Региональная общественно-политическая газета
Свежий выпуск: №115 (28884) от 5 декабря 2019 года
Издается с 24 февраля 1918 года
8 декабря 2019,
воскресенье

Бывший сельский бригадир возрождает единственный в Приамурье таежный храм-ферму

«Меня трижды выгоняли из церкви»

Люди

Необыкновенный храм притягивает путешественников в Зейском районе. Деревянная обитель стоит в 10 километрах от Зеи — это единственный в регионе православный приход, возвышающийся среди тайги. К нему не идут автобусные маршруты — верующие сами находят дорогу к святому месту, где успокаивается душа. Монастырь возрождали на бывшей хозяйственной базе. За Богом в северную глушь отправились четыре монахини. А затем вера привела сюда благотворителей, отстроивших церковь с нуля. Сегодня таежный приход известен и как крупная ферма, где настоятель с супругой держат около 500 птиц, коз и пасеку. О непростом духовном и жизненном пути основателей храма батюшка Владимир Мельников и его прихожане рассказали «Амурской правде».

  • В церковь переданы частицы мощей великомученицы Варвары. Прихожане верят: они исцеляют от болезней.

Бога в душе пронесли через два века

20 лет назад здесь зарастала бурьяном хозяйственная база Зейской ГЭС.

— В конце 90-х в Амурской области не было ни одного женского монастыря. Обратились к владыке, тогда еще Гавриилу, было решено возродить церковь в Зейском районе. В начале 2000-х ГЭС пожертвовала это место епархии, — рассказывает о первых шагах прихожанка Лариса Соколова.

В заброшенной зоне появилась монашеская келья Богородично-Албазинского женского монастыря, церковь была скромной, придомовой. Веру поддерживали четыре монахини: с раннего утра до заката они трудились и молились. Как рассказывает прихожанка современного храма Людмила Федорова, одной из первых монахинь стала ее мама Аниссия Лузянина.

— Моя мама родилась 1927 году в Башкирии. В ее роду был еретик, которого забрали за веру в 37-м. И больше никто его живым не видел. Но вся мамина родня верила в Бога. Я помню, у бабушки икона висела, когда было запрещено. Она молилась, а мы посмеивались, — вспоминает Людмила Федорова.

Когда мне было 12 лет, я начал задаваться вопросом, для чего живу. Это был конец 70-х, атеизм, я искал Бога и не мог его найти

После переезда в Зею Аниссия Лузянина пела на клиросе перед церковным алтарем. А когда образовался Богородично-Албазинский женский монастырь, ушла сюда: приняла монашество и стала матушкой Августой. Ей было за 70. У сподвижниц матушки были нелегкие судьбы. Матушка Евдоксия тоже родилась в светские советские времена. Ей было 10 лет, когда со школьной скамьи она отправилась на войну. «Окончила всего два класса и в 1941 году начала свою трудовую деятельность в тылу: сеяла хлеб, управляла лошадьми. Ребенком выполняла непосильную работу», — передает рассказы монахинь Людмила Федорова. Бога в душе она сохранила благодаря матери.

— Днем запрещали молиться, и мама водила детей на тайные молитвы ночью. Еще маленькой девочкой стала петь дома, где на молебны собирались односельчане. Когда матушка Евдоксия узнала, что организуется монастырь, хозяйство свернула, забрала свою буренку и пришла сюда жить. Все деньги, которые у нее были, пожертвовала церкви,  — продолжает Людмила Федорова.

Вскоре таежная обитель стала местом притяжения для православных. В 2009-м здесь установили поклонный крест на месте будущей церкви. Началось строительство с помощью меценатов. В 13-м деревянный храм был возведен. Первые монахини уже ушли из жизни, они похоронены на этой земле. Как рассказывают их последователи, святое место переживало разные времена.

— После смены владыки головной монастырь перенесли в село Среднебелое Ивановского района. Реорганизация сказалась болезненно. Раньше было большое хозяйство со своими угодьями, много техники, свои яйца, молоко и творог продавали. После все стало приходить в упадок, речь шла о закрытии. Но Господу было угодно сохранить это место. Было решено преобразовать его в приход храма Великомученицы Варвары, — рассказывает прихожанка Лариса Соколова.

Птичий двор

В разные годы приход окормляли разные священники. Сегодня настоятель — отец Владимир. Батюшка с семьей служил в селе Овсянка, владыка благословил его вести службы и под Зеей. Каждые выходные священник с супругой Аллой привозили в храм молитвы.

— В ноябре прошлого года владыка благословил меня на постоянное место проживания в этом храме. Мы с матушкой постепенно переехали, — рассказывает отец Владимир Мельников.

«Здесь ничего не было. Хозяйство сами завезли. Дел теперь у нас много: есть куры, гуси, утки и цыплята — всего около 500 птиц. В пять утра отец Владимир встает: кормит, доит, траву косит», — ведет на экскурсию матушка Алла. Птичий двор отстроен руками батюшки, скирды сена накручены им же.

У семьи священника большое хозяйство. Птичий двор и подсобные помещения батюшка строит своими руками.

— Я вырос в большой семье, семеро детей было. Сельское хозяйство знакомо с детства. Печки кладу сам, стеклю, строю, крышу крою. Все своими руками, — по-хозяйски рассказывает батюшка.

Недавно отец Владимир обзавелся пасекой. От деревенской православную ферму отличают только ежедневные молитвы.

