Избивал, а потом убил: врач из Новобурейского признался в убийстве жены

Могила Елены Лепехиной на кладбище Буреи утопает в цветах — искусственных и настоящих. 30-летняя амурчанка стала жертвой домашнего насилия. Ее убили в пустом офисе с неработающей камерой видеонаблюдения — в страшном преступлении признался муж, с которым она находилась в стадии развода. Освободиться от тягостного брака молодая женщина должна была 12 октября. Но не успела. История семейной трагедии — в репортаже «Амурской правды». 

Был спокоен и вытер руки

26 сентября на утреннем автобусе, в 8:20, Елена, как обычно, поехала на работу из Буреи в Новобурейский. Елена работала бухгалтером в местной строительной компании «Универсал». Фирма занимается ремонтами, установкой окон и дверей. К девяти часам она была в кабинете. А спустя 10-15 минут ее не стало. Убийца вошел в офис и ножом перерезал ей горло. В официальных бумагах это назвали «обширной глубокой раной на передней поверхности шеи».

Офис строительной компании находится в большом двухэтажном здании. Кабинет «Универсала» расположен на первом этаже, на втором — кафе «Вариант». По словам некоторых новобурейцев, Елена кричала, но никто не пришел ей на помощь. «Мы ничего не слышали!» — говорит менеджер по закупкам «Варианта» Татьяна Стрыкова. Во время убийства она была в кафе. 

На похороны Елены Лепехиной 28 сентября собрался практически весь поселок. Проститься с молодой женщиной пришли ее коллеги из разных мест работы, одноклассники, да и незнакомые с ней люди, шокированные трагедией.

— Да, говорят, что она сильно кричала, а никто не помог. Но вы сами видите, какое огромное здание, стены толстые. Шума не было слышно. Я пришла к восьми утра, а вместе со мной и весь административный персонал. Повара вообще с пяти утра на месте. То есть в минуты, когда все произошло, в здании кафе находилось человек восемь, но никто из нас не слышал криков, — рассказывает Татьяна Стрыкова.

Посадочные столы и касса кафе расположены на втором этаже, а на первом находится общий туалет. С утра Татьяна Стрыкова пошла мыть руки и увидела, что раковина вся в крови.

— Я сразу догадалась, что убийца Лены заходил к нам. У нас есть камера, которая просматривает все внутренние помещения. Кровью была заляпана вся раковина, стены в брызгах. На камере видно, как он спокойно зашел в уборную и даже дверь не закрыл. Видно, как он помыл руки, вроде бы вытер их платком, потом что-то в сумку положил. Он такой спокойный был, в руках ножа не было видно. Все произошло в 9:17. Мы с ним разминулись буквально на три-четыре минуты. К нам сразу полиция приехала и посмотрела записи. На видео четко видно лицо мужчины, — пояснила сотрудница кафе.

В раковине уборной кафе «Вариант» убийца отмывал руки от крови своей жертвы.

Преступник с места преступления скрылся. Тело Елены полиция нашла примерно спустя час после убийства, в 10:35. Подозрение сразу пало на мужа Елены — Михаила Лепехина, врача станции скорой помощи Новобурейского и по совместительству врача-терапевта, заведующего поликлиникой поселка Прогресс.

Ориентировка на розыск с портретом мужчины прошла не только по всем постам полиции, но и дошла до обычных амурчан: кто-то выложил снимок документа в соцсети.

Тем временем подозреваемый уехал в Благовещенск, откуда планировал покинуть Амурскую область, говорится в постановлении Бурейского районного суда об избрании меры пресечения подозреваемому по делу.

У убитой Елены Лепехиной осталась 10-летняя дочь. Она будет жить с бабушкой и дедушкой по маминой линии, это решение поддержал родной отец девочки.

В бегах Михаил Лепехин выходил на связь с семьей жены. Вечером в день убийства брат Лены получил от него в «Одноклассниках» улыбающиеся смайлики со словами «Что, жива еще?», а двоюродному брату убитой написал: «Хочешь — приезжай, положу рядом».

Полиция нашла Лепехина спустя два дня, 28 сентября, в 5 часов утра. Он прятался в лесу в районе села Верхнеблаговещенского. В тот же день врача допросили. На первой же встрече со следователем Михаил признался в убийстве. По решению суда его поместили в СИЗО на два месяца. Ему грозит до 15 лет лишения свободы.

Бойкая девчонка стала серой мышью

Родители Лены — Андрей и Светлана Кочкины — живут в небольшом доме на улице Первомайской поселка Бурея. Теперь здесь надолго поселились горе и слезы. Вместе с Кочкиными живет десятилетняя внучка — дочка погибшей. Маленькая Даша держится лучше взрослых. Спустя неделю после смерти мамы Даша не плачет, а успокаивает убитых горем бабушку и дедушку.

 — О смерти Лены мне сообщила моя младшая дочь Катя, — рассказывает мама Лены Светлана Кочкина. —  Звонит, спрашивает, как у Леночки дела. Я говорю, все отлично, пошла на работу. Потом звоню Лене, а она недоступна. Затем Катя перезванивает и говорит: «Лена мертва». Я мужу кричу: «Быстрей поехали, может, какая-то надежда есть!» Мы приехали, а она мертвая. Катя продавцом в магазине работает. Пришла к ней женщина, ее всю трясет, и говорит, что что-то случилось в «Универсале». Катя давай Лене звонить, потом мне. Так и узнала она. В офис Лены сначала мой сын поехал. Увидел ее, она лежала распластанная, шов на шее 14 сантиметров. Когда я заглянула внутрь, полицейские тесак на лист А4 положили.

Вечером в день убийства брат Лены получил от Михаила Лепехина в «Одноклассниках» улыбающиеся смайлики со словами «Что, жива еще?»

С Михаилом Лепехиным, уроженцем Тынды, Елена познакомилась примерно год назад. Расписалась пара этим летом, 27 июля, без пышной свадьбы. Спустя месяц официальной совместной жизни Елена подала на развод. Причина — побои. Родители погибшей говорят: врача преследовала маниакальная идея — он сильно и буквально с первых дней знакомства хотел от Лены ребенка. Но у них все никак не получалось, пара даже ездила к специалистам в Благовещенск. Мечта мужчины сбылась: Лена забеременела, но через три месяца случился выкидыш.

— В последние дни разговаривали с ней, когда морковь с огорода убирали, я спрашиваю: «Лена, как, что у вас?» А она мне: «Мам, если я тебе скажу, ты просто обалдеешь». Она фотографировала на телефон побои, синяки на лице. Когда начались проблемы, Лена сразу переехала к нам в Бурею, — продолжает Светлана.

Отец погибшей уверен: Михаил заранее готовился к преступлению.

— Вместе с Леной в кабинете сидели два адвоката, они арендуют там офис. Так вот, он приходил к одному из них накануне убийства, в среду, 25-го числа, что-то узнавал, осмотрел помещение, увидел, что стоит одна камера, но она отключена. Каким-то образом сопоставил, что на следующий день Лена будет в кабинете одна. У себя на скорой он попросил слесаря наточить ножи, сказал, что мясо купил, а ножи тупые, — объяснил Андрей Кочкин.

— Лена мне рассказывала, что он приходил накануне, сидел тихонько, с ней даже не разговаривал, как в рот воды набрал. В ее сторону даже не глядел. А она своими делами занималась, руки тряслись от волнения, — добавила Светлана Кочкина.

В Новобурейском Михаилу принадлежит участок земли прямо напротив станции скорой помощи Новобурейского — это территория бывшего рынка.

Когда между Еленой и Михаилом начались первые размолвки, родители вспомнили резонансную историю в детском саду Благовещенска: два года назад, в ноябре 2017-го, муж зарезал молодую жену на пороге детского сада. Погибшая Татьяна Середенко тоже родом из Бурейского района.

— Я ему говорю: «Не сделай с Леной, как с Таней Середенко, она же тоже наша, бурейская». Он мне: да что вы, у меня рука не поднимется. Вот видите, поднялась, — сдерживая слезы, говорит мама убитой.

По мнению родителей, супруг угнетал их дочь. По их словам, за год отношений Лена из веселой и бойкой молодой женщины превратилась с тихую, застенчивую мышку. К тому же она сильно похудела — сменила одежду с сорок восьмого на сороковой размер.

— Он сразу не понравился нашей внучке, Лениной дочери Даше, не лежало к нему сердце, не тянулась она к нему, нам он тоже не нравился. Мы толком-то не знаем, как они познакомились, как они жили, Лена нам практически ничего не рассказывала. Когда дочка ушла от него, он чуть ли не каждый день ее преследовал. Конфеты приносил Даше. Я внучке говорила, не вздумай их есть, — вспоминает Светлана Кочкина.

Врач как врач

Михаил Лепехин переехал в Бурейский район два года назад по программе «Земский доктор». До этого он работал на станции скорой помощи Благовещенска. В столице Приамурья у него осталась несовершеннолетняя дочь. По условиям программы, все врачи, решившие трудиться на селе, получают единовременную выплату в миллион рублей. На эту сумму Михаил, по словам новобурейцев, купил себе участок земли прямо напротив станции скорой помощи Новобурейского — это территория бывшего рынка.

Молодой врач стал единственным врачом-мужчиной в коллективе. Всего на станции работают три доктора и четыре фельдшера. Коллеги характеризуют его как профессионала. Случившееся с Еленой Лепехиной в их голове никак не укладывается.

— Врач как врач, все по своей работе делал, никогда не проявлял агрессию. Как они с Леной жили, мы не знаем, он никогда не распространялся о своей личной жизни. По характеру тихий, спокойный. Бабушки его любили, он с ними, как и с другими пациентами, всегда был вежливый, обходительный, — рассказали «Амурской правде» сотрудники станции скорой помощи.