Спасенный советскими врачами китаец Мэн Сяньго встретил юбилей в кругу амурских родственников

«Китайский мальчик» Мэн Сяньго, в середине XX века спасенный советскими врачами в Приамурье, собрал русских родственников в Хэйхэ на свой юбилей. 65-летие он встречал с родными Валентины Дорошкиной и Валентины Филатовой, которые в далеком 1958 году, будучи практикантками в Тыгдинской больнице, пожертвовали обгоревшему малышу из КНР свою кожу.

Новые родные

Уникальную историю, ставшую символом самоотверженности и международной дружбы, «Амурская правда» рассказывала недавно. Этим летом, спустя 61 год после страшного пожара, Мэн Сяньго с семьей впервые приехал в Россию, чтобы отыскать своих спасителей и лично сказать им спасибо. Ступая на амурскую землю, он не знал, что доноров кожи уже нет в живых. Однако после сюжетов на региональном телевидении в Амурской области нашлись родственницы обеих Валентин.

С большой семьей Дорошкиных Мэн Сяньго с супругой и дочерью успели увидеться в Приамурье во время своего визита в июне. Они побывали на могиле Валентины Дорошкиной вместе с сестрами героической медсестры. А вот дочь Валентины Филатовой — Елена Гайнулина — вышла на связь с журналистами позже.

— Я увидела сюжет по телевидению о встрече Мэн Сяньго с семьей Дорошкиных. Также давали объявление, что разыскиваются родственники Валентины Филатовой, моей мамы. Так мы нашлись. После я с дочерью и внуком побывала в Новобурейском, в гостях у Маргариты Александровны — сестры Валентины Дорошкиной. Пили чай, разговаривали. Мне до сих пор не верится, что тот самый китайский мальчик нашелся, что о маме теперь будут знать! — со слезами рассказывает Елена Гайнулина.

Елена Гайнулина не успела оформить загранпаспорт, чтобы приехать на юбилей к Мэн Сяньго. Но 6 июля на день рождения к «китайскому мальчику» отправилась ее дочь Валентина Коломентьева. Русскую родню встретили на таможне, заселили в гостиницу и пригласили в ресторан — все за счет принимающей стороны.

— У нас была беседа с Мэн Сяньго, его супругой и дочерью. Я рассказывала о своей бабушке все то, что мне когда-то рассказывала мама. Им было очень интересно, какой бабушка была при жизни. Когда я сказала, что бабушка рано умерла, Мэн Сяньго искренне расплакался. Говорил, что сожалеет о том, что не смог ей сказать спасибо. Сказал: если бы она была жива, он бы забрал ее к себе и обеспечил ей жизнь. С его дочерью Мариной мы обменялись телефонами. У нее есть маленькая дочь. Когда она узнала, что у меня маленький сын, пригласила нас в Харбин и сказала: «Может быть, наши дети подружатся», — поделилась Валентина Коломентьева.

Внучка Валентины Филатовой Валентина Коломентьева на юбилее Мэн Сяньго.

«Ни на один день за шестьдесят лет мой отец не забыл эту историю. Когда я была ребенком, он говорил, что надеется однажды приехать в Россию. Я счастлива, что мы нашли русских родственников. Хотя мы и говорим на разных языках, я чувствую их сердца», — рассказала «Амурской правде» дочь «китайского мальчика» Мэн Циньюй, которую русская родня нарекла Мариной.

«Я расскажу о бабушке детям»

Валентина Филатова всю жизнь прожила в поселке Бекетово Магдагачинского района — работала фельдшером и акушеркой.

— Мама никуда не отправляла никого, всех рожениц сама принимала. С больными сидела до последнего, не отходила, пока человек не выздоровеет, пока легче ему не станет. Рядом была военная застава — она и солдат лечила.  Я всегда удивлялась, как она справлялась и все успевала! — делится Елена Гайнулина.

Валентина Филатова ушла из жизни в 30 с небольшим. «Когда они были на сенокосе, началась сильная гроза. Ударила молния — люди упали. Все поднялись с травы, а мама так и осталась лежать. Подошли к ней, а у нее одежда обгоревшая и сумка обожжена. На похороны к маме приехал военный оркестр из города Сковородино. Мне тогда было 11 лет», — с горечью рассказывает дочь советской медсестры. В семье всегда помнили историю о спасении китайского ребенка.

— У мамы на правом бедре был прямоугольник сантиметров 10 на 17, а на нем ровные белые кружочки. Я маленькая все время спрашивала, что это. А она рассказывала, что здесь у нее взяли кожу для китайского мальчика. Когда мамы не стало, мы помнили эту историю. Дома хранилась уже старая пожелтевшая газета. Я детям всегда говорила: «Мама прожила такую короткую жизнь, но столько сделала для людей», — рассказывает Елена Гайнулина.

Валентина Филатова стала донором кожи для китайского ребенка в 17 лет.

Еще при жизни Валентине Филатовой пришло благодарственное письмо от председателя КНР Мао Дзэдуна. Внучка знаменитой Валентины гордится, что получила имя в ее честь.

— Бабушка пожертвовала кожу, когда ей было всего 17 лет, она была совсем молодой девчонкой, сиротой — у нее мама рано погибла. Я думаю, для нее это был не героический поступок. Она посчитала это своим долгом, ведь ее профессия — лечить людей, она сделала это от чистого сердца. Я собираю все статьи и фотографии, чтобы потом рассказывать о бабушке детям, –  хранит семейную историю Валентина Коломентьева.

Китайский фильм назовут «Наш мальчик»

История Мэн Сяньго станет сюжетом для фильма, над которым сейчас работает телевидение провинции Хэйлунцзян.

— На Центральной киностудии новостей в Пекине мы нашли документальный фильм о дружбе между Китаем и Советским Союзом под названием «Великая дружба». В фильме есть 4-минутный сюжет о Мэн Сяньго, который вызвал у нас большой интерес. В этом году исполняется 70 лет со дня установления дипломатических отношений между Китаем и Россией. Этот инцидент очень показателен и иллюстрирует традиционную дружбу между китайским и русским народами. В начале 2019 года через друзей из провинции, где живет Мэн Сяньго, мы нашли его телефон и связались с ним. Оказалось, что он тоже хочет поехать в Россию, чтобы найти докторов и медсестер, которые помогли ему в прошлом. Ключом к поиску был только маршрут спасения Мэн Сяньго. Во время съемок мы стали свидетелями трогательной встречи Мэн Сяньго, родственников советских медсестер и потомков докторов, оказавших первую помощь. Все они искренне гордятся тем, что произошло в прошлом, и каждый надеется, что этот визит — только начало. В будущем они передадут эту историю близким, — рассказал «Амурской правде» заместитель начальника отдела документальных фильмов телевидения провинции Хэйлунцзян Дун Чанцин.

После работы в России китайские документалисты решили переименовать фильм, которому заранее придумали название «Кровная дружба».

— Во время съемок мы узнали, что врачи и медсестры, которые спасли Мэн Сяньго, сердечно называли его нашим мальчиком. Фильм теперь переименован и так и будет называться — «Наш мальчик». Этот заголовок полон любви и запомнится зрителям. Ожидается, что фильм будут транслировать на Центральном телевидении Китая и некоторых российских телеканалах в октябре. Его увидят десятки миллионов людей, — уверен Дун Чанцин.