От сторожа до настоятеля

Так повелось, что в таежный храм попадают проверенные Богом люди. Уроженец Читинской области, будущий батюшка Владимир рос в светской семье, где никто не носил на груди крестик.

— Когда мне было 12 лет, я начал задаваться вопросом, для чего живу. Это был конец 70-х, атеизм, я искал Бога и не мог его найти. Мне был 21 год, когда я попал в храм Воскресения Христова в Чите. Зашел и понял: вот оно — мое, — признается священник.

В 2013 году решением Священного синода монастырь преобразован в подворье, в этом же году переименован в Варваринский.

«Из храма меня выгоняли трижды! Я не знал, что попрошайки, которые на паперти стоят, — это не служители церкви. У меня не было денег им подать, а они говорили: «Иди отсюда!» Только потом понял, что так Бог меня испытывал», — вспоминает путь к вере отец Владимир. Первый же приход в церковь стал для него решающим.

— Покрестился, стал ходить все чаще и чаще. А когда мама заболела, ездил молиться каждый день, — рассказывает повесть о жизни батюшка.

По профессии простой бригадир попал под сокращение. И неурядицы в жизни вновь привели его к Богу — устроился работать церковным сторожем. «Трижды приходил один и тот же сон: как меня поставили на комбайн поле убирать. Я рассказал о видении на исповеди. И батюшка Владимир Фомичев сказал мне: «Скоро ты станешь священником». После этого он начал называть меня «отец Владимир», — хранит в памяти знаковые события настоятель. Молва о набожном охраннике дошла до преподавателя семинарии, будущего Читинского и Забайкальского епископа Иннокентия. Телеграммой он вызвал Владимира Мельникова на учебу.

— Перед рукоположением владыка назначил меня в Завитинск. Это было в начале 90-х, я оказался лишь четвертым священником в Амурской области, — продолжает отец Владимир.

Батюшка Владимир Мельников с супругой, дочерью и прихожанами.

В выборе судьбы священника Владимир Мельников не усомнился. «Я находил утешение и радость в том, что приведу людей к Богу. Чем ближе к Богу, тем легче переносить скорбь. Я чувствую его покровительство и помощь», — делится сокровенным настоятель.

Рука об руку с мужем идет матушка Алла. Больше 30 лет назад их тоже свел Бог.

— Мы в Молдавии до переезда на Дальний Восток жили, там вера сохранилась. Познакомились с Владимиром, полюбили. Мама мне сказала, когда я замуж собралась: «Только не за священника!» — делится теплыми воспоминаниями Алла Сергеевна.

Матушка и батюшка вместе заселяют в души амурчан православие. «Сейчас мы в Овсянке церковь строим, купола будут золотые. Раз в месяц по бездорожью за 100 километров ездим на службы в поселок Юбилейный», — рассказывает матушка, выбравшая скромную жизнь супруги священника.

— Вот родинка у меня над коленом. Никогда выше ее юбки не носила! — улыбается светлая женщина.

Возрождение женского монастыря

Первый и единственный женский монастырь появился в Приамурье в начале XX века. Богородично-Албазинский Свято-Никольский храм открыли в Благовещенске, где была учреждена женская монашеская обитель. В 1920-м ее закрыли. Возродить церковь удалось только в новом веке — в 2001 году на бывшей хозяйственной базе Зейской ГЭС. Спустя еще десять лет на ее территории был освящен храм в честь Албазинской иконы Божией Матери. В 2013 году решением Священного синода монастырь преобразован в подворье, в этом же году переименован в Варваринский. Недалеко от монастыря протекает Теплый ключ, который не замерзает даже зимой. Воду в нем считают целебной.

Добавить комментарий

Забыли?
(Ctrl + Enter)
Регистрация на сайте «Амурской правды» не является обязательной.

Она позволяет зарезервировать имя и сэкономить время на его ввод при последующем комментировании материалов сайта.
Для восстановления пароля введите имя или адрес электронной почты.
Закрыть
Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев пока не было, оставите первый?
Комментариев пока не было
Комментариев пока не было

Материалы по теме

В церковь переданы частицы мощей великомученицы Варвары. Прихожане верят: они исцеляют от болезней.В церковь переданы частицы мощей великомученицы Варвары. Прихожане верят: они исцеляют от болезней.

Фото: Андрей Ильинский

Акция по сбору пластиковых бутылок и макулатуры пройдет в БлаговещенскеОбщество
Дикие кабаны в Архаринском районе массово погибли от АЧСПроисшествия
Гороскоп на 8 декабря: Рыбы узнают тайны чужих любовных отношений, а Близнецы – рецепт счастьяСоветы
Поддельную пятитысячную купюру обнаружили в одном из банков БлаговещенскаПроисшествия
В Приамурье пройдет первый конкурс среди юных фигуристокОбщество
В Благовещенске открыты 13 катковОбщество

Читать все новости

Люди

«Ромашка» для Духовского: как предпринимательница организовала магазин для 60 селян «Ромашка» для Духовского: как предпринимательница организовала магазин для 60 селян
«Тренируется дома»: школьница-гиревик из амурской глубинки стала чемпионкой России
«Моя мадама»: Пигмалион из Тынды изваял женщину из водопроводных труб
Педагог из Благовещенска учит мам и пап по всей России делать уроки с детьми
Матери пятерых детей из Благовещенска подарили микроавтобус
Система Orphus