, думаю, широкой публике. Наука — это добыча новых знаний, останки нужно изучать со всех сторон. Теперь это войдет в научную работу и будет опубликовано, — радуется заведующий лабораторией палеонтологии Института геологии и природопользования ДВО РАН Юрий Болотский.

Коллекция состоит из тысяч фрагментов, поэтому иностранец работал в лаборатории с утра до вечера без выходных: фотографировал, измерял, описывал амурские сокровища.

В работе итальянец использовал фотоаппарат и компьютер. Палеонтологи мечтают исследовать кости на микротомографе — это не медицинское, а специальное оборудование, с более мощным разрешением. Возможно, это удастся сделать в Москве.

«Fantastic!»

Ранее Филиппо изучал патологии костей динозавров у себя на родине в Италии, в палеонтологических музеях Канады, Британии, США, исколесил разные уголки мира, где идут раскопки, — был в Испании, США, Португалии, Германии, Англии… Итальянец постоянно путешествует, но в России впервые.

— Вся наша коллекция — это коллекция мирового уровня, без ложной скромности. Серьезная и очень большая, поэтому Приамурье он просто не мог не посетить, — объясняет Иван Болотский, который пошел по стопам отца и с детства ездит на раскопки. Филиппо, с которым наши палеонтологи говорят на английском, тут же кивает: по его «fantastic!» становится понятно восхищение без перевода.

— Вы имеете право гордиться своей коллекцией динозавров, потому что она фантастическая! — подтверждает итальянец.

Правда, отсутствие достойного палеонтологического музея для реликтовых находок его тоже удивляет.

— Я много путешествовал, был в Америке, где по количеству материала только четверть от вашей коллекции, но там работают хорошие современные музеи. И, как правило, выставлены только слепки останков динозавров, которые собраны отовсюду, а не из этой местности. У вас можно сформировать на родном материале мощную экспозицию. Амурская коллекция очень важна для всего мира, и нужно обязательно знакомить людей с тем, что было здесь в древние времена, — считает итальянский палеонтолог.

Специфичное направление для своей диссертации — костные патологии — Филиппо выбрал не случайно. В мире темам эволюции и исчезновения динозавров, особенностям внешнего вида, строения ящеров посвящены тысячи научных работ, а вот палеопатологии — лишь несколько десятков.

«Болячки» и травмы амурских ящеров итальянец сравнит с североамериканскими.

Накануне отъезда молодой палеонтолог выступил перед амурскими учеными и рассказал об исследовании. По словам Филиппо, он уже обнаружил около 1 200 костных изменений — это в три раза больше, чем было задокументировано. Ученый исследует орнитоподов — птицетазовых динозавров. У них наибольшее количество патологий: следы переломов, инфекций, опухолей, хондрозов, артриты, которые встречаются и у людей. Специалист надеется понять, по каким причинам формировались отклонения: генетическим, экологическим, продиктованы образом жизни, окружающей средой, питанием.

— Большая часть патологий обнаружена на останках продвинутых орнитоподов — амурозавра и олоротитанах. Я собрал данные о популяции Северной Америки, и мне интересно сравнить их с динозаврами Азии, — объясняет Филиппо Бертоццо. — Некоторые исследователи считают, что остеохондрозы в пальцах конечностей говорят о проблемах в диете. Я предполагал увидеть здесь другую ситуацию. Но тоже обнаружил остеохондрозы. Теперь есть отправная точка, от которой можно изучать специфику. Одинаковая ли была биомеханика — как животное перемещалось.

Специализируется иностранец на динозавровой палеобиологии с упором на патологии: «У меня нет медицинского образования, я восполняю этот пробел. Пытаюсь сотрудничать с ветеринарами, врачами, потому что нужны их знания».

Амурозавр мог погибнуть от саркомы

Про Амурскую область, где обнаружены последние динозавры Азии, молодой итальянец знал давно. С бесценными находками на границе с Китаем он был знаком по исследованиям одного из своих руководителей — ученого Бельгийского королевского института естественных наук Паскаля Годефруа, который помогал изучать наших ископаемых рептилий. Год назад принял решение — лететь. И не пожалел.

— Одно из интересных открытий — обнаружена массивная опухоль на локтевой кости одного из амурозавров, возможно, саркома, которая могла привести к смерти животного. Конечно, мы не можем быть уверены на все сто процентов, что это опухоль, нужно будет разобраться, — поведал Филиппо Бертоццо.

Амурские палеонтологи, кстати, давно мучаются вопросом — как же передвигалось больное животное. «Кость короче почти наполовину, и этот кистевой сустав у динозавра  не работал, поэтому если и скакал, то только на трех ногах, — размышляет Юрий Болотский. — Может, от саркомы и погиб — это был бы хороший детектив, но данных пока маловато».

Благовещенские представители научных кругов поинтересовались у итальянского специалиста версиями о природе опухолей. «Сказалась генетическая предрасположенность или они обусловлены особенностями питания, — озвучил гипотезы ученый. — Мы можем пока сказать лишь, как формировалась опухоль, а почему — нет. Было бы здорово получить генетическую информацию, но с окаменелостей это невозможно».

Много у амурских древних обитателей было патологий, которые называют  остеохондрозом. Правда, в отличие от человеческого недуга, у рептилий их часто обнаруживают на стопах – фалангах пальцев ног. «Между ними присутствует хрящ, который развивается на протяжении жизни, но по неизвестным нам причинам хрящ истончался и исчезал. Фаланги начинали тереться друг от друга. Хочется выяснить причины — это  особенности диеты или движения», — поясняет Филиппо. 

Также были патологические возрастные изменения в костях очень преклонных доисторических животных. Например, один из канадских динозавров из-за отростка на шейном позвонке,  скорее всего, жил с горбом. Часто встречаются и различные сращения позвонков – один такой пример иностранец также нашел в  амурской  коллекции. 

Всех секретов исследования Филиппо раскрывать не стал. Но отметил, что костная ткань амурских динозавров оказалась плотнее североамериканских. «Мы пробовали изучать, как у динозавров регенерировались кости с помощью гистологических срезов. Сравнивали ткани здоровой кости и патологической. Но не обнаружили заживших — на момент смерти процессы заживления продолжались. Когда мы находим патологию, нельзя сказать пережило ли животное это повреждение», — рассказал итальянец.

Больше всего заезжего ученого впечатлил наш знаменитый Ванюша — останки олоротитана, в переводе с латинского «лебедь-великан». Его уникальность в практически целом скелете динозавра. Ящер был найден в Архаринском районе и прославил российскую палеонтологию.

Итальянец с любопытством осматривал находку, задокументировал и похвастался коллегам. «Потрясающе!» — сопроводил Филиппо в «Фейсбуке» снимок гигантской кости.

Селфи Филиппо с уникальными останками олоротитана. Страсть ученого  к ящерам можно заметить и по футболке с динозавром. Фото: Facebook

Дизавромания с детства

Динозаврами Филиппо «болеет» почти с пеленок. Хотя родители будущего ученого не имели никакого отношения к истории. «Я первый, кто получил серьезное высшее образование и решил заниматься наукой. В семье в основном фабричные рабочие, фермеры и священники», — признается итальянец. Вся его жизнь посвящена загадочным рептилиям. В свободное время ученый увлекается настольными ролевыми играми и видеоиграми, чтобы «разгрузить мозг».

В Благовещенске Филиппо Бертоццо больше всего понравилась набережная Амура, удивила его и самобытная дальневосточная природа. В «Фейсбуке» иностранец также отметил коммунистическое наследие — знамя в музее и здание АОДНТ (бывший ДОРА). Гость с удовольствием пробовал китайскую кухню, похвалил пиццу в одном из заведений, а вот окрошку не оценил — просто не понял. Итогами работы в России палеонтолог остался доволен и сказал, что обязательно вернется. На память из Приамурья иностранец увез не привычные мед или икру, а паштет из медвежатины — изображение хозяина тайги на банке привлекло внимание палеонтолога. Также он прикупил «удивительных» чипсов с крабом